в Иркутске 08:05, Окт. 19:t -2°C

Былое и думы (для романтиков – пожилых и не очень)

Автор:Константин Суханов(papako)
Опубликовано:20.07.2007
Ключевые слова: Осиновка, Хамар-Дабан
Седой Байкал нахмурил реки,
и мы с тобой уходим вдаль
Мы изменяем жизни вехи
и отдаём горам печаль
Встают хребты за перевалом.
Я знаю, что когда-нибудь
Тебе приснится взор Байкала.
Но тот костёр нам не вернуть...

Хамардабанское утро
Вечером

И снова – Осиновка, родные постройки на невысокой террасе горного озера. До боли знакомые пихты и причудливо разлапистые кедры, отражающиеся в зеркале озера яркие разноцветные склоны окружающих цирк гребней. Только нет уж той весёлой и большой компании, не слышен стук топоров, не будет вечером звона гитарных струн у костра, жарко натопленной бани и купающихся в озере участников; и никого не ждёшь "из своих" ни сегодня, ни завтра. Да и баня на ремонте.

Июль на Осиновке

Но, несмотря ни на что, наконец-то – лето! Солнце, жарко, вода в озере почти тёплая. Снега у зимовья давно нет, все склоны в цвету, и этот аромат – запах солнца, трав, цветов, пихты и стланника, надвигающейся грозы и горного ветра, наступившего лета и нерастаявших на гребне снежных карнизов, – он всё такой же, неповторимый запах Осиновки! Это запах мечты и счастья, а ещё чего-то безвозвратно потерянного здесь, навсегда ушедшего в прошлое.

Злоупотребление алкоголем
Верхнее озеро
в середине июля
Была всякий раз новая и неповторимая радость встреч с горами, непройденными маршрутами, вершинами; счастье от осознания того, что ты – можешь! Можешь прибежать сюда утром, с электрички, с 40-килограммовым рюкзаком, до вечера не выпускать из рук топор и рубанок; вечером – баня до одури, иногда номинальная тогда для тебя доза – бутылка водки – так, для веселья. А в 6 утра опять – топор и рубанок; после обеда за 2-3 часа выбежать к станции, не устав нисколько. Можешь пройти маршрут с десятком сложных перевалов, уехав летом в "азиатские белые горы", зимой – в Саяны, на Алтай, намотав на Бескиды километров 300-400.
Зеркало воды
В тёплой воде
Можешь быть счастливым оттого, что ты – на гребне, на высоте, на леднике, и неистрёпанный ещё хребтами ветер срывает тебя в разломы и сбросы, пурга хлещет в лицо колючими льдинами и заставляет непрерывно продирать глаза из-за смерзающихся ресниц. Можешь без остановки весь световой день тропить в снегу лыжню по незнакомому маршруту в горах, а после удивляться, узнав, что прошёл почти недельное расстояние. Можешь зимой ночевать в скальной щели, не снимая ботинок и обвязки, пристегнувшись к страховке, а утром снова долбить обледенелые скалы и балансировать на выходящем к вершине остром фирновом ноже. А можешь просто заорать от переполнивших тебя чувств на сложном перевале или пике, к которым ты шёл не один день.

Анекдот за ужином
Тропа по гребню

Ночь. После грозы небо ясное, с мириадами звёзд, и противоположный склон мистически залит лунным светом. Как всегда здесь, если прислушаться, слышны вдали какие-то голоса и странные звуки. Их слышат многие, но что или кто это – неизвестно. Может, дух горного озера, может, домовой (или зимовейный?).


А это про зиму
Остров любви и тепла в океане метелей
Светится ночью безудержной бликами печки
Дым из трубы над поляной меж сомкнутых елей
Стелется ветром вдоль спящей чуть слышимой речки
Белое озеро летними снами согрето
Кедры в четыре обхвата сурово молчали
Грезится им в снегопад наступившее лето
В ночь беспросветную кедры не знают печали
Песни над озером слышались – свечи горели
Снегом костёр заметало – за брёвнами крыши
Гордо шептались бессменные в сумерках ели
Шумными лапами трогая мёрзлые лыжи
В июне бывает и такое
Спуск к зимовью

Подряд на очистку
крыши от снега
В баню

И совсем уж лирически
Помнишь, а помнишь, мы вместе когда-то встречали
Солнца восход на горе и судьбу на восходе
В снежных метелях нас горные ветры венчали
В длинном запутанном жизненном том переходе
След наших лыж одиноким остался на склоне
А снегопад зачеркнул наши летние тропы...
Опасные карнизы
Новогодняя заготовка дров

Новый Год


   Всё, хватит. Дальше совсем уж не по теме.
   P.S. Фото разных лет.