в Иркутске 18:08, Ноя. 21:t -7°C

Потомки Сизифа

Автор:Алексей Большаков(tomrider)
Опубликовано:30.05.2008
Ключевые слова: Пик Любви, велосипед, Аршан
Если б я имел коня – это был-бы номер
Если б конь имел меня – я б наверно помер
Неизвестный автор

Предисловие

Сизиф оставил после себя буйное потомство, пораженное его проклятьем на генетическом уровне. Эти люди готовы волочь на своем горбу какую-нибудь тяжеленную штуку в гору, причем, чем выше гора и круче подъем – тем лучше. Долго подниматься, проклиная все на свете, заставляя себя шагать через "не могу". И все только для того, чтобы ломануться на этой штуке со всей дури вниз ради недолгих минут драйва.

Мечта

Мечты бывают двух категорий – сбывшиеся и несбывшиеся. Душа моя, душа старого фрирайдера, давно просила чего-то высокого, недосягаемого, хотела оказаться высоко над плоской поверхностью, на грани между небом и землей. Спуск с пика Черского и из-под Тальцинского стали мечтой воплощенной – значит мечтать надо было о чем-то новом. На Хамар-Дабане новых мест, попадающих под критерий Высокой Мечты не находилось и тогда из легкой дымки совсем несбыточного в реальности проявилась новая цель – спуск с пика Любви в Аршане.

Про этот маршрут мысль появилась очень давно, лет шесть назад, еще на первых спусках с Черского. Дирижер, мой старый дружище, показал мне как-то на одном из Черский-рейдов тонкую линию Саян на горизонте и рассказал про Аршан и пик Любви. Все эти годы я потихоньку расспрашивал знающих людей о возможности катания там, прикидывал возможности поездки, возможности моего байка и свою подготовленность... и откладывал идею. По всему выходило, что при больших усилиях спуск может оказатся почти невозможен. Но все изменилось опять благодаря Дирижеру.

Мечта и реальность. Наверх
Однажды весной Дирижер сказал, что у него есть машинка и теперь мне от поездки в Аршан просто не отмазаться. Решили,что в начале мая съездим на разведку, налегке забежим наверх и я в живую оценю возможности спуска.

И так, в одно неплохое майское утро мы топаем на пик. За несколько дней до нас туда был забег имени Сибирских козерогов – лучшее время у них было около часа и прогулка мне представилась не долгой... Мда, наивный старичок. На верх мы поднялись только часа через три при бодром темпе ходьбы почти без передышек. Потом еще часа два вниз. Как носились там эти лоси (пардон, козероги), представляется с трудом.

Общее впечатление от разведки – съехать можно и нужно! Грунт на тропе устойчив для нормального торможения, простор для маневра тоже есть, откровенно не проезжаемых мест совсем мало, уклоны хоть и круче среднего, но меня ими уже не испугать, а самое главное – вниз ехать ну никак не меньше часа! Вот ради этого можно преодолеть небольшое НО... сначала надо закинуть на пик байк и меня.

Это сладкое слово Халява. Мысли про облегчение моей участи при подъеме приобрели конкретные очертания в виде трех идей. Первая: взять кучку денег и заказать вертолет, к примеру от Аэростара. Вторая: нанять бурята с лошадью. Третья: найти шерпов. Кучки денег не нашлось, буряты посмотрели на верх и почему-то долго смеялись, оставалась надежда на шерпов.

Через две недели. В четыре утра за мной заезжает Дирижер. Грузим байк, шмотки и откровенно спящего меня. Через несколько часов уже катим по Тункинской долине, любуемся рассветом в Саянах, видим по дороге нескольких участников Великого велопробега Иркутск-Аршан. На месте пьем чай с шумной тусовкой участников, слушаем кучу новостей, забираем брата Дирижера – Флекса и уходим на подъем.

Небольшое лирическое отступление. Выкладка по весу фрирайдера. Фрирайдер обычный, двуногий, самоподъемный – вес не принимается к расчету. Его байк – 20 кг, защита (жакет, руки-ноги, фуллфейс) – 5 кг, необходимый инструмент + камера – 2кг, еда и вода – еще 2 кг. Итого наверх закидывается около 30 кг. Поэтому Дирижер и Флекс сегодня стали шерпами.

Раскидываем груз, они забирают колеса и защиту, я накручиваю на себя раму и топаем наверх. По дороге чистим тропу – отпиливаем поваленные деревья, которые могут помешать на спуске. Постоянно останавливаюсь и прикидываю траектории на том или ином участке. Крутизна некоторых мест обещает много веселых минут.

Начало топается легко, но чем выше – тем тяжелее становится рама у меня за спиной. Феномен однако. К моменту выхода из леса в памяти всплывает фраза про коня... мда, актуально. Через 4 часа мы на пике и любуемся видами Тунки. Правда холодный резкий ветер заставляет любоваться, отдыхать и собирать байк весьма резво – минут 20-30 и все готово к спуску.

Небольшое техническое отступление. Вниз меня повезет Kona Stihky Delux – Конь Вонючий Роскошный. Тяжелый и надежный как бульдозер, двухподвес с ходами подвески 8-7 дюймов, воплощение еще одной моей мечты – о настоящем фрирайдном байке.


Мечта и реальность. Вниз

Ну вот и момент истины – отсюда только вниз. Дирижер достает из рюкзака какую-то огромную штуку. Называет ее фотоаппаратом и объявляет себя штатным фотолетописцем, запрещая мне уезжать куда-либо без его команд. Все на исходных позициях, в голове мелькает обратный отсчет, музыка стучит и разгоняет кровь еще быстрей... ну все... ПОЕЕЕЕХАЛИИИИ!

Тропа скачет вниз резкими короткими ступеньками, выставляя поперек грани камней и пытаясь сбросить меня вниз на склон. Разогнаться не удается, подвески проваливаются до предела, тормоза отпустить нереально. Первый полет, второй... третий. Через 10 минут я уже мокрый как мышь, кисти сводит, тормозные диски обжигают сквозь перчатку, а Дирижер радуется удачным кадрам. Вот так и воплощаются большие мечты.

Каменистый гребень с наклонными плитами, чуть влажные покрышки скользят по ним и приходится вернуться на тропу – она уже более ровная и можно разогнаться до начала леса. В лесу еще не просох грунт и вместо контролируемого спуска начинается неуправляемое скольжение... до ближайшего дерева. Встречаются восходители – советую курить меньше травы, тогда на подъемах всякая хрень вроде меня мерещиться не будет... Участок около скал и чуть ниже приходится пройти ножками. Тропа снова подсыхает, можно ехать. Спуск еще хоть и крутоват, но уже можно чуть подотпускать тормоза. Леха требует зрелищ и приходится иногда убираться. Каждая уборка продолжается кувырками вниз метров на 5 – раньше остановиться нереально.

Так и спускаемся – Дирижер и Флекс убегают вниз и ждут кадров. Я либо проезжаю, либо кувыркаюсь мимо них. Потом, пока они опять бегут ниже отдыхаю, обсыхаю и вытряхиваю пыль.

Мы уже далеко от вершины. Тропа чуть выполаживается и теперь я наслаждаюсь быстрым и техничным спуском. Мои спутники отстают все сильней и вот перед первой смотровой площадкой делаем финальную серию фотографий и я вольной птицей ухожу на спуск до самого низа.

Вот и выкат. Все. Еще одна мечта стала реальностью. Пока тело выпадает в осадок, я снова и снова прохожу спуск в мыслях и понимаю, что обязательно вернусь сюда еще не раз. Спускаются довольные Дирижер и Флекс, собираемся и едем в Жемчуг. Отмокаю и считаю синяки, которых досталось немало, несмотря на полную защиту.

Долгая дорога домой, неспешные разговоры, планы. За окном тянутся Саяны и Хамар-Дабан. Прожит один очень хороший день, и только одна мысль не дает покоя.

О чем мечтать теперь?!