в Иркутске 01:21, Дек. 12:t -27°C

Джипинг. Бухта Песчаная

Автор:Андрей Лесных
(Galmir),
Елизавета Лесных()
Опубликовано:29.06.2008
Ключевые слова: джип, мотоцикл, автотуризм, Бухта Песчаная
Рассказ в картинках

На самом деле изначально мы думали пробуриться через леса-болота до Порта Байкал, потом – из-за некоторых проблем у участнегов – до Половинного, что опять же на КБЖД. Но в конце концов нас уговорили пробиваться до Песчанки, ибо дороги неизведаны для машин, только для моциков и великов. А до Порта и Половинного уже не сезон – помрем в болотах. Да к тому же там прошли накануне жуткие пожары.

Это наша команда

Изначально планировался состав из нашего крузака, сафаря Женьки Сильвера и 14 (!!!) мотоциклов, коии собственно и собирались ехать до Песчанки и нас зазвали. В итоге в день выезда – пятницы 13 числа – выехали четыре внедорожника: наш Мегатролль, сафарь Женьки Сильвера, джип Балицкого и уазик на военных мостах и больших колесах по прозванию Кузя. И два мотоцикла – Лёхи Монстера и Ромы Неудачина. Дима Яскин и еще 11 наездников собирались выехать в обед, в то время как мы выехали с утра пораньше... с запасом времени, мы ж не знали, как долго нам ковыряться и доберемся ли вообще. А Лёха с Ромой работали рыбами-лоцманами – разведывали дорогу и отслеживали ее по GPS.

Дальше рассказ с картинками, на коих плывущий Тролль, он же в очках и на пяти колесах и много страшных грязей и гребеней, с которыми мы мужественно сражались.

Брод
Тролль поплыл

Доехали до брода, через который мотоциклисты давеча ездили, и обнаружили, что там не то, что мотоцикл, а и машина затонет – вода поднялась.

Решили запустить в брод самого большого (как всегда) в нашей команде Мегатролля. В машине были Гэлмир, я и Навка. Заехали мы глубоко, вода полилась через все щели и дыры в корпусе, поднялась до сидений. Я успела задрать ноги на ручку, приделанную к торпеде перед сидением, а Гэлмир и Навка сначала замокли по колено, а потом Гэлмир и вовсе по пояс – ему ж надо было еще Троллем рулить – наш трехтонный крузак легко понесло течением и посадило на илистую мель. Навка вылезла на крышу, а я сидела тихонечно с ногами вверх – не хотела ноги мочить, подмокла у меня только попа, которую залило вместе с сидением. Отважный Неудачин ранулся в ледяную воду привязывать трос, чтобы нас вытащили обратно.

Болото

Потом мы, будучи уже вытянутыми на берег, распахнули двери и из Тролля хлынула вода. "Вот и постирали коврики, давно хотели" – пронеслось у меня в голове. Потом мы пытались еще раз проехать брод, немного левее. Но там Тролль сразу у берега нырнул передними колесами в яму и повис на мосте. Народ понял, что не судьба и решили искать объезд.

Вся еда и многие рюкзаки, что ехали в нашем багажнике, тоже подомокли в разной степени. Больше всех пострадали пакеты с едой, особенно коробка сахара-рафинада. Он просто растворился постепенно, а потом кое-где подсох и всё опять же в разной степени оказалось либо покрыто глазурью, либо липким сиропом.

Пока искали объезд, заехали в какое-то болото, и там два раза сели. Вытаскивались лебедкой.

Потом целый день колесили по лесам-горам и искали нужную дорогу. Их оказалось много, но все не туда. Один раз случайно вернулись туда же, где уже проехали три часа назад. В конце-концов наши нужную дорогу, встретили там каких-то местных людей. Они рассказали, как ехать дальше, но сразу сказали: "Не пройдете, там только ГАЗ 66-й лазит".

И впрямь – дорога оказалась нелегкой. Сплошные глубокие лужи, болотца и множественные броды – гораздо более безобидные, чем самый первый. Кое-где приходилось ехать и по руслу реки. Мотоциклистам пришлось нелегко – и тонули в неожиданных ямах, и падали, и волочь железных коней иногда приходилось на себе.

Совершенно укатавшись и пару раз вытащив по дороге хорошо сидевший уазик, на котором ехали какие-то местные охотники по направлению в той же ИСХИ-шной зимухе, что и мы – мы-таки доехали, по дороге повытаскивав и друг друга из всяких каверзных грязей. Охотники забрали из зимухи двух женщин и уехали, предоставив нам зимуху – с жаркой печкой, полатями и вообще. Предупредили про клещей и медведей и напутствовали в зимухе не шалить.

Выспавшись, с утра все немного побатонились...

...и все желающие (сколько влезло) погрузились в Тролля и поехали искать дорогу до спуска к бухте. Сафарь ночью посадил аккумы, а уазик что-то видимо забоялся.

По дороге и впрямь попадались жуткие обрывы, по которым Тролля приходилось проводить с максимальной острожностью – мог завалиться не в одну, так в другую сторону.

Кругом был поваленный, вывернутый с корнями лес, чтоб добавляло колорита. К расколоченному еще в пятницу левому зеркалу добавилась пробитая насквозь слева же лобовуха – острый край сломанного дерева вопреки ожиданиям не подмялся под корпус, а скользнул по нему и продавил лобовуху. Меня осыпало мелкими осколками, народ за меня страшно испугался. Разобрались что к чему, стряхнули с меня осколки – последние я еще и на следующий день извлекала из обуви, одежды и волос. И поехали дальше.

Один раз заехали не туда, потом наконец сориентировались и доехали до места, где дорога заканчивается и дальше идет пешая тропка километра два до крутого спустка к Байкалу. Мы с Андреем что-то к тому времени притомились и не пошли со всеми, пообещав их подождать часок. Остальные пошли кто просто погулять, кто проводить Яскина, который поехал до спуска к Байкалу и дальше на Харгино и потом уже до Иркутска. Дима Яскин приехал до зимухи поздно вечером в пятницу, 11-ть же мотоциклистов уже ниасилили и зажили в какой-то зимухе по дороге.

Потом он рассказал, что по дороге до Харгино ему пришлось прорубать дорогу через деревья с помощью бензопилы. И вот в какой-то момент он очень устал и лег подремать. Проснулся от того, что к нему приближался медведь. До мотоцикла уже было не добежать, потому Дима схватил бензопилу, кое-как ее завел и тем медведя отпугнул так, что тот учесал куда-то на горку на дивных скоростях.

Так Тролль пощеголял
в очках

Ну а потом мы вернулись с Андреем до нашей зимухи, потому что устали народ ждать. А через какое-то время и они пришли, неся две майки душистой черемши. Экипаж сафаря собрался ехать до дому, а все прочие остались переночевать еще раз и ехать домой в воскресенье. Был душевный вечер у костра, с песнями и различными видами возлияний, а потом все дружно залегли в протопленной зимухе. Влад – пилот уазика и его жена Юля спали в своем Кузе.

Утром проснулись, собрались, прибрались и оставили в зимухе еды. Ну а потом, как-то очень быстро, проехали самые сложные участки дороги. Только мотоциклы не смогли – поднялась вода и в одном месетих пришлось привязывать к бамперу Тролля и перевозить так.

На выезде к Голоустному Леха обнаружил острую нехватку масла в своей Лягухе. Мы его долго искали, не нашли и Леха рискнул залить трансмиссионку нашего Тролля. Мотоцикл отказался ехать напрочь и пришлось ухищряться, привязывая его к Троллю. Так получился крузак на пяти колесах.

Не сразу приспособились привязать Лягуху как следует, но потом все устаканилось. Ехали не быстро. И каково же было наше удивление, когда обгоняющая нас Ока вдруг взревела, как хорошая такая гоночная машина, а затем шарахнулась от нас на встречную полосу! Когда первый шок прошел, до нас дошло, что это завелся таки мотоцикл! После чего он заводился еще не раз, даже с выкрученной свечой. В конце концов его обезвредили всеми возможными способами, потом каким-то образом у него лопнула цепь и больше он не проявлял желания ехать самостоятельно. На въезде в город гайцы на посту до того поразились, увидев нашего Тролля – грязного, с побитой с одной стороны лобовухой, да еще и с моциком на прицепе, что даже не остановили всю эту красоту от неожиданности. На Тролля и так народ реагирует живо всегда, гайцы останавлявают обычно чтобы просто порасспрашивать: "А это зачем? А почему вот так? А как вот это делали?"

Ну а Гэлмир делает привычный экскурсионный круг почета вокруг Тролля, объясняя что и как.

Короче, доехали мы, всех развезли по домам и сами домой поехали. Весьма довольные выходными.

Рассказ без картинок, но в красках

Порядка двух недель на форумах обсасывалась тема "куда бы двинуть на выходные". Естественно, народ делился по интересам – кому рыбки половить, кому машину понасиловать. Некоторое время мы даже думали, что поедем в Порт-Байкал, но увы и ах – Денису на его крузер не пришла лебедка, "чероки" не смогли вовремя собрать, Марк Швецов укатал свою машину на Мамае, так что не собралось кворума.

Мы с Сильвером с самого начала были против "рыболовно-матрасного отдыха", хотелось экстрима, и даже был план прорываться к станции Половинная на КБЖД, но в наши планы пришлось внести коррективы. Примо – горели леса. Во вторник к вечеру стало ясно, что, буде даже нас пропустят лесники и МЧС, мы будем ехать по пейзажу а-ля "страна багровых туч" – справа и слева пожарище, сверху падает пепел (спасибо, если не радиоактивный), снизу трясина. В расстроенных чувствах я поехал к Неудачину, посмотреть на карту местности и выяснить ситуацию с пожарами. Случившийся там Яскин убедил меня, что дороги на Половинную нет, а случившийся там же Монстер уболтал ехать в бухту Песчаная. На том и порешили. На хвост, на один денек, собирался упасть Тема Балицкий на своем чудовищном Раннере, в который он с помощью кувалды и матерей запихал 36 симексы, от чего Раннер стал похож на что угодно, начиная с БРДМ, только не на паркетный джип.

В четверг с утра мы бодро бегали по городу в поисках запчастей для нашего Мегатролля (не хватало хомутов, чтобы привинтить шнорхель), нацепляли на диск запаску, наши мотоциклисты занимались переобувкой, прокачкой, подтяжкой и прочими неотложными делами, вечерком закупались. В процессе беготни очень удачно встретили Файдера aka Дядя Федор, креативно покатались по городу и – за что ему огромный респект! – в течение 40 минут нацепили шнорк. В пятницу в 07:50 утра наш экипаж паковался у Неудачинского подъезда. Пока сбросали рюкзаки, пока парни завели мотоциклы в гараже – мы поехали забирать Файдера, и у его подъезда заметили характерный УАЗ на 35 максизах. "Ага!" – сказал я, ибо понял, что счастье с нами, и в этот раз оно приняло облик Влада.Сафари. Заходим, выпиваем чашку кофе, ждем мотоциклистов, потом ждем Файдера, потом назначаем точку стыковки с Балицким и Сильвером и двигаемся на заправку. Льем бенз для пилы и мотоциклов в две канистры. Моя держит, та, которую взяли у Яскина, плещет на весь багажник через малогерметичную крышку. Ругаемся матом, вырезаем кусок пенки, легкомысленно подкладываем под крышку и едем. Кабы знать, какой от этого будет эффект, я бы эту канистру отвез обратно Яскину и привязал к его мопеду, дабы прочим было неповадно. Под вечер мы изрядно надышались девяносто вторым, а поскольку я вылез из машины на час позже прочих – вытаскивал Сильвера из последнего болота – мне и сплохело больше всех, настолько, что я просто упал и не смог даже пить водку, до того было тошно.

Но пока мы двигаемся, медленно, но верно. Доезжаем до Голоустного, получаем люлей от Балицкого, который стоит там уже верных сорок минут, ждем мотоциклы, потом ждем Сильвера, в процессе успеваем разложить на капоте и слегка принять. Как только команда собралась – двигаем до поворота на Бугульдейку и пытаемся следовать gps-треку by Jamine, который был там за три года до нас на велосипеде. Дорога приличная, дотаскиваем себя до первой точки, где должен быть брод. Брод, сцуко, есть. Причем это мягко сказано. Перед нами расстилается Урал-Река, широка, глубока и зело быстра. Народ мнется и дружно кивает на Мегатролля, что-де "надо шноркель испытать", и "вообще он самый высокий". Бодрый и слегка пьяный я соглашаюсь на эту разводку, загоняю машину в реку и пытаюсь двигаться более-менее против течения. Машина медленно погружается по пороги, потом по бампер, потом по фары, потом заныривает капот... в какой-то момент я понимаю, что мы уже плывем. То есть совсем плывем, до дна колеса то ли не достают, то ли оно илистое. Открываем двери, в салон хлещет вода (причем как через двери, так и через днище), затем туда же, в салон, начинает фигачить выхлоп. Я даю команду "не дышать по возможности", Лиза держит над водой переходник 12-24V, Навка плавает на заднем сидении, я судорожно пытаюсь нащупать под водой сцепление и выжать задний ход. Нащупать удается без проблем, поехать не удается в принципе – хоть машина и села на грунт, тащить бегемота по илистому дну даже 37 максиз отказывается. Лиза закидывает ноги на торпеду, поскольку ее сиденье оказалось выше всех и на нем хотя бы можно не мокнуть, Навка и я высовываемся в люк и зовем кого-нибудь с тросом. Пока отважный Неуд по грудь в воде ползет к нам, из кабины смывает полукиловаттный преобразователь 12-220. Сказав "а, подавись", мы буксируем машину лебедкой на берег, пьем по 50 и пытаемся поехать в другом месте. Сразу же у берега машина падает в яму по самые фары, то есть примерно на 150 сантиметров глубины, и вывешивается диагонально. Нас еще раз выдергивают лебедкой. Становится ясно, что, пусть даже я здесь пройду – Балицкий точно не пройдет, он без шнорхеля, а уж о мотоциклах и говорить нечего. Балицкий решает ехать в Харгино и сваливает.

Мы тем временем едем искать объезд. Заскакиваем на какие-то заливные луга, где я умудряюсь два раза посадить машину в одной и той же луже – по пути туда, пока мы еще надеялись, и по пути обратно, когда поехали искать еще один объезд. В конечном итоге доезжаем до деревни Булунчуг, узнаем у местных жителей, что есть дорога, которая выходит на реку Колесьма Морская выше нашего брода, через мостик, и потом пересекается с обозначенным на нашей карте зимником. Правда, нам сулят на этой дороге страшные испытания и гибель в итоге, но мы не верим и бодро двигаем дальше, по дороге периодически бурханя и блудя. Благополучно сделав полный круг через вырубки, потеряв на этом часа два времени, мы останавливаемся, сосредоточенно думаем, глядя на несколько gps-приемников и карту местности by "местный житэл", пьем и закусываем. Неудачин уматывает вперед, возвращается и говорит, что дорога найдена. К сожалению, пока его не было, Влад.Сафари умотал по другой дороге и еще не вернулся – приходится выпить еще раз. Мы мотаемся по лесу уже больше, чем полдня, бензиновые пары в машине смешиваются с водочными в голове (пьем понемногу, не очень часто, но все равно же накапливается), так что энтузиазм постепенно гаснет и сменяется здоровым пофигизмом. Понимаем, что перевал сегодня точно не возьмем, доехать бы до него...

По вновь обретенной дороге едем до очередной развилки. На ней встречаем мужЫка в резиновых сапогах, который нас радует (едем правильно) и стращает (хрен типа проедем). Мы, конечно, не верим, двигаем дальше и через километр-другой упираемся в здоровенную лужу, переходящую в брод. Отсюда начинаются трудности. Мотоциклы в луже тонут, после чего сосредоточенно чихают и отказываются заводиться. Минут 15 курим, после чего решаем разделиться – мы с Сильвером двигаем на зимуху, варить ужин, а Влад ждет мотоциклистов и тянет до зимухи попозже.

Дорога становится достаточно жесткой – колеи, мокрень, здоровые лужи, местами дорога идет то ли вдоль реки, то ли прямо по ней. Мы продолжаем двигаться достаточно бодро, и в конечном итоге доезжаем до болотинки, в которой сидит УАЗ. Несколько мужиков пытаются корчевать его из болота, чтобы попасть на ту самую зимуху, куда мы нацелились, забрать там каких-то девчонок и двигать обратно. Мы дергаем лебедкой парней-охотников, они уезжают, и тут выясняется, что Сильвер сел и вытащить его не удается. Минут за пять он достаточно успешно закапывает себя на мосты, потом мы минут 20 джечим тяжеленный Сафарь, потом еще минут 10 дергаем его, пока я не загоняю Мегатролля в кусты около дороги и не протаскиваю Женьку мимо засады через те же кусты. Метров через триста видим тот же УАЗ в следующей луже. Дергаем, пытаемся пройти там, где он сел, садимся сами. Пока мы переживаем это горе, Сильвер объезжает засаду по краю, мы лебедимся за него и давим к зимухе – до нее остается метров триста по прямой. Я доезжаю без последствий, Женька сажает себя по помидоры. Выгружаю девчонок, еду обратно, в процессе сосредоточенного секса понимаю, что трос слетел с крепления и вследствие врезанного болта лебедку мы сейчас уже не починим. Дергаю Женьку раз, потом дергаю другой, в результате добираемся до зимухи и минут через 15 слышим грохот двухтактника – подбираются мотоциклисты и Влад.Сафари. Сразу после этого мне совсем сплохело от бензина, так что вечер я пропустил от слова совсем.

Утром просыпаемся, долго встаем, пьем чай, едим, собираемся, чиним лебедку, плачем над разбитым вдрызг боковым зеркалом, затем решаем ехать в перевал. Поскольку Влад забатонился, а Сильвер спит, набиваемся все в Мегатролля и стартуем прямо по реке. Примерно через 500 метров после зимухи упираемся в подъем. Подъем перегорожен промоиной глубиной метра три с половиной. В несколько приемов нежно пробираемся мимо, прем наверх и метров через пятьсот ловим крылом здоровенную ветку. Ветка играет от крыла и, как копье, упирается в нижний левый угол лобового стекла. Стекло – вдребезги, кабина засыпана стеклянной крошкой, ветка ломается – и слава Богу! На переднем сидении была моя любимая жена, и когда я понял, что случилось, чуть не поседел. Мы высыпаем из машины, вяло материмся, грузимся обратно и едем вверх – назад уже как-то глупо. Проезжаем развилку, выбираем вариант "направо" и достаточно быстро упираемся в изрядный крутяк. Решаем пройтись немного пешком, понимаем, что дорога тупиковая. В этот момент нас догоняет Яскин на мотопеде, который говорит, что перевал – налево. Прем туда, доезжаем до места, где дорога кончается, пассажиры уходят вперед ("там метров 800, не больше!"), мы с милой ждем в машине. Спим, курим, всячески убиваем время. Примерно через полтора часа устаем и едем в лагерь. Как выяснилось, народ пилил дорогу Яскину, который поехал прорывацца через Сенную в Харгино, и мы ниасилили их дождаться буквально полчаса. Спускаемся в лагерь, варимся, пьем, едим, провожаем Сильвера, пьем, курим, поем и ложимся спать...

Наутро встаем, кушаем, неспешно собираемся и двигаем в обратную сторону. Первые полчаса-час все идет очень бодро, потом опять начинаются глубокие лужи и Неуд топит свою козу, налетев на бревно. Мерно поплевавшись, мотопед заводится, мы проезжаем еще метров триста и упираемся в позавчерашний брод, вода в котором поднялась. Монстер уныло ходит в воде по пояс и утверждает, что мопеды утонут, а мы их потом не прочихаем. Принимаем волевое решение – Влад едет на другую сторону, мы грузим мотоцикл на бампер крузака, вяжем его (при этом дядя Федор привязал намертво водительскую дверь), и везем через брод и лужи "на ту сторону реки". Картина апокалиптическая – крузак становится похож на молодого Чехова в пенсне. Перетащив один моц, возвращаемся и по той же технологии везем второй. Вода действительно с чего-то поднялась, в некоторых местах глубина выше бампера крузака, то есть как минимум метр.

Перебравшись "к цивилизации", мы по ровной грунтовке достаточно быстро выскакиваем в Голоустное, Влад стартует домой, в Ангарск, а мы принимаемся искать двухтактное масло для Монстровского мотоцикла – так случилось, что оно внезапно кончилось. Масла нет. Нет совсем и нигде. Леха мрачнеет, я предлагаю залить моторный кастрол и он, поколебавшись, соглашается. После заливки оного мотоцикл напрочь отказывается заводиться. Мы долго терзаем кикстартер, затем таскаем моц на веревке за Мегатроллем, потом становится ясно, что счастье нас покинуло вместе с Владом.Сафари. Мозговой штурм, тупеж, затем при помощи кайлы, какой-то матери и дяди Федора отвинчивается переднее колесо, мотоцикл ставится вилкой на фаркоп и привязывается к бамперу. При мысли о том, что мне придется ехать по городу с разбитой лобовухой, без левого зеркала, с конченным техосмотром и этаким самокатом за спиной, мне становится плохо – но делать-то нечего. Потихоньку двигаемся, проезжаем километров 20. У меня начинает истерически болеть зуб. Монстер кормит меня таблетками, я глотаю их насухую, причем это настолько противно, что зубная боль отступает в момент проглатывания – правда, тут же приходит обратно. Челюсть немеет, голова не варит совершенно. Через полчасика таблетка все-таки действует, мне становится хорошо, я начинаю замечать окружающую природу. В зеркале вижу обгоняющую меня "Оку", принимаю вправо, "ока" равняется с Мегатроллем и издает чудовищный рев. Я в полных непонятках пытаюсь разглядеть на ней прямоток, потом – найти в зеркале этот скайлайн, который ревет за спиной, потом понимаю, что завелся мотоцикл!!! Принимаю к обочине, парни выключают передачу, которая врубилась от тряски. Едем еще 100 метров, рев повторяется. Снова встаем. Вывинчиваем свечу. Едем полкилометра, нас обгоняет отчаянно сигналящий Неудачин – у мотоцикла порвалась цепь! Надо сказать, что после этого он хотя бы перестал заводиться. В Пивоварихе мы натыкаемся на машину ДПС. Я утверждать не рискну, но народ говорил мне, что милиционеры настолько охренели от вида нашего пепелаца, что даже забыли его тормознуть – хотя пальцами показывали. Потихоньку ползем в город, выгружаем моц в гараже, участников по домам и сами спать, спать, спать...


Персональные респекты: экипажу УАЗа (Vlad.safari, Юля, Файдер), экипажу Safari (Джон Сильвер, Дэн, Наташа, Олегыч), Неуду, Монстеру, ну и нам, любимым.


Фото: Елизавета Лесных, Джон Сильвер

13.06.2008 г.