в Иркутске 04:13, Окт. 19:t -2°C

Священный бренд Алханая

Автор:Павел Щербина(telets)
Опубликовано:13.01.2009
Ключевые слова: Алханай, Бурятия, буддизм, шаманизм

Желающих съездить на Алханай было больше, но "уазик" вместил только двенадцать человек, и, то впритирку. Днем раньше мы вернулись с соленых озер "Холбольдже–нор", которые славятся целебными грязями и пиявками, и вот снова в дорогу. Все замечательно, мы здорово тусуемся, но бурятское солнце в середине июля, это форменный изверг. Порой кажется, что ты находишься в духовке, и от тебя вот-вот пойдет дым. Лезть в раскаленный "уазик" было страшно, однако другой такой возможности могло и не появиться, а увидеть Алханай хотелось больше чем Париж &ndahs; я не лукавлю.


Национальный парк Алханай, это место на все случаи жизни… Паломник ты, или турист. Отдыхающий, или пациент. Будь хоть кем ты, езжай, и не прогадаешь. Агинцы говорят, что это местная достопримечательность, но мне кажется надо смотреть шире. Как-никак это единственный в России комплекс культовых и природных памятников. Горы, пещеры и источники его овеяны легендами и приданиями. Жители Ара-Халки, как когда-то называлось Забайкалье, поклонялись Алханаю еще с доламаистских времен. Шаманы совершали здесь свои жертвоприношения, а ламы с Тибета приходили сюда еще до распространения буддизма в Бурятии, которое началось в начале XVIII века. Это место их притягивало. В соответствии с астрологическими вычислениями, Алханай является местом посещения Среднего (земного) мира Высшим, и занимает шестую позицию по степени святости в буддийском мире. Если не интересны духовные сокровища Алханая, то чистейший воздух, настоянный на хвое кедров и сосен, целебные источники, горные тропы и скальные образования фантастических форм, притягивают к себе, вместе с паломниками, и всех остальных. Нас ровно двенадцать человек – точь в точь, как в киноленте Никиты Михалкова. Компания разношерстная: семеро священнослужителей из Цугольского дацана, трое десятилетних пацанят, и мы с коллегой из Ангарска. Садимся в машину, и едем на Алханай.


От села Цугол до Алханая около двухсот км. Внутри машины, по которой долбит бешеное солнце, находиться очень непросто. Десятилетний Бато кашлял, и его отец – Сокто попросил форточку в салоне "уазика" не открывать. Сам Сокто-лама за рулем, у него форточка открыта, но до нас прохлада не доходила. Когда душегубка была невмоготу, приходилось забыть про Бато, и немного приоткрыв форточку подышать свежим воздухом.

Собрались спонтанно. Где остановимся, где будем ночевать – никто не знал. Мои знакомые из Читы недавно поехали на Алханай, но на КПП их не пропустили. Количество отдыхающих регламентируется. В кемпингах и юрточном городке мест могло не быть, а палатки ставить запрещено. Все эти меры направлены на то, что бы Алханай не превратился в мусорную свалку наподобие "Аршана", где в разгар сезона негде упасть яблоку от обилия отдыхающих, которые, к тому же очень усердно там гадят. Именно поэтому мы взяли с собой много еды, одеяла и матрасы. Палатки, на всякий случай тоже взяли. Была уверенность, что не пропадем, и где-нибудь да приткнемся. Для администрации Алханая, если возникнут трудности, мы приготовили, на сто процентов правдоподобную историю, что мы снимаем документальный фильм про Цугольский дацан, а поскольку Алханай и Цугол связывает очень многое, то кое-что надо отснять и здесь.

Из всех нас на Алханае был только Сокто-лама. Он хорошо знал дорогу, и когда мы проехали деревню Дульдурга, он указал на приближающиеся вершины Алханая.

Подъезжали, когда уже смеркалось. В принципе, вся дорога должна была занять не более четырех часов, но пересекая различные населенные пункты, машина останавливалась, потому что у кого-то из нашей группы обязательно в этом месте проживали родственники. Приходилось, либо ждать его в машине, либо заходить на чай… У меня, за полугодичное общение с агинскими бурятами сложилось впечатление, что все они, сплошь и рядом состоят из родственников или одноклассников. Настолько их "мир тесен", что с кем бы ты ни общался, о ком бы ни говорил, очень часто можно услышать: "Он мой родственник", "Мы с ним родственники". Одноклассники, это тоже своеобразный "родственный" клан. Даже через пятьдесят лет после окончания школы бурятские одноклассники держатся друг за друга, словно связаны кровными узами… Они постоянно собираются вместе. У молодежи вечеринки, у пожилых посиделки. Я сам присутствовал однажды на скромненькой свадьбе (человек на триста), и видел, каким уважением пользуются одноклассники. За почетным столом, рядом с родителями молодоженов, рядом со свадебным аксакалом обязательно присутствуют одноклассники родителей. Тамада так и объявляет: "А сейчас слово предоставляется однокласснице матери жениха! Аплодисменты, пожалуйста!…". Потом выступает одноклассник отца жениха, потом одноклассники родителей невесты, потом одноклассники молодоженов… Именно поэтому, проезжать мимо, и не попроведывать родственника или одноклассника, агинский бурят позволить себе не может.

На подступе к Алханаю остановились у ступы, построенной в честь Далай-ламы XIV. Она была возведена после того, как в 1991 году он снизошел (из вертолета) на эту землю и осчастливил своим появлением тысячи и тысячи верующих. Постояли, сфотографировались, и поехали в сторону КПП. Стемнело, накрапывал дождик, жара спала, дышалось великолепно. Перед КПП ламы облачились в свои спецодежды, а мы достали видеокамеры. Мы ведь не просто туристы, а по делу. Шлагбаум был поднят. Когда подъехали к самому КПП, Вася-лама и Сокто-лама пошли договариваться, и договорились очень быстро. Нас определили в домики для обслуги. До нашего пристанища предстояло проехать еще километров пять вглубь парка. Уже в темноте, вдоль асфальтированной дороги, я разглядел юрточный городок. Хотелось туда, но там проживание дорого стоит, а в разгар сезона люди записываются в очередь. Наше жилище оказалось не хуже. Большая, но аккуратно выструганная изба с кроватями, печкой и электрочайником. Мы быстро распаковали вещи, поужинали колбасой с хлебом и легли спать.


Для туристов и отдыхающих на Алханае предусмотрено большое разнообразие маршрутов. Самый долгий маршрут, так называемый "Большое Гороо" занимает пять дней, и это именно для паломников. Гора Алханай священна. Хотя бы один раз в год паломник должен обойти эту гору, причем обходить он ее должен против солнца, тогда как все остальные культовые объекты (ступы, храмы, статуи) верующие обходят по движению солнца. Временем в пять суток мы не располагали. Еще есть маршрут на саму вершину Алханая. Ее высота 1664 м. Этот маршрут занимает два дня, но он нам тоже не подходил. Долго задерживаться мы не могли. Для первого раза нам было достаточно сделать "Малое Гороо", но и это весьма не слабо. Прямо с утра, как только проснулись и позавтракали, тронулись в путь.


Для приезжих администрация предоставляет проводника-экскурсовода. Обычно это лама, который прикреплен к Агинской научной станции буддийского университета. Он ведет группу в горы, рассказывает о значении тех или иных достопримечательностей, священных объектов и сооружений. У нас был Сокто-лама, который знал дорогу туда и обратно, поэтому мы от проводника отказались. По дороге к горной тропе находится зона принятия водных процедур. Это и есть Алханайские целебные источники, пользующиеся огромной славой не только у бурят, но и у жителей всего Забайкалья. Просто, попить водички из ручья тут недостаточно. В воду надо залезть целиком. У каждой "ванны" табличка со значением целебного источника. "Желудочный", "Сердечный", "Печеночный" и т.д. Сокто-лама первый разделся до трусов и залез в воду. Я тоже долго раздумывать не стал и полез вслед за ним. Вода может быть холодной только тогда, когда на нее смотришь. Стоит в нее погрузиться, и вот уже совсем другое дело! Сначала это кажется немыслимым, но затем, действительно наступает расслабление, и очень приятное покалывание по всему телу. Так называемые "ванны", это уложенные параллельно, две длинные палки, между которыми ты располагаешься и, удерживаясь локтями, погружаешь свое тело в воду. Еще две палки лежат перпендикулярно, одна в районе затылка, другая в районе ступней. Руки, ступни и голова находятся на поверхности, остальное все в воде. Как только ты погружаешься, сразу хочется заорать во весь голос, но это зря. Наоборот, надо попытаться расслабиться, делая глубокие вдохи и выдохи, а как только тело начнет жечь, сразу выскакивать. Больше трех минут в этой воде находиться нельзя. Я слышал про одну девушку, которая переусердствовала с водными процедурами и ее парализовало… Для правильного эффекта нужно сделать три захода, для более правильного, надо в течение дня посетить источник три раза – утром, днем и вечером, ну а для полного эффекта надо ходить туда три дня. В день по три раза и каждый раз по три захода, не более трех минут. Народу на источниках прилично. Все хотят жить долго, быть здоровыми и сильными, а потому в воду лезут, и пожилые старички, и молодые бурятские красавицы.

После процедур нас ждал подъем на Димчиг-сумэ. Сокто-лама сказал, что после таких купаний, энергии должно появиться – хоть отбавляй. И это была истинная правда. Перейдя через красивый декоративный мостик, мы начали подъем. Я очень резво шел в гору. Ноги нагрузки совсем не чувствовали. Поднимаясь вверх по тропе, мне хотелось еще и подпрыгивать. Димчиг (Великое благо), это очень серьезное буддийское божество. Он (оно?) является хозяином и покровителем Алханая. Сумэ, переводится, как храм. Димчиг-сумэ, означает храм божества Димчиг, Храм Великого блага. Самое интересное здесь – естественный грот, расположенный у основания скалы. В верхней плоскости свода имеется трещина, вертикально уходящая в глубину скалы. Из нее сочится вода и в нескольких местах падает на землю. Вода считается целебной и потому в местах падения капель верующие ставят на землю посуду и пьют эту воду. Прямо на земле доски для простираний и поклонов. Люди делают эти ритуалы в знак уважения и преклонения перед святым местом. У бурятских буддистов, да и у остальных буддистов тоже, существует абсолютное знание, что горы Алханая являются земной резиденцией великих божеств, куда они, время от времени спускаются с неба. Здесь нельзя шуметь, мусорить, неприлично выражаться, выпивать и курить. Брызгать водкой (бурханить) здесь тоже не полагается, потому, как водочное подношение эти божества не принимают. Поднимаясь на Димчиг-сумэ, фотографируя и снимая на видео, мы тут же собирали мусор, который попадался на дороге. Бычки, фантики от конфет и прочее добро складывали в целлофановый пакет специально взятый с собой. Так делают все сознательные люди, находясь в подобных местах. Я, когда замечал мусор, складывал его в карманы курточки, которую выпросил у охранника турбазы. С утра непогодилось, и в горах могло быть холодно. Ведь, одуревший вчера от жары я не взял с собой ничего подходящего. Потом, когда мы уже спустились, я вернул куртку этому доброму человеку, поблагодарил от души, а мусор из карманов вытащить забыл…

Я знал, что в это время на Алханай поехал мой хороший знакомый Баир Дугаржапов. Это научный сотрудник Агинского краеведческого музея, и кинорежиссер. В последний раз мы с ним виделись на горе Хан-уула. Это тоже священное для бурят место, и я там вел съемки во время летнего праздника "Обоо". Мне пришла в голову мысль, что будет интересно, если я Баира опять встречу на священной горе, только на этот раз на Алханае. Не успел я подумать, как на нашем пути возникла группа людей, среди которых я увидел Баира. Мы посмеялись, что встречаемся только в непростых местах, и что за место будет в следующий раз... Баир предположил, что, наверное, это уже будет гора Кайлас. Дальше шли вместе.


Людей на горной тропе встречалось много. Группы с экскурсоводами и без, поодиночке и парами. Две девушки из Улан-Удэ прибились к нам. Они не знали маршрута, и им не оставалось ничего, как примкнуть к нашей группе. Вася-лама постоянно собирал всех в кучу, особенно нашу малышню. Пацаны бежали впереди всех, смело карабкались по здоровенным камням, и в своих толстовках с капюшонами и палками в руках походили на хоббитов. После Димчиг-сумэ подъемная тропа вела к скале – Сэндэма. В буддийской мифологии Сэндэма, это просветленная, львиноголовая демоница. Она является хранителем женского начала и защитником буддийской веры. Обойдя эту огромную скалу, я первый увидел, что скоро мы подойдем к жемчужине Алханая – скале Храм ворота. Она уже виднелась. От Сэндэмы шел крутой спуск вниз, а затем резкий подъем. Километра три, и мы у Храма ворота. Эту скалу я видел только на картинках и фотографиях, и вот она живая!

Храм ворота (Уудэн сумэ) – естественная арка, образованная процессом выветривания. От земли до внутреннего края свода высота метров восемь. На краю свода нарисована тибетская буква "А". В центре площадки, прямо под аркой находится субурган (ступа), который был возведен в 1884 году. В 30-х годах его естественно разрушили коммунисты. Не лень же им было лезть в такую даль с кирками и ломами, что бы уничтожить это безобидное сооружение. В 50-х годах субурган восстановили. Построить такой субурган, это очень большой труд. Нужен цемент, песок, вода. Все это надо тащить в горы на своем горбу или на лошадях. А камни под ногами острые, и если нога соскользнет, то можно и сломать ее. Коммунистам, конечно же, было легче. Пришли, расковыряли, или взрывчаткой – вовсе любо дорого… В старину людей укушенных бешеной собакой или волком проводили через проем Храма ворота и люди излечивались. Сюда приходили во времена голода и эпидемий, приносили подношения и просили о спасении. Прошедшие через Храм ворота излечивались от рака.

Есть такое поверие, что шаманское жертвоприношение на Алханае через Храм Ворота достигает хозяина острова Ольхон, культ которого является общеплеменной традицией бурят. Эти поверия сложились еще в давние времена, когда Алханай был местом, где шаманы общались со своими родовыми духами. Потом пришли ламы, и в процессе очень мощного противостояния выпроводили шаманов с Алханая. Цугольский лама Шагдар Намнанай, самый яркий герой этих событий. В тридцатых годах XIX века он пришел сюда, чтобы уединиться в медитации. Местные жители построили ему избушку недалеко от Уудэн сумэ, а язычники-шаманы, наоборот, отнеслись к нему враждебно. Конкурент – так сказать… Они продолжали свои обряды, собирая толпы людей, а лама молился в одиночестве. Местные жители подкармливали Шагдара Намнанай и поддерживали, однако сил более находиться в отшельничестве у него не хватило. Целый год он провел в избушке в полном одиночестве. Шаманы постоянно насылали на ламу всяческие проклятья и выдавили его с Алханая. Намнанай понял, что еще не готов для таких поединков и ему пришлось уступить. Напоследок, он погрозил шаманам пальцем, и сказал всего три слова: "I'll be back…", после чего направился прямо в Тибет. Там он встретил учителя, который вооружил его всеми необходимыми знаниями. После нескольких лет обучения и серьезной тантрической практики сила Намнаная многократно возросла, и теперь он почувствовал, что способен вернуться на Алханай.

Благословляя на великие подвиги, учитель дал Намнанаю в дорогу стрелу с бронзовым наконечником, обмотанную разноцветными хадаками (шелковыми полосками). Это было грозное магическое оружие, против которого у шаманов ничего не нашлось. Придя снова на Алханай, Намнанай первым делом воткнул эту стрелу в землю, теперь уже смело провозглашая Алханай Божественной обителью, и снова сел в медитацию, в той же родной избушке. На этот раз все было иначе. Теперь Намнанай обладал такой несокрушимой силой, что шаманы уже ничем не могли ему досадить, а наоборот, сами не знали, куда от него деваться. Что они чувствовали, сказать трудно, но говорят, что когда Намнанай собрал их всех и объявил, что отныне Алханай не является их территорией, шаманы начали ощущать на себе тяжесть, стали болеть, и постепенно покинули эти места. На Алханае Намнанай провел тридцать лет, а перед смертью вернулся в Цугольский дацан, где и закончил свои земные дни. Со временем на Алханай подтянулись и другие ламы, и уже благодаря дорожке, которую проторил Намнанай, превратили земли Алханая в известную, во всем буддийском мире святыню. Мы видели остатки той избушки. Она уже развалилась и почти сгнила, но возле нее постоянно останавливаются знающие люди и отдают дань уважения величайшему ламе Бурятии – Шагдару Намнанай, которого еще называют – Намнанай багши (учитель).

Метрах в тридцати от Уудэн сумэ, расположена невысокая скальная гряда, у подножия которой находится щель Грешников. Это естественное нагромождение обломков скалы, образующее узкий сквозной проход. По представлениям верующих, щель Грешников является своеобразным чистилищем. Если человек свободно и легко преодолевает ее, значит он мало грешил, если застрял, испугался и долго не мог вылезти, то это грехи мешали ему. Но, в любом случае, если человек пролез через эту щель, считается, что его грехи остались у входа и он теперь чист. Люди толстые и тонкие, длинные и коротышки, пыхтя от натуги, лезут через эту щель, и, вынырнув на другой ее стороне, облегченно вздыхают, веруя в свою отстиранную от грехов душу. Мне туда залезть не довелось. Пока все наши вползали и выползали, я о чем-то говорил с Баиром, и немного удалился от этого места, а когда решил вернуться, все уже очистились и шли дальше. Я не захотел оставаться один, чтобы не отстать от группы, хотя можно было, и попробовать ради спортивного интереса. Было бы забавно застрять там…

Дальше по курсу нас встречало Эхын Умай (Чрево Матери) – небольшая пещерка в основании скалы. Место это обладает магическим действием на детородные функции женщины. Женщина должна проникнуть в эту пещерку, и отщипнуть кусочек камня от ее стен. Так она получает исцеление и способность рожать детей. Существует множество былин и рассказов о реальных случаях исцеления женщин от бесплодия и различных гинекологических болезней с помощью пещеры Чрево Матери. Вход в пещерку украшает разноцветная гирлянда из хадаков. Все пространство, внутри грота и вокруг усеяно детскими вещами, куклами, игрушками. Говорят, что это приносят благодарные и счастливые матери. Сначала я посчитал, что мне в эту пещеру забираться нужды нету, но потом заметил, что мужики тоже туда лезут. Оказывается, не только одним женщинам помогает пещера. В нее может залезть, кто угодно и загадать желание. Внутри пещеры, со стен капает вода. Надо загадать желание и после этого поймать налету падающую каплю. Затем слизать ее с ладони, и считай, что желание выполнено. Двум людям в пещерке не развернуться, поэтому лезли по очереди. На корточках я пробрался внутрь. Там, в каменной сырости и прохладе, сбившись в кучку, меня встретила молчаливая компания плюшевых медведей, пластмассовых трансформеров и резиновых бэтмэнов. На потолке и на стенах обильно выступают капли воды. Немного в глубине находится небольшой каменный алтарь. На нем размещены буддийские иконы, зажженные благовония и сладкие подношения (пряники, конфеты, пирожные), вокруг которых летают осы. Из пещеры слышу, как Вася-лама, видимо пытаясь собрать всех в кучу, просит, что бы в пещере долго не задерживались. На полном серьезе он командует – "Не задерживаемся! По одному желанию загадываем и идем дальше!"… Успев загадать целых два, я полез обратно.

Наша компания действительно разбилась на мелкие группы. Хоббиты неугомонные, то появлялись впереди всех, то совсем пропадали из виду. Проводник Сокто-лама, где-то среди камней уселся медитировать. Болот встретил знакомую девушку, и они теперь гуляли отдельно. Гарма-лама и Жалсан-лама, вместе с улан-удэнскими девушками ушли далеко вперед. Баир, который был здесь тысячу раз, сказал, что тропа вниз одна, и заблудиться уже невозможно. Дальше путь лежал в сторону Наран-Хажад.


Это тоже, весьма интересное место. В километре от Чрева Матери стоит большая скала, по центру которой, снизу вверх проходит сквозная расщелина. В буквальном переводе Наран Хажад означает Солнечная Оправа. Существует и второе название этой скалы – Небесная Музыкантша. Оно связано с преданием о необычайно красивой музыке, которую некогда довелось услышать людям, находящимся рядом. Продвинутые паломники и ламы, посещая Алханай, и выбирая место для медитации, предпочитают именно эту расщелину, предполагая, что через нее происходит приток космической энергии.

Мне посоветовали встать лицом к расщелине и поднять руки ладонями вверх. Клянусь, я ощутил на ладонях тепло. Держа руки в таком же положении, я поворачивался к расщелине спиной и тепло исчезало. Опять разворачивался, и оно появлялось… Баир пошутил, что от меня уже начинает исходить сияние, так что пора закругляться, чтобы не переборщить, а то я сейчас начну летать… Пока стояли у скалы, каждый поделился собственными познаниями про эту расщелину. Больше всего мне понравилась версия, что это особый портал, через который проложена связь между нашим миром и Шамбалой...


Дальше был очень крутой спуск по мокрой, скользкой тропе. Дождь намочил землю, и идти вниз было трудно. До этого все время шли по камням, но даже в обычных кедах мне было комфортно, а на спуске я не улетел вниз только благодаря штативу от видеокамеры, который я использовал вместо палки. Жалко было смотреть на лам. Они шли, цепляясь своими мантиями за кусты и острые сучья. Кто-то несколько раз поскальзывался и падал. Спуск был долгий и муторный. Я сетовал, что дождь прошел некстати, но мне сказали, что это лучше чем жара, и если бы палило солнце, идти было бы намного труднее. Когда спустились вниз, я, прямо под дождем еще раз запрыгнул в воду. Так даже лучше – не такой большой контраст температур. Окунулся положенные три раза и силы вернулись.


"Малое Гороо" мы совершили. Обошли несколько значимых святынь Алханая, но увидели, конечно, не все. Площадь Национального парка Алханай – 140 тысяч гектар, и, что бы все обойти нужно время. Мы не побывали на главной вершине Алханая, на которой, еще воины Чингисхана разводили сигнальные костры. Не видели плиточные захоронения эпохи воинственных племен хунну. Не видели грязевые микровулканчики и водопад – Девять желобов. Не сходили мы на Хорео-Шулуун – место захоронения черных шаманов, которых изгнал хозяин Алханая Димчиг. Говорят, что за этим вулканическим образованием в виде каменного забора, и томятся души шаманов. Еще говорят, что к Хорео Шулуун проявляют интерес северо – американские шаманы. Они хотят приехать и освободить души своих коллег из многолетнего заточения. Вообще-то, на это место я бы не пошел смотреть. Зачем глумиться над несчастными душами – им итак не сладко… Зато я увидел черную лису (а может и не лиса это была, а какое то другое существо) и больших орлов, которые кружились над нами и наверняка следили, что бы мы на Алханае вели себя хорошо.


Вместо того, что бы вечером уехать, мы остались еще на три дня. В горы уже не ходили, зато принимали водные процедуры, гуляли по турбазе, играли в футбол и волейбол. Побывали в юрточном городке, в кемпинговом лагере, в этнографическом музее и визитно-информационном центре. Питались привезенной пищей, а готовить нам разрешили в позной. Прямо на улице, под навесом на печке мы варили еду, а ели на веранде. В связи с тем, что на Алханае соблюдается строгий порядок и дисциплина, спиртным нигде не торгуют и пьяных не видать. Конечно, при искреннем желании все можно найти, но в пьяном виде лучше не показываться. Постоянно ездит патрульная машина. Продается много интересных сувениров, но ощущения барахолки нет. На каждом углу "позные" и кафе. Много аптечных и массажных салонов. Врачи-тибетологи делают пульсовую диагностику и предлагают лечение, а массажисты выходят на улицу и зазывают клиентов с такой же интенсивной подачей, как продавщицы самсы и чебуреков возле торгового комплекса в Иркутске – "Массаж! Массаж! Подходите на массаж!"


В 1999 году постановлением правительства РФ был создан национальный парк "Алханай" – первый национальный парк на территории Юго-Восточного Забайкалья. С тех пор он стал охраняться законом. Люди говорят, что еще десять лет назад здесь была настоящая мусорная свалка. Приезжали туристы, ставили палатки, жгли костры, оставляли после себя грязь и загадили Алханай – хуже некуда. В 1991 году, Его святейшиство Далай-лама XIV проводил на Алханае специальный молебен в защиту природы. Он так и сказал – "Природа Алханая подвержена загрязнению, и наша задача ее спасти". Сегодня тут все строго, аккуратно и цивильно. Работают дворники, волонтеры им помогают. Бренд – Алханай сегодня интенсивно раскручивается. Ламы, которые работают на Алханае, на это смотрят иначе. Они против статуса Алханая, как туристического места. Для них это, прежде всего святыня, а уже во вторую очередь курорт, и понятия эти они принципиально просят не путать. Если кто-то, прочитав про Алханай, решит туда съездить, то не ломайте голову, куда Вы направляетесь – в туристический комплекс или в Божественную обитель. Просто будьте там как дома, если конечно Вы любите и уважаете свой дом, тогда Алханай обязательно Вас примет и поможет, чем сможет…