в Иркутске 10:15, Окт. 17:t +4°C

Зарисовки к конной экспедиции Малое Море – посёлок Бугульдейка, 2004 год

Автор:Сергей Перевозников(pers)
Опубликовано:09.07.2007
Ключевые слова: лошадь, Байкал, Малое Море, Бугульдейка

Часть первая. Все флаги в гости к нам. Начало Большой Кругобугульдейской тропы.

С девятого по четырнадцатое августа состоялась конная экспедиция Малое море – поселок Бугульдейка. Инициатором и организатором пробега была школа верховой езды Ольхонского района, базирующаяся в имении "Заречное".

Идея о создании массового конного туризма на Байкале, витавшая в воздухе, получила свое пилотное воплощение. Начиналось все так. К нам обратилась графиня Толстая (внучатая племянница Льва Толстого, подданная Великобритании) и ее муж Шамиль (мастер спорта по конкуру) с просьбой помочь в организации конного трека Бугульдейка – Малое море – Ольхон. Ей нужна была база для начала трека и не хватало коней для пробега (как позже выяснилось из-за проблем с таможней не доставало и много чего другого). Так как лошадей планировалось оставить в МРС и оттуда мы их должны были забрать сами, мы сочли, что это случай испытать идею, планируемую к осуществлению на следующий год. Были сборы недолги, от Куркута до Алагуя мы коней собирали в поход. Осложняло организацию пробега две вещи: заплыв через Байкал теперь уже знаменитого японца Икараси Кен (или Икараси Кена?) и разгар сезона.
Если вторая вещь осложняла жизнь гостей имения "Заречное" (за что приносим свои извинения и благодарность за понимание посетителей базы) и заставляла доприобретать инвентарь и амуницию, то вторая часть требовала ускоренного благоустройства базы и личного присутствия на месте перед и во время рекордного заплыва. В это же время два немца хотели осуществить пеший переход от Бугульдейки до Ольхона. Любое из этих мероприятий достаточно сложная организация, а уж их совмещение – конь, трепетная лань and иКАРАСИк-сан в одной упряжке, а точнее в одном имении почти одновременно – кроксворд, как говорил Райкин. Возрастающая популярность Бугульдейки как базы подскока для разного рода переходов, походов и заплывов как вдоль, так и поперек Байкала – это и есть начало Большой Кругобугульдейской тропы, части Большой Байкальской тропы. Шутливое название не отражает ее масштаб – от Голоустной и Песчанки на юге до Малого моря и Ольхона на севере. Это порядка двухсот километров по прямой и более трехсот на самом деле. Часть ее: Бугульдейка – Куртун – Малая Голоустная – Иркутск мы уже проходили в прошлом году, настал черед ее другой части. Решено – идем и пытаемся провести эти мероприятия почти одновременно, надеясь на помощь партнеров. Описание других, проходивших одновременно, мероприятий еще несколько раз встретится.

Часть вторая. Начало экспедиции. "Если друг оказался вдруг...". Степи, Байкал, отроги. Улан-Нур.

Утром седьмого августа, плотно позавтракав, выдвигаемся из имения "Заречное" на базу отдыха "Чайка" (залив Куркут), где работает филиал школы. Перед этим случилась первая неожиданность – в Бугульдейку привезли наших коней, которые шли в пробеге графини Толстой и наш человек ждал их на пароме. Проводник из центра отдыха "Ерши", приведший их сказал, "Забирайте своих коней, мы все устали, кони наши тоже, мы торопимся и никто никуда не пойдет". На вопрос, а как же договоренности? – был простой ответ – никто никаких бумаг не подписывал. Хорошее начало. После переговоров и рассказов проводника о трудностях работы с иностранцами, необходимости срочного появления в Иркутске и тому подобного, договариваемся, что Ерши нам дают своих двух коней и водитель увозит наших коней туда откуда взял, попутным рейсом!! За дополнительные неплановые деньги!!! Позже своеобразный водитель хорошей машины Слава взял дополнительно 500 руб. на ГСМ, мотивируя это тем, что везет не двух коней, а пятерых. Своеобразие его не столько в жадности, а в том что в рейс по перевозке коней от МРС до Иркутска он взял всю семью – жену и двоих взрослых детей в кабину грузовика и был очень недоволен, что туда же я засунул для сопровождения лошадей своего человека.

Также решаем, что проводником иду я сам, возвращаюсь только на четверг (планируемое время заплыва) и объясняем гостям школы, что вынуждены забрать часть лошадей и амуниции. Все, вводную отработали.

Подъезжая к базе отдыха "Чайка", вытянул всю шею разглядывая и считая коней – так и есть – кони только наши, их вороного и рыжего не видно! Наш инструктор Инна и один из участников экспедиции, завезенный в четверг для оказания помощи по уходу за лошадьми, Альбина говорят, что ждали машину до двух ночи. Еду на паром, узнаю – коней перевезли примерно в 11 часов вечера. Вчера. Все ясно – надеемся только на себя. Распределяем коней. Их восемь. Нас девять. На жеребую кобылу Ласточку, которую хотели вести в поводу садим одного из самых легких участников экспедиции – Таню.
Таня с некоторой обидой соглашается. Позже, проехав еще на двух конях, сказала, что ход у Ласточки мягче, она послушней, поэтому она будет ехать на Ласточке. Еще один работник имения "Заречного" Маша едет в машине сопровождения. Машина сопровождения – микроавтобус Мазда Бонго 4 WD и семейная пара Алексей и Алена. Их первоначальная задача – транспортировка и разбивка лагеря в заранее намеченной точке плюс-минус километр. Огромное им спасибо, так как весь наш скарб (спальники, палатки, ведра, продукты и так далее) занял почти всю машину, кроме этого, у них с собой оказалась масса нужных или не очень нужных, но приятных вещей – самовар, матрас для загара, сапоги-ползунки, очень пригодившиеся во время волны на Байкале, "разжигалка" для костра и прочее. Первоначальную задачу они расширили значительно: Алексей взял на себя и заготовку дров, и снабжение лагеря от пива до батареек, при этом еще и рыбачил, а Алена готовила, поймав при этом рыбы не меньше Алексея, правда, у соседей-рыбаков. Тут уже наоборот "парня в горы зови, тяни..." Поэтому у Алексея среди друзей и прозвище, с годами все более и более уважительное, – Автономыч!

Из-за этих перепитий выдвигаемся из "Чайки" не в 11, а в час дня. Уже через полчаса начинаются приятности путешествия на Байкал – великолепный вид на остров Ольхон и пролив Ольхонские ворота. Любуясь видами, забылись и сразу получили напоминание о том, что жеребец – это не велосипед: Ветерок и Карнаухий (в гражданской жизни Буян), оказавшись рядом, пытались выяснить отношения в течение нескольких секунд. Как говорится, лучше один раз увидеть: Несколько устных предупреждений оказались менее значимыми, чем одна демонстрация.

На Альбину, сидевшую на Карнаухом, это произвело неизгладимое впечатление – и больше шансов разобраться с кем-то во время пути ему не представилось. Первый вопрос, который Альбина задавала подьезжающему всаднику звучал так: "Мальчик? Девочка?". После идентификации пола животного следовал допуск, если это была кобыла, в противном случае – немедленный отъезд. Кстати, во время поездки сложилось две пары с почти семейными отношениями – Альбина плюс Карнаухий и Маша плюс Буян. Между участниками пар были свои, чаще милые отношения, разговоры, толчки и почесывания, но иногда случались драмы с бранью и угрозами. Регулярно звучало: "Ну хватит есть!"; "И куда ты меня завел?"; "Вон она твоя ненаглядная" (о кобыле Зорьке); "Что ты в него уперся!?" и так далее.

Привал на обед делаем в 15:00, на высоте примерно 500 м над Байкалом. Первый привал затянулся на два часа. Во время привала Чика (настоящее имя Мальчик, вороной жеребец с примесью крови тяжеловоза, к середине поездки получивший прозвище Боевик), порвал сыромятную узду и отогнал двух своих кобыл, по дороге устроив стычку с Карнаухим и Буяном. После привала выдвигаемся к летнику и уже в половине седьмого, проскакав последние 3-4 километра галопом по Тажеранским степям (безлесые холмы и сопки) выезжаем к первому привалу – летнику Улан-Нур. В 20 часов к этому же привалу подъезжают велосипедисты из Питера, которые ночевали до этого в "Заречном". Расседловка и распределение коней на ночлег, их кормление, приготовление ужина и охота на кроликов.

В летнике Улан-Нур живет масса свободнобегающих кроликов, которых хозяин ловит раз в жизни, – и похоже, с ружьем. Сделав несколько бесплодных попыток догнать – скрадываясь, пешком, загоном, на велосипедах – устроили из этого веселое зрелище для хозяев. После этого возвращаемся к костру, который уже успел стать ночным. Огромное низкое звездное небо, звездопад, безветренно. Что надо, чтобы спокойно встретить следующий день? Перед отходом ко сну в луч фонарика опять попал кролик. Вскакиваю и пытаюсь загнать, держа кролика в луче света. Один кролик, второй, неудача. Меняю тактику и машу фонариком, так, чтобы он все время был на виду, но не все время в луче. Вспышки привели к потере ориентации и постепенно, я загнал его в лагерь, где присоединились другие участники. Сбитый с толку, братец Кролик или сестра Кролик тычется в бок палатки, где и ловится. Молодой белый кролик у всех девушек вызывает желание его погладить и пожалеть. После небольшого сеанса "муси-пуси" его отпускаем, и он, совсем сбитый с толку, пытается залезть в палатку. Под дружный смех выпроваживаем его из лагеря и примерно около часа ночи расходимся. День удался.

На второй день купили свежую сметану и только что из печи горячий хлеб. Спросили у хозяина летника с говорящим именем Виктор Байкалыч – не может ли он дать коня на несколько дней. Он ответил, что сына нет и кони ушли. Вызываюсь их пригнать, после того, как он сказал, что они за ближней сопкой. За ближней сопкой, а точнее за двумя, оказалось, живет его брат, который в это время гнал или варил тарасун – национальный бурятский слабоалкогольный молочный напиток.

Владик сказал, что кони здесь проходили, но они на Большом озере или в летнике Ширета. И дал в помощники своего сына, примерно одиннадцати лет, на коне. После часовых поисков кони нашлись на двух озерах, примерно пятнадцатиминутный бешеный галоп, не разбирая дорог, во время которого два раза чуть не вылетел из седла, забыв укоротить стремена и – кони развернуты в нужном направлении. Пригнав узнаю, что это не те кони. Второй табун спустился с другой стороны сам. Разъединили коней и я погнал трех лошадей и двух жеребят в Улан-нур. Хозяин дал жеребца с традиционным для этих мест именем Буян, которого мы перекрестили в Улана. Хороший, легкий, послушный молодой жеребец рыжей масти. Теперь вся экспедиция на конях. Огорчает только одно – у хозяина нет узды и хорошего седла, а свою машину из "Чайки" я отпустил для помощи в организации заплыва японца, именно в ней была амуниция на коней, которых не привезли. Кроме этого, свою узду где-то потеряла Орли, которая паслась свободно. Вяжем для Ласточки и Орли узду из веревок, Маша садится на Зарю, только на потник, без седла, Дана садится на Улана. Все, распределились, поехали в 15:00. Поехали красиво – караваном уходим в горы в сторону Байкала. Позади, на западе, Улан-нур. Спасибо за приют.

Въехав на гору, видим Байкал и обрыв. Берем правее и уходим за сопку. Пройдя с полчаса выходим на плато. Впереди обрыв, позади Улан-нур. Идем от Байкала на запад, Улан-нур в течении часа на севере от нас, то скрываясь, то появляясь. Все время слева нет пути. Спускаемся вправо и идем по долине, в которой провели уже почти сутки. Позади, на северо-востоке: Улан-Нур.

Снова поднимаемся на сопки и видим на горизонте, как в кино, на фоне синего неба неподвижный человек на коне. По прямой километра полтора-два. Шли к нему кругами около часа. Местный чабан показал дорогу к Усть-Анге, месту следующего ночлега. Оказывается, чтобы пройти, надо было сразу уходить от Байкала. Уходим из долины последний раз, на востоке: Улан-Нур, теперь точно – до свидания. По дороге до привала попался табун, голов на 60 лошадей, который мы прогнали с дороги с таким выбросом адреналина и улюлюканьем, что забылось долгое прощание с Улан-нуром. Проскакав галопом кто километр, кто пять в 19-25 встаем на привал. Великолепная панорама долины реки Анги, священная для бурятов гора Ёрд, вдали Еланцы и Усть-Анга.

После привала – крутой спуск пешком, потеря одной попоны, переход через Ангу. Интересной была попытка срезать болото, неудавшаяся до конца, но подарившая встречу с аистами и с табуном, возглавляемым красивейшим табунным жеребцом мышистой масти, который нагнал страху на всадников и привел в трепет лошадей. Поиск лагеря. Остановка в лагере в бухте Бегул в 22 часа. Ночное кормление лошадей, огромные Байкальские волны в 20 шагах от палаток, Баргузин и звездное небо. Долго не сидели – сказывается усталость. Второй день – день встреч с лошадьми и день Улан-Нура.

Часть третья. Усть-Анга. Мыс и падь Крестовские. Первые травмы. Кто такой Морходоев. Бухта Крестовская. Дневная стоянка.

Проснулись поздно, под шум прибоя так спится! Правда каждую ночевку рано утром встаю перевязывать коней, чтобы лучше кормились, а поим и даем овес утром и вечером. Сегодня начнутся лесные дороги, поэтому лучше выдвигаться раньше. Несмотря на это у всех пляжное настроение. Мы с Алексеем купаемся в волнах. Он с Екатеринбурга, первый раз на Байкале, поэтому удивлен, что прибой и волны как на море. Подныриваем под них в течении одной-двух минут и не чувствуем холода, несмотря на то, что вода в этом году не прогрелась. Достаточно быстро собираемся (опыт) и выдвигаемся в сторону мыса Крестовский. Мыс знаменит своими писаницами и археологическими раскопками, люди здесь жили с незапамятных времен. Мыс находится уже на третьей странице атласа Прибайкалья которую мы пересекаем, а это значит, что мы к вечеру пройдем порядка 100 км от старта. Во время сбора меняем коней, так как хочется почувствовать разных коней. Дана садится на Чику (знать бы чем это обернется), Алексей на Улана, Марина на Ветерка, отдав Тане Орли.

Выезжаем в 12:45 и спокойно доходим до летника Бирхин, втягиваемся в лес. По дороге растет огромное количество маслят и видны грузди. Хочется остановиться и набрать их на вечер, но решаем, что сделаем это позже. Позже не было. Орли на узкой дороге пошла обгонять Буяна, за ней потянулся Чика, оказавшись в непосредственной близости у Буяна. Буян, желая лягнуть Мальчика, попал по ноге всаднику. Спешиваюсь, проверяю ногу, похоже просто сильный ушиб и испуг. Делаем привал, после чего я сажусь на Чику, Дана на Орли, а Таня на Морходоева. Морходоев – это отдельная песня.

Табунный жеребец, арендованный на время, пригнанный из табуна за неделю до похода. Из достоинств – вес, медленная, как у штангиста, сила и уверенность в себе. Остальное – на любителя. Не знаю, куда отнести мягкое и удобное седло, мягкую, но тяжелую рысь и невозможность ехать быстро. Вот он – конь инструктора! Когда его забирали у хозяина, спросили кличку. Ответ: "Как-как – конь!". Занесли в реестр как конь Морходоева, что само собой сократилось до Морходоев. Своим флегматизмом во всем, кроме чисто жеребячьих дел, он вызывал у меня желание называть его даже не "товарищ", а "господин" Морходоев, как говорится Морходоеву везде у нас дорога, Морходоеву везде у нас почет. Постепенно это передалось и группе и конь стал пользоваться большим уважением.

Добравшись до бухты Крестовская к половине восьмого, проскакав по ней полтора-два километра, узнаем, что Алексей поймал щуку, а Алена – соленого омуля, – все великолепно пошло на ужин. Красота. В бухте трава, простор, огорчает дальность туалета и соседи, взрослые мужики, слушавшие всю ночь тинейджерские песни. Вот уж воистину – седина в бороду – бес в ребро. Подумали, однако, скоро умрет аккумулятор, что он с радостью и сделал к середине следующего дня. После этого они устроили шоу с заводкой машины с автоматом буксиром. Товарищи же хором пели песню, сочиненную до этого – положенную на музыку Наутилуса: "Морходоев, Морходоев, зови меня так! Морходоев, Морходоев, зачем делать сложным, то, что лучше не делать!" Но это было уже без меня, так как утром я уехал.

Часть четвертая. Заплыв.

Уехать мне нужно было по двум причинам. Заканчивался договор с Алексеем и Аленой, им нужно было в город и в это время планировался заплыв японца через Байкал. Алексей довез меня до "Заречного", откуда я должен был приехать с сыном и с инструментом для того, чтобы подтянуть подковы. Но это случилось только к обеду следующего дня, когда у всех уже кончились хлеб, пиво, водка, сигареты овес и терпение. Но у меня были

уважительные причины – поломка машины и ЗАПЛЫВ!

Живший уже четыре дня в "Заречном" Икараси Кен удивлял здоровьем, силой, легкостью издавания разных звуков и самурайским подходом к делу. В первый приезд к Байкалу он опустил градусник в воду, увидел 7 градусов по Цельсию, покачал головой и уехал на обед. После обеда он потрогал воду рукой. На следующий день вошел в нее по пояс и побродил. На третий день сделал небольшой заплыв и сказал, что попытается переплыть Байкал за 17 часов. Два дня штормило, катер болтался у причала, японцы приуныли. Руководитель "Байкал Дискавери" Алексей Петрович, сопровождающий группы сказал – нужно бурханить! Съездили к шаману, взяли барана, заклали его как положено, побрызгали и утром был штиль! Катер "Бурун" и катер МЧС вечером пошли к восточному берегу, устью реки Селенги и в седьмом часу утра Икараси Кен начал заплыв. Как он шел! Нет, КАК ОН ШЕЛ!!! Байдарка, которая должна была сопровождать его и указывать курс первый час едва поспевала за ним! Резиновая лодка МЧС пытавшаяся идти на веслах сразу отстала. Каждый час пловец делал остановку чтобы выпить баночку подогретого напитка и погреть руки в теплой воде. К вечеру он уже совал руки почти в кипяток! Вода в начале заплыва была 8 градусов, днем в середине озера, у поверхности прогрелась до 14, к вечеру упала до 9. Икараси плыл! Он поднялся в резиновую лодку всего два раза – один раз к нему привязали веревку, чтобы в темноте он не сбился с курса и один раз одел на шею теплый огрудник? ошейник?! Около одиннадцати часов вечера он шатаясь вышел на берег и буквально осел в руки встречавших. Байкал взят! 15 часов сорок пять минут! ИКАРАСИ-САН – ГЕРОЙ! Пусть теперь спонсоры кусают руки, локти и что еще есть у них там! Ведь он поехал за свой счет и за счет своих друзей Амада Тадаши и Йонета Минору очень многие не верили в успех, а он просто готовился и верил и сделал! В пятьдесят два года! Верили и его друзья в Японии и те, кто помогал ему в России. Рад, что к этому приложил руку и я, и имение "Заречное". Теперь уже слышал – так он гидрокостюме, да у него такая поддержка, да наши мужики сутками рыбачат, да мы тоже можем, теперь посмотрим как жить будет... Кто хочет – ищет возможность, кто не хочет – ищет оправдания! Для развития туризма на Байкале он один сделал больше, чем сто его правильных оппонентов. Зайдя в номер Икараси-сан выпил два стакана воды и лег спать. Через час попросил теплого чаю и мое приглашение в баню. Я пытался его парить осторожно, но все таки переборщил, он долго обливался холодной водой и сидел на крыльце, после чего снова позвал меня в парную. Крепко достал Байкал. Все уже спали, когда мы закончили процедуры.

Часть пятая. Дорога к дому.

Оставшаяся группа неплохо провела время в бухте Крестовой – позагарали, покатались на лодке, затем стали ждать меня и каждый час ожидания уменьшал кайф, повышая градус недовольства.

Пока я нашел машину для того чтобы увезти мою машину в сервис, после чего закинуть меня в лагерь и забрать скарб с собой. Парни из Бугульдейки Сергей и Александр, спасибо им, хотя и торопились, но мы приехали только к обеду. Ясно, что мои извинения и радость за заплыв не могли сразу привести всех в восторг, поэтому минут двадцать я ловил косые взгляды. Но сборы сделали свое дело и достаточно весело в 2 часа мы тронулись. По пути я зашел осмотреть базу фермерского хозяйства, как запасной вариант на случай дождя, привязанный к качели Морходоев отличился и тут! Он порвал узду, запутался в качелях седлом, чуть не оборвав веревку, намотал ее на шею так, что чуть не задохнулся, боюсь, что если бы осмотр базы затянулся это была бы лебединая песня Морходоева.

В 18 часов мы достигли бухты Марта, откуда по словам местных была то ли дорога, то ли тропа для перегона скота, – но ничего этого там не оказалось. Или возвращаться часа на полтора-два назад или пытаться идти напрямую. Решаем идти напрямую и после первого подъема в гору становится ясно, что еще три подъема (судя по карте) не переживет либо группа, либо я. Идем по хребту, постепенно поднимаясь все выше и выше. Сверху, с безлесой вершины такой вид на Байкал и синие вдали горы Бугульдейки. Далеко внизу виден летник Кужиртуй. Четыре километра по карте превратились в четыре часа полупешего хода! Дороги Марта – Кужиртуй нет!!! И не верьте тому, кто это скажет! Как нас не отпускал летник Улан-Нур, так не подпускал Кужиртуй. Вот он рядом, а его все нет! Самыми напряженными были последние пятнадцать минут. Поздние лесные сумерки. Понимая, что скоро останется только становится на ночлег, ломлю напрямую. Сзади регулярные крики стой! – кто-то устал! Кричу в ответ – вперед, без остановок! Выходим на домик, ошибившись всего на каких-то 15 метров. Конечно никого в нем нет, придется определяться самим. Только сориентировались по какой дороге идти и я поменялся конями с Мариной, так как Морходоева заставить идти первым это тратить время на это, а не ориентирование, Ветерок гораздо легче. Едва вошли в лес стемнело. Два часа шагом и рысью по ночной безлунной дороге, четыре развилки, слава богу верно определил все. В 12 ночи выходим к малой Бугульдейке. Все, тут мы уже дома! Это конечно был самый напряженный участок, хотя ясно, что заблудиться негде – слева Байкал, справа трасса. Между ними около пятнадцати километров по карте в самом широком месте, а в Бугульдейке они сходятся. Еще через час мы входим в ворота имения "Заречное". Все, экспедиция завершена! Праздничный поздний ужин, баня, разговоры до полседьмого. Правда я смог продержаться только до трех, напряжение последних трех недель спало и организм автоматически перешел в режим оф-лайн.

Это в семь утра снова разборки теперь уже переданных жеребцов, понимание того, что не надо вскакивать и готовить лошадей и амуницию и кайф от сделанной работы. Ведь наш маршрут в отличии от маршрута графини Толстой, проходившей примерно по тем же местам не лежал по дорогам общего пользования, не требовал от людей специальной подготовки и самое главное все лошади пришли свежими и без повреждений. И само собой пришло название: Экспедиция МОРХОДОЕВ ТУР.

Эпилог. Что дальше.

А дальше еще один или два перехода этим летом-осенью, один из них Ольхон – Иркутск, может вместе с байкерами. Организация регулярных походов на следующий сезон по этому маршруту, потому что похоже получается хороший турпродукт: день заезда, три дня пути, отдых в бухте, один день в пути, отъезд – неделя есть. Красивые виды, удобные стоянки, возможность пройти разным аллюром, базы на обоих концах – вот оно счастье, Забава!