в Иркутске 21:50, Дек. 15:t -9°C

Гонка за тенью

Автор:Дмитрий Семенов
(Semenov),
Сергей Берг
Опубликовано:22.09.2008
Ключевые слова: Монголия, Улан-Батор, Хубсугул, Ханх, затмение, Гоби, Хархорин

Ради того, чтобы в течение двух минут наблюдать фантастическое зрелище – черное солнце с пылающей короной, запечатленное над каменистой пустыней, 12 иркутян – ученых, журналистов, фотографов, инженеров – совершили двухнедельное автопутешествие длиной в 4800 км по дорогам Иркутской области, Бурятии и Монголии. Это было настоящее приключение, и серьезное испытание для машин и людей. В этом путешествии было все – экстрим и беззаботный пляжный отдых, борьба за выживание и пьянящий полет по степным дорогам навстречу новым впечатлениям и открытиям.

Первая группа отправилась в путь на подготовленных машинах – Toyota Prado и Nissan Safari ведомые Максом Анипиным (maxaon) и Дмитрием Дмитриевым вечером 24 июля, вторая – на Suzuki Escudo и Isuzu Mu, управляемые Дмитрием Семеновым (Semenov) и Павлом Никифоровым, выехала с опозданием более чем на сутки. Так начался первый этап экспедиции, инициированной астрономической обсерваторией ИГУ и организованной с участием туристической компании "Истлэнд" – и его вполне можно было назвать гонкой за лидером. Второй группе нужно было ликвидировать серьезное отставание и встретиться с первой в городе Алтай, аймака Гоби-Алтай 28 июля, поэтому график движения был предельно жестким. В ночь с 25 на 26 июля группа догоняющих преодолела более 1100 км. В каждом экипаже было по два водителя, поэтому машины вели посменно. Впрочем, два-три часа полусна на неудобном сиденье вряд ли имеют что-то общее с полноценным отдыхом.

Утро 26 июля
Ориентирование на
центральной площади
Батора

Погранпереход в Кяхте, утомительная очередь и не менее утомительные процедуры прохождения пограничного и таможенного контроля. Четыре с лишним часа, и, наконец – свобода, бескрайняя степь, Монголия… 300 км до Улан-Батора по хорошей асфальтированной дороге уже вовсе не представляли проблемы.

Находчивый участник

Но этот суточный марш-бросок был, как выяснилось позднее, самой легкой частью пути. В столице Монголии вторую группу ждал проводник – сотрудник Монгольского научного центра, Гана, который помог автопутешественникам устроиться в гостинице. Осмотр ночной столицы, вечеринка в модном кафе, и шесть часов сна – немного, зато на настоящей кровати. Сразу приятно поразили цены: бензин на 12 – 15% дешевле чем на Родине, вполне сносный номер с горячей водой за 25000 тугров (500 рублей на двоих) и ужин на 8 человек примерно на тысячу рублей в переводе на российские деньги.

27 июля.

В самом крупном столичном универмаге закуплены дорожные карты (в трех вариантах, отличающихся друг от друга), настроен GPS-приемник. После плотного завтрака в монгольском варианте Макдональдса – в меню национальные блюда быстрого приготовления – двинулись в путь. Следующая станция – Арвайхээр – центр аймака. Степь проглотила асфальтовую ленту уже через несколько десятков километров, началось настоящее моногольское трофи – грунтовки, то ведущие в одном направлении, то разбегающиеся по степи и теряющиеся в зеленых холмах. И конечно, все прелести полудорог – глубокие колеи, гребенка, камни. Оставалось надеяться на прочность подвески, правильность карт загруженных в "Garmin", информацию от местных жителей и… удачу.

Харахорин
Настояшему монголу
уши не жмут

Несмотря на необходимость догонять первую группу экипажи приняли решение посетить Харахорин (в прошлом – Кара-корум), в обмен на обещание участников не делать перерыва в движении на ночь. Пожалеть не пришлось. Кара-корум – древняя столица Чингизитов, из камней которой в 17 веке был сложен огромный буддийский монастырь, увенчанный 111-ю ступами. У древних стен местные жители вовсю торгуют древностями – латунными монгольскими замками с хитрыми ключами, изделиями из камня и другими раритетами, типа штыка от трехлинейной винтовки. Туристов не очень много, что позволяет посмотреть на все без толчеи. "Сюда каждый день приходило два каравана с драгоценностями" – промолвил входя в ворота монастыря уже бывавший в Монголии и выступивший нашим гидом по древней монгольской столице директор иркутского экспериментария Константин Кравченко, и добавил, оглядываясь: "Интересно, куда они все это прятали". Самоцветов в песке мы не увидели, да и попытка посмотреть на стены древнего города окончилась неудачей – место раскопок было тщательно засыпано. "Чтоб лучше сохранялись" – сказал монгольский проводник, но не очень убедительно. Монголы вообще не любят, когда кто-то копается в земле, поэтому и разрешение на раскопки, как правило, получить не просто, да и засыпают их сразу, как только работы завершатся. Знакомство с наследием закончилось ужином в огромной юрте и облачением в древние монгольские доспехи. Резюме экскурсии таково – крюк более 150 километров, но заехать стоит – интересно.

От ночевки отказались. Снова в дороге и первые блуждания в каком-то поселке. Местный житель в два часа ночи согласился показать нам верную дорогу, и… проехал с нами 150 км. Вчетвером в машине, заваленной вещами – нет проблем, главное, что движемся в нужном направлении. Поездка по степным ухабам ночью – это реальный риск налететь на большой камень или въехать в яму. Но повезло – очередной марш-бросок завершился без проблем.

28 июля.
Все в сборе
Все в сборе почти
фас

На рассвете загадочный пассажир вышел возле придорожных юрт и растворился в сумраке. Еще пять часов пыльной грунтовки, завтрак в маленьком цайна газаар (столовой) в городке Баянхонгор, и – курс на запад. В обед останавливаемся на отдых у речки – три часа сна на солнцепеке. Пробег минувших бессонных суток стал рекордом для всей экспедиции – 810 км. По очень разнообразным монгольским дорогам.

После короткого сна нам открывается настоящая каменистая пустыня, выжженная солнцем. Ровное как стол дно высохших соленых озер, и шлейфы пыли от машин, которые, кажется, накрывают полстепи. Город Алтай (не путать с российским регионом) все ближе, экипажи уже пребывают в измененном состоянии сознания. Снова больше суток без сна.

Флаг лучше
прикрутить покрепче

Вечер, огни города, долгожданная встреча с первой группой, ночевка в окрестностях местного аэродрома, по взлетной полосе которого ночью даже пришлось проехать в поисках лагеря, и, конечно же, праздничный ужин.


29 июля
Пустыня
Пустыня, мы и горы
Движемся в сторону села Алтай, это уже аймак Ховд. Встретилась и первая трудность в выборе пути – наиболее короткая и удобная для нас дорога так круто кинулась в перевал, что перегруженные джипы начали греться. Конечно, высота была бы взята, но встретившиеся местные жители рассказали, что в нескольких десятках километров есть еще одно ущелье, разрезающее перевал почти поперек, и дорога там более удобная. Пришлось откатиться и пойти на штурм перевала в другом месте. Здесь и далее ориентирование осуществлялась по картам Генштаба СССР, изготовленным еще в середине прошлого века. Бблагодарность военным картографам была произнесена не раз – не всегда имелась возможность найти местного жителя и спросить у него дорогу, да и не все местные правильно ее указывали, слишком уж далеко мы ехали, даже для Монголии, где просторы поистине бескрайни.

30 июля
Экспедиция в степи
Складки местности
Перевал высотой в 2600 м преодолен. Перед нами каменистая пустыня – Джунгарская Гоби. За кормой – 2737 км. Мы уже победили монгольское "стодорожье". И ни одной серьезной поломки – это удивляет бывалых путешественников в наших рядах. В этот день была и культурная программа: мы осмотрели древние курганы "домонгольских времен". Как объяснил нам "штатный историк" экспедиции, холмы из камней – следы некоего народа тюркского происхождения. Соглашаемся в одном – это искусственные образования. Чуть позже участники экспедиции обнаруживают бездыханного тарбагана. Проводник предупредил нас, что близко подходить не надо – не исключено, что животное умерло от чумы. Но стоило наблюдателям отвернуться, как мертвый тарбаган пулей пролетел десяток метров до своей норы. Такой выдержке можно позавидовать.

На берегу горной реки встречаем стадо яков. Фотосессия продолжается минут сорок. Колоритные длинношерстные животные засняты на фото и видео во всех ракурсах. Хозяин стада предлагает нам попробовать продукты из молока яка – тарек ( похоже на кефир) и урум – жирные сливки – очень вкусно и питательно.

31 июля
Научное
руководство
Научное
руководство

Стоим на берегу реки в окрестностях села Алтай. Полдень, +40°С, спасаемся в тени тента, натянутого между машинами. Наш фотограф выбирает второй способ – нырнуть в реку в одежде. По степи гуляют мини-смерчи. Пыльные воронки возникают одна за другой. Смерч добирается и до нас – хватает его только на то, чтобы унести туристский коврик, но выглядит это весьма эффектно. Мобильная группа на Eskudo отправилась в село на разведку. Разведка удалась на славу, выяснилось, что первый попавшийся местный житель ждет людей из лагеря монгольских астрономов. Оставив в селе оператора иркутской студии кинохроники Анатолия Мельникова и погрузив в машину нового монгольского товарища мы, проехав 18 километров, встретились с монгольскими коллегами-астрономами. Место, где они стояли, находилось в самом центре полосы затмения, поэтому было решено перенести сюда же и наш лагерь. Одновременно договорились о вечерней культурной программе – ужине.

Так пузико лучше
проветривается
Попались

На ужин заказали хорхог. Блюдо снова не для вегетарианцев. Готовится оно так: большие куски баранины закладываются в герметичный сосуд (в наше время это 40-литровая фляга) одновременно с горячими камнями и ставится в костер из кизяка. Два с небольшим часа и блюдо готово. Мясо, томившееся в собственном соку имеет замечательный аромат, а бульон, он же бухлер очень вкусен. Хорхог – это одновременно и ритуал. Принеся готовое блюда в наш лагерь, монголы раздали всем камни, с которыми готовилось мясо. Камни раздают горячими и начинают со старшего. Смыслов тут несколько – камень очень горячий и сразу видно, как долго человек сможет вытерпеть в руках такой жар, а кроме этого монголы верят в целебные свойства камней из хорхога, их можно прикладывать к больным местам и болезнь уйдет. Пометка для практиков – баран для хорхога обошелся в 60 тыс. тугриков работа монгольского повара в 20 тыс. тугриков. Итого 1600 рублей, за которые мы получили полноценный ужин на 12 человек и еще осталось на следующий день.

1 августа. Пустыня и затмение.
Колонна
рассредоточилась
Всем жарко

Если ты попал в Монголию, то просто обязан посмотреть лошадь Пржевальского. Получалось так, что этому мероприятию мы могли посвятить лишь день затмения – само-то оно было назначено на вечер. Нужно отметить, что не пожалели. Два экипажа на Eskudo и на Prado в сопровождении проводника из местных направились в сторону границы с Китаем в большой гобийский национальный парк. Несмотря на то, что отъехали совсем недалеко – порядка 100 км. изменилось все – и пейзаж, и ощущения и, главное, температура воздуха. Если в лагере она доходила до 40 в тени, то здесь в автомобиле с открытыми окнами было зафиксировано 54 градуса. Нос к носу лошадей увидеть не удалось, но в бинокль разглядели небольшой табунчик на горизонте. Гоняться не стали – песок недвусмысленно поглощал даже ноги по щиколотку. Посчитали задачу условно выполненной и развернулись – нас ждало то, ради чего мы здесь!

Фотографирование
короны
Профессионалы
наблюдают
Собственно затмение
Затмение
Наблюдательная
площадка

Затмение. Полная фаза в 19:05 местного времени. Мгновение, когда немного потускневшее, но все же яркое солнце становится абсолютно черным, когда загораются корона и звезды, словами не передать. Это надо видеть, слышать и осязать. Создается впечатление, что тебя моментально перенесли на другую планету с иными небесными светилами и красками пейзажей. В поте лица работают фотографы, снимающие корону. Проходит чуть больше двух минут. Неуловимое мгновение, лунный диск смещается и вспыхивает "бриллиантовое кольцо", знаменующее окончание полной фазы. И… все, явление настолько поглощает человека, что сказать он о нем ничего не может, или может, но спустя месяцы, и чаще всего это бывает фраза "когда следующее?".

2 августа.
Серьезное обо
не детский перевал
Перевал

Мы держим путь на север к озеру Хубсугул. Наш проводник покинул нас. Назад он вернется с монгольской экспедицией.

В этот день начинаются проблемы. Сначала у Isuzu спускает колесо – мелочи жизни, на замену уходит пятнадцать минут. Но затем – на первом перевале после Алтая – обнаруживается более серьезная проблема – у Isuzu повреждена рессора. Если она окончательно развалится, шансов починить машину в полевых условиях нет. Затем Suzuki теряет нижний болт правого амортизатора (оказалось, что он был не затянут накануне, когда амортизаторы решили поменять). В итоге амортизатор пришлось временно демонтировать, и поведение машины на дороге стало менее предсказуемым. У Suzuki ломается печка, которая до этого работая в холодном режиме создавала избыточное давление и не пускала в салон пыль. Теперь пыль проникает. Она – везде.

Навесной штурман
Брод на перевале

В итоге большие джипы уходят к поселку Манхан (штатные шутники окрестили его Манхэттэн). Наша же потрепанная мини-колонна из двух машин движется следом со значительным отставанием. Извилистая горная дорога не дает расслабиться за рулем ни на минуту.

Глубокой ночью мы вновь объединяемся. Помогли координаты, переданные первой группой по спутниковому телефону, спасибо компании "Технотест" – "Иридиум" рулит. Нашей путеводной звездой стал флажок на карте в GPS, отметивший нужную точку – лагерь первой группы. Наши соратники мирно спят на плоском острове, образованном рукавами мелкой речки. Мы громко спрашиваем, почему нет часовых, отмечая, что могли тихо унести отсюда все, включая колеса от машин. В ответ – только сонное бормотание.

3 августа
Монгольский быт
Город Ховд

Ховд – самый лучший город Монголии. По крайней мере, для нашей экспедиции. Во-первых, наши колонны, опять разделившиеся утром и поехавшие разными дорогами, встретились у супермаркета на въезде в город минута в минуту. Здесь же мы встретились с машиной другой российской экспедиции, также возвращавшейся с затмения. Ее монгольский проводник помог нам найти местный авторынок и хороший (возможно – единственный) автосервис. Во-вторых, нам удалось найти рессоры для Isuzu – подошли от микроавтобуса Mazda Bongo. Это было двойным чудом – они БЫЛИ и они ПОДОШЛИ. В-третьих, рессоры удалось поставить в течение рабочего дня. Подлинную удачу автопутешественника отметили в своеобразном китайском ресторане: там подают традиционные монгольские блюда с более острым соусом. Китайско-монгольскую кухню дополнило пиво, которое называется – как и многие другие товары народного потребления – "Чингис". Ночевали в весьма приличной гостинице, заняв четыре номера, самый "люксовый" в котором расположились трое или четверо участников обошелся в 32 тысячи тугриков (в рубли переведите поделив на 50).

4 августа
На нашем пути большое озеро Хяргас-Нуур с солоноватой водой – теплое и чистое. Озеро пополняют минеральные источники. Купаться здесь – одно удовольствие. Впрочем, окрестные пейзажи не поражают разнообразием. Кругом голые сопки – ни деревца, ни куста. Зато на берегу в двухстах метрах от нас огромная стая бакланов. Внезапно несколько сотен птиц взмывают в воздух и "эскадрильями" по 20-30 голов пролетают мимо нас.

Море
Пустыня и море

До позднего вечера упорно движемся на северо-восток. Вокруг останцы – разрушившиеся древние горы. Выставка причудливых форм от двух скульпторов – ветра и воды. Дорога пролегает по полям красноватого песка, и ее коварство ощущается на поворотах – на приличной скорости попадаешь на осыпающийся склон колесами, и машину, словно пушинку, выносит с трассы. Из четырех машин в этом аттракционе поучаствовали три. Последствий, к счастью, никаких – зато прибавилось опыта.

Ночуем на свежем воздухе. К этому времени все участники мастерски овладевают навыками разбивки лагеря в степи и пустыне. Не проходит и 15 минут, как уже поставлены палатки, разгружены машины, а на огне газовых горелок кипит вода для супа и чая. За походным столиком никто не засиживается – подъем в шесть утра. Кстати, теперь мы спешим потому, что 8 августа у нас заканчиваются визы. Так что снова есть стимул, и повод для подвига.

5 августа.
Такие камни
Парк камней
недалеко от Мурэна

Цель – город Морон (он же Мурэн). Во второй половине дня на нашем GPS появляется число 4000. Столько километров мы преодолели за 10 дней. Первую половину дня забираемся в гору. Наконец-то появляются хвойные деревья. Затем очередной перевал и неизменное обо – гора камней и развевающиеся на ветру синие ленты. Крутой спуск в красивейшую долину Мурэна. Посреди зеленой степи среди извивов блестящей как зеркало реки останцы, напоминающиеся экзотических зверей. На дальнем плане в легкой дымке – высокий горный хребет. Первая ассоциация – с китайским древними гравюрами, изображавшими пейзажи.

Ночевка в новой гостинице FlowerHotel. Огромные номера, удобная мебель, гостиница – сказка, одна проблема – не во всех номерах есть горячая вода. Ужинаем в ресторане другого отеля под названием "50 100 Hotel". Ребус раскрыт быстро – это долгота и широта места. На следующее утро проверяем по GPS – небольшое преувеличение – точка с такими координатами находится за пределами города.

6 августа.
Предательская яма
Экспедиция в грязи
Мелкий брод

Два часа в окрестностях Морона искали музей наскальной живописи "Оленьи камни". Чемпионом по спортивному ориентированию на джипах стал экипаж Suzuki – именно ему удалось обнаружить среди сопок нужный объект. Возможно, экипаж Safari, сплошь состоящий из фотографов и видеооператора нашел бы его быстрее даже без систем навигации – желание заснять уникальную резьбу по камню было огромным, но в стремлении первым высмотреть цель пилот отвлекся от дороги и залетел в огромную яму, несколько минут по рации слышалось непонятное бормотание, сопровождавшееся рефреном "мы сейчас подъедем". Здесь на огороженной территории установлены несколько десятков узких каменных плит разной высоты – от 1 до 3 метров. На большей части – оригинальные изображения бегущих оленей с разветвленными рогами. Таблички на английском поясняют, что плиты были изготовлены в 800-500 годах до н.э., возможно – скифским племенами. Впрочем благородными животными древние художники и скульпторы не ограничивались. Верхушка одного из высоких столбов представляет собой рельефный женский лик, на другой плите – черного цвета – в верхнем левом углу изображен круг, символизирующий солнце. Доминирующий цвет и предельная лаконичность свидетельствуют в пользу версии, что автор каменной картины – прародитель Малевича.

Зачехлили до
лучших времен
Диагностика
Погода все хуже

Обедаем на благоустроенной (под Европу) турбазе, в трехстах метрах от парка пьем кофе и наблюдаем, как сгущаются тучи и постепенно усиливается дождь. Кажется, это последний остров комфорта вплоть до Ханха – поселка на севере Хубсугула, недалеко от границы с Россией. Хозяйка говорит, что наибольшее число туристов – европейцы, русских совсем мало, поэтому вместо буз, цуйвана и хушууров приходится есть салат, суп и гуляш.

Доезжаем до южной оконечности Хубсугула. Дорога из степной превращается в горную, но под колесами не песок и камни, а черная вязкая грязь. Температура опускается до +8°С. Дождь усиливается. Неслабый контраст с пустыней, где мы плавились при температуре ровно в пять раз выше.

Форсировать
так форсировать 2
Форсировать
так форсировать 1

Дорога характеризуется как "злобная грязюка". Мы начинаем понимать, что 149 км от южной до северной оконечности озера будем преодолевать долго. В самом начале проблемного этапа навсегда глохнет Safari – проблемы с электрикой. Многочисленные попытки завестись положительного результата не дают. Вытянуть огромную машину в гору мы не сможем: самый большой из оставшихся в живых – Prado, он конечно мощный и серьезный, но тащить перегруженного сафаря в гору по болоту ему не по силам. Решение – три машины продолжают движение и отпарвляют пострадавшим первую попавшуюся мощную машину. Дорогу штурмуем до глубокой ночи. Итог – два десятка километров.

Брод
После брода

Проблем все больше – Suzuki повреждает глушитель на перегибе одного из полуразрушенных мостов. Ночью у Isuzu перестают подключаться привода передних колес. На заднем приводе "муха" бешено плюет грязью из-под колес и тупо разворачивается вдоль склона – это не езда. В машинах обнаруживается зонт и прикрывшись им от нестихающего ливня пилоты разбирают автоматические хабы и замыкают их наглухо. Возможность двигаться снова появилась, но дождь усиливается и видимость становится совсем плохой, а в траве подстерегают острые камни. Ночуем прямо на дороге в машинах.


7 августа
Потери
Гоним волну

На следующий день Suzuki окончательно теряет глушитель, удары по днищу сразу прекращаются – это была низшая точка автомобиля, теперь движению ничто не мешает. Правда, машина ревет как очень дикий зверь, но это не мешает нам двигаться вперед. Ближе к обеду черная полоса сменяется белой – погода улучшается, дождь заканчивается, дорога становится менее отвратительной, ровно посредине пути мы находим лагерь дорожных строителей, располагающих приличным парком вседорожной тяжелой техники. После долгих переговоров на ломаной смеси русского-монгольского-английского и даже немецкого, подкрепленной корявыми рисунками, на которых две машины связаны веревочкой, строители-спасатели отправляются за заглохшей машиной на ГАЗ-66. По прибытии в Ханх они получат 600 000 тугриков (почти 12 тысяч рублей). Обретя твердую почву под ногами мы бодро преодолели остаток хубсугульского этапа. Когда дорога спустилась на берег озера, как по заказу появилось солнце – для съемки видов пришлось сделать не один десяток остановок. Последнее испытание – разлившаяся река Ханх–Гол. "Низкие" и не оснащенные шнорхелями Suzuki и Isuzu могли нахлебаться воды и переправу провели при помощи флагманского Prado. Он преодолел реку и длинной веревкой перетянул обе машины.

Однако приехали
Думаю, все поняли

В Ханхе останавливаемся на турбазе холдинга "Радиан". Живем в юрте. Вечером баня, после парной бежим охлаждаться в Хубсугул. Каждые два часа пытаемся связаться с экипажем Safari по спутниковому телефону, все сеансы заканчиваются безрезультатно. Управляющий Баярхуу проинструктирован насчет встречи потерпевших крушение. Как показала практика – слово сдержал и обеспечил встречу в лучшем виде, за что огромное спасибо.


8 августа

Пересекаем границу. Монды – Кырен – Култук – Иркутск – после Хубсугула приличная асфальтированная дорога воспринимается как сказка. Наша экспедиция закончена. 14 дней, "Garmin" отсчитал 4800 километров.

10 августа

Звонок из Ханха – наших друзей на Safari дотянули до Ханха.

11 августа. Вечер.

Последний человек нашей экспедиции пересек границу.



Экспедиция состоялась благодаря поддержке коммерческих компаний:

Туристическая компания "Истлэнд" заинтересованная в разработке новых маршрутов по Байкало-Монгольской Азии помогла проекту финансово, организационно и оказала визовую поддержку всем участникам экспедиции.

Тут спонсоров
видно тож

Компания "Вудтэкс" внесла очень большой вклад в оснащение экспедиции.

Сеть СТО "Фильтр" провела обслуживание всех автомобилей экспедиции и выделила необходимый запас смазочных и охлаждающих жидкостей и фильтров в дорогу.

Компания "Навигатор" предоставила системы навигации "Garmin", незаменимые в условиях ночного ориентирования в монгольских степях.

Компания "Технотест" обеспечила экспедицию спутниковой связью "Iridium", обеспечившей надежный прием в степи и в горах и возможность пересылать в Иркутск отчеты о пройденном пути.

Все участники экспедиции и автомобили были застрахованы по системе "Автополис", что прибавило уверенности на трудных этапах дороги.

Отдельную благодарность выражаем информационным партнерам экспедиции:
руководству телекомпании "Аист" и Восточно-Сибирской студии кинохроники, руководству Издательства "Восточно-Сибирская Правда", руководству издательства "Восточная Сибирь".


Следующее доступное для наблюдений затмение в Китае летом 2009 года. Мо мнению директора астрономической обсерватории ИГУ, научного руководителя описанной экспедиции Сергея Язева, это будет одно из наиболее удобных для наблюдений затмений, его длительность составит порядка 6 минут.


Использованы фото:
Константина Кравченко, Максима Антипина,
Сергея Язева, Анатолия Арсеньтева,
Евгения Козырева, Дмитрия Дмитриева