в Иркутске 12:27, Окт. 23:t +10°C

Мамай

Автор:Алексей Тарасов(Dvar)
Опубликовано:27.10.2008
Ключевые слова: Мамай, горные лыжи, сноуборд

Не могу не поделиться ярчайшими впечатлениями от путешествия. В путешествие, оно же приключение, затащил (хотя я сам напросился) некто [user=Дядя ЖУ]. За что ему собственно благодарность. Он много и ежегодно рассказывал о походах на Мамай. И вот мне захотелось себя попробовать. Для меня, не проходящего за раз и 300 метров, поход с рюкзаком уже верх нагрузки. Но когда Павел пытался меня пугать, что дескать 16 часов... по грудь в снегу... в гору... я решил еще и лыжи взять – помирать так с лыжами!

Я понимал, что будет тяжело, ну да ладно охов-вздохов...

Начало путешествию было положено в 16 часов пятницы 2-го ноября. Именно в это время мы смогли таки выехать из города после почти 4-х часового мотания в поисках лыж, ботинок, смены машины, и прочая, прочая. Светило едва светило. Погода лежала и ничто не предвещало многокилометровой 3-х часовой пробки перед Култуком. Перевернулась "сигара" бензовоз. Долго ли коротко ли добрались до Полинки. Ужин. Время уже 23 с лишним. К нам за стол присоединились Мазафаки, о которых я уже был наслышан. К половине первого ночи увидели на обочине (ВСЕМ запомнить 194-й километр) штук 20-30 синих лампочек в броуновском движении. Это Райдеры – сказал Жуков. Мы свернули в лес. Проехать смогли 3 км. Остановились и стали укладывать рюкзаки. Потом добрые пассажиры маршрутки помогли отнести машину от дороги.

В 1:20 мы двинулись к неизведанному в ночь! 120-ти литровый рюкзак, почти весь забитый хламом плюс пристегнутые к нему горные лыжи с ботинками – это я вам скажу не шутки. Особенно плохо становилось глядя на проходящих "райдеров" с "дамскими сумочками" за плечами. Мы так и не поняли ЧЕМ они питались 3 дня, где жили и на чем готовили. Загадочные люди с бордами на поводке.

Подниматься было трудно. Крест бежал впереди, Жуков с ним.. А я вобщем старался держать темп, но больше чем на 40-60 шагов дыхла не хватало. Брошу курить... Паша все время путался в показаниях о нашем местоположении, я подозреваю что нарочно, чтоб меня поддержать. Пасиб кста. В одном месте прямо на дороге на склоне на ручье (надо ж было так) стояли палатки МЧС. Это они неудачно остановились, им всю ночь люди по головам ходили.

Наконец-то я увидел "Бульдозеро" – абсолютно прямоугольное озеро размером с бульдозер. Происхождение его понятно из названия. Здесь был утоплен, а затем поднят Бульдозер. Крест пошел вперед готовить место под палатку. Паша остался сторожить меня. К 4:30 мы приползли на место. Скинуть рюкзак – ЩАСССТЕЕЕ. И пива. И копать. КОПАЙ!

К шести затаборились и решили сварить пельменей. В семь легли спать. Народ шастал не переставая.

Утро красит нежным светом склоны горного ущелья. Красотища-то какая! Я увидел все то, что не видно было ночью. Принятие на грудь пива и решение подняться хоть куда-нибудь и скатиться хоть откуда-нибудь. Как ни странно, но цепочки людей с бордами, уходящие к Мясному и даже учебке, не смогли вдохновить меня на подобный подвиг. Не то чтобы все болело… не болело, но идти куда-то еще очень не хотелось. Сотоварищи были подобного мнения.

Крест вызвался сбегать к машине за своими лыжами и вискарем. Мы же с ПЖ решили взять лыжи и подняться. Ну не могу я привыкнуть, что хоть там и холодно, но одеваться перед подъемом надо только в трусы. Поднялись. С меня лило как с бегемота и тем не менее я таки встал на лыжи второй раз в жизни. По ходу 30 метрового спуска я конечно проделал это еще 15 раз. Регулярно перемежая вставания падениями. Ну страшно с непривычки. И лыжи длинные. И хрен знает, как ими рулить.

Потом был обед, водочка. Вернулся Крест. Забыл упомянуть, что народ не переставал прибывать все это время. К вечеру похолодало, и мы начали подогреваться.

Отдельно запомнилось Пингвин-пати. Столько народа ночью в глуши я ни разу не видел. Впрочем и тазика Пингвейна тоже. Мы пришли вооруженные вином и водкой. Водку я даже понюхать не успел. Их даже Чайками или Хвостопадами не назовешь. Мы все там непонятно что чье и с кем пили. Да и какая разница.

Объявили некое У...сь-пати. Проникшись правилами, я возжелал участвовать. Тут мне опять же помог Павел, он нарыл борд и взялся меня в него встегнуть. Надо отметить, что на борде я еще не стоял. Так вот во второе крепление я почему-то не мог влезть. И тогда с криком господин Жуков толкнул меня вниз. Честно – ничего не видел. Помню, что упал. Кто-то снял доску. Паша долго потом удивлялся, почему мне не достался памятный брелок.

Потом был какой-то замес, типа роняй всех и каждого. И я уронил ПЖ. Стыдно до сих пор, ибо я повредил ему колено. Мало того что ему из колена 30 мл крови откачали. Таки он до сих пор с наколенником ходит. Паша прости… Не по злобе душевной, а по недоумию.

Утро воскресенья началось с вопля… хотя скорее стона г-на Жукова «Хочу пить». На что им был получен отказ с двух сторон. Ибо лень было всем. Сосредоточившись на ощущениях, и вспомнив что должно быть еще вино, Леха Крест пополз на поиски. Вино было найдено. Жажда утолена. Остатки вина разогреты в железной кружке и выпиты. Было принято решение о завтраке. Отмечу, что в палатке я еще пельменей не варил. Под пельмени была допита водочка. И начат виски. После взбодрения ПЖ покинул палатку в направлении кунга. Мы с Лехой продолжали вести светские беседы за кружкой виски. Продолжалось это недолго, ибо зов природы докричался до нас одновременно. Так как идти в туалет было далеко, то пошли высоко. А, сделав 2 шага от палатки, нашли бутылку водки! Справедливо рассудив, что Бог не фраер, определили находку как компенсацию за нашу вчерашнюю щедрость. А так как идти высоко и не скатиться было обломно, то я взял лыжи. Устал как чёрт. Но залез. И скатился (в третий раз в жизни) уже лучше, доехав до самого лагеря. Далее день протекал в палатке. Кружка с водкой ходила по кругу под нехитрую закусь. Ближе к вечеру решили взять таймаут. Вышли на воздух и 2 часа не пили.

Эпизод с Ириской («Ты кто? – «Я – Ириска! Облизните меня!») я узнал новый способ зайти на гору с пристегнутым бордом. Кувырками через голову. Как эта девушка падала на попу. У меня даже копчик заболел! Леха пару раз заносил девушку к ближайшей попойке. Она скатывалась обратно. Видимо девушке надо было Внимания.

После очередной порции водки я ушел спать. А Паша пошел отмечать ДР Коголя.

Утро понедельника. Лучше бы я умер вчера. Организм измученный нарзаном, не давал даже наклониться. Нет! Голова не болела. Не мутило. Только трясло как контуженного. В связи с этим было принято решение сваливать как можно быстрее. Ибо неизвестно как я дойду обратно, как дойдет Жуков с больным коленом и вообще дорога длинная. Одевшись подобающим образом: трико, свитерок и ботинки, я был нагружен рюкзаком и лыжами-антеннами. Ребята решили идти на лыжах. Типа быстрее. Я был полон скепсиса по этому поводу. В общем, я пошел вперед в надежде, что они меня быстро догонят. Спуск мне запомнился. Я увидел все, что не видел на подъеме ночью. Тропа шла все время вдоль реки. Красота. Ручьи. Камни под белыми шапками снега. Солнце. Даже тетерев! И среди всего этого великолепия я взбодрился, набрал темп и проделал обратный путь за 1 час 10 минут. Чем был удивлен.

Я вытащил полегоньку машину из сугроба. Умылся, переоделся. Попил. Подъехал поближе. И стал ждать. А ребят все не было. Устал ждать. Решил пойти навстречу. Леху встретил недалеко. Он нес все своё плюс лыжи господина ПЖ, который отстал. Я пошел встречать Пашу. Забрал у него рюкзак и мы пришли таки все к машине. На обратную дорогу к нам попросились ребята «киношники» из Красноярска. Мы довезли их до Слюдянки и пожелали счастливого пути. Сами вернулись в Ангарск без проишествий.

Подводя итоги, хочу сказать спасибо Павлу Жукову и Алексею Крестовникову за то, что сначала вытащили меня на сплав, а теперь еще и на Мамай. Куча впечатлений! Новый вид отдыха! Природа. Красота. Полное отключение мозга. Я счастлив.