в Иркутске 06:48, Дек. 12:t -28°C

Зимняя Одиночная Экспедиция Вокруг Байкала

Автор:Александра Шимкович
Опубликовано:11.04.2007
Ключевые слова: лёд, Байкал, путешествие

Где-то на северах
В его интерпретации "80 дней вокруг света" превратились в "36 дней вокруг Байкала". Рассказывая о своей экспедиции, он все время говорит МЫ, хотя шел совершенно один. Его новая личная формула расчета одной лошадиной силы равна результату умножения 90 кг веса на периметр озера Байкал. Почему лошадиной? Потому что более 2000 км он тянул за собой солидного размера сани со всем необходимым снаряжением. Человек, который верит в мечту и в людей, научный работник и путешественник Александр Семенов поведал нам подробности своего невероятного похода вокруг самого глубокого озера в мире.



 –  Как давно у Вас появилась идея столь рискованного предприятия и сколько времени ушло на подготовку?

Байкал всегда был и остается для меня местом, которое притягивает к себе, как магнит. О таком походе я мечтал еще в детстве. Этой зимой появилась возможность осуществить заветную мечту. Правда, точную дату экспедиции, я и мои товарищи не сразу определили, подготовительный период длился примерно в течение года. Поначалу даже планировалось пройти отдельные участки летом 2006-го, но все как-то не складывалось – то со временем было напряженно, то с финансами, да и просто были еще сомнения насчет готовности к такому путешествию. В конце концов, все нити связались в одно целое именно в феврале этого года. Совместно с Федерацией туризма и альпинизма Республики Бурятия был составлен подробный план экспедиции. Постарались предусмотреть все по максимуму – начиная с аптечки и заканчивая детальной разработкой маршрута. Мы учитывали опыт всех предыдущих экспедиций, чтобы не изобретать велосипед и не испытывать судьбу на опасных участках. Вообще, непосредственно в подготовке и на протяжении всего маршрута мне оказывали помощь очень много людей, за что я им всем искренне благодарен.

 –  Говорят, что человек предполагает, а Бог располагает. Какие неожиданные повороты случались во время Вашего похода?

Честно говоря, опыта в одиночных экспедициях у меня не было, только в группе, да и то не больше одного месяца. И практически накануне старта, было решено сменить направление маршрута, в результате чего я должен был идти против ветра. Хотя, как оказалось на практике, в непогоду идти гораздо легче – в движении хорошо разогреваешься, а ветер в такие моменты служит естественным кондиционером. Плюс в ясную погоду солнце отражается от снега, слепит глаза, кожа обгорает, что, конечно, очень осложняет движение. Дойдя до п. Слюдянка, я отметился на первом из шести контрольных пунктов у спасателей. В этот день была Масленица, поэтому друзья-товарищи из спасслужбы пригласили меня на местный праздник поучаствовать в покорении 10-метрового, гладкого ледяного деревянного столба, увенчанного подарками. На этом моменте и был поворот – я сорвался с верхушки столба и при падении очень сильно ушиб ногу. Так что весь дальнейший путь я проделал с травмированной ногой, что совсем не облегчило мою задачу. Из досадных мелочей могу отметить потерю компаса и градусника в самом начале пути, и топора – в конце. Кстати, этот топор весьма ускорил мое продвижение, так как поначалу приходилось буквально вырубать лыжи из снега, стесывая с них заледенелые подлипы.

 –  И как же Вы обходились в пути без компаса?

Любой путешественник должен обладать навыками ориентирования на местности без всяких приспособлений. Поэтому эта потеря не была особо ощутимой. В путешествии можно ориентироваться на местности, учитывая наиболее яркие элементы-ориентиры, в темное время можно передвигаться с помощью звездной карты неба. И все же при всех моих знаниях, GPS-навигатор был бы нелишним. Это я учту при планировании будущих походов.

 –  Одной из Ваших целей было исследование организма человека, на протяжении всей экспедиции. Насколько реально было одному справляться с этим заданием?

Конечно, сложно все это совершать в одиночку. Представьте, когда весь день идешь, то по льду, то по рыхлому вязкому снегу, в который зачастую проваливаешься по колено, обходишь бесконечные торосовые нагромождения, многочисленные трещины, да еще тащишь за собой груженые сани, которые якорем встают при сильном ветре, очень трудно найти силы даже собственный пульс прощупать, не говоря уже о каких-то более детальных измерениях. Поэтому в этом я максимально ограничивал себя. Вообще, в течение всего пути, я постоянно чувствовал поддержку моих друзей, близких, моей семьи. В тех местах, где срабатывала сотовая связь, я мог общаться с ними по телефону. Временами была возможность связаться через спутниковый телефон, но сигнал не всегда был стабильным. Но даже, когда я оставался абсолютно один, я знал, что в эту минуту, и в следующую, и на протяжении всех дней пути, десятки людей думают обо мне и незримо присутствуют рядом. Психологический настрой в таком деле – 100% успешного исхода. Если бы не обоюдная вера в людей, я не дошел бы до финиша в Листвянке.

 –  А были какие-то приятные события?

Конечно же, ведь любой поход состоит не из одних лишь трудностей. Были встречи с людьми – местными и приезжими, рыбаками, отдыхающими, туристами. На второй день пути услышал двигатель подъезжавшего "Бурана" – инспектор национального природного парка выехал ко мне на встречу, узнав о моем приближении, предложил посильную помощь. Люди с большой теплотой и вниманием встречали меня, выходили к месту стоянки. Казалось, они считали своим долгом накормить, истопить баню, что было особенно кстати, ведь за день проходил от 30 до 80 км (в зависимости от погоды) и возможность элементарно помыться была просто физически необходима. Даже порой больше, чем сон. Поначалу спал по 5-6 часов в сутки, ставил палатку только на берегу, т.к. лед может доставить массу неприятных сюрпризов. Потом на сон уже хватало 3 часов, видимо сказывалось психологическое состояние. Встреч с дикими зверями избежал, что тоже можно отнести к приятным моментам, видел только их следы на снегу. Примерно на середине пути встретил ребят из джип-экспедиции. Предложили проехать с ними на машине хоть небольшой участок пути, мол, отдохнешь, да и расстояние сократишь. Отказался. "Не мое это, – говорю, – я лучше пешочком, так интереснее". Все-таки, хуже всего, когда есть возможность срезать небольшой участок, но найти все же силы до конца дойти. Вот тут-то и начинаешь "кусать локти", говорить себе: "а мог же, чего же я так предал-то себя..." и все подобное. Получил глянцевую репутацию в обществе, но уважение к себе исчезло, и это "давит", и это "съедает". Нет, не мое это, "сам дойду", – говорю.

 –  Байкал считается одним из самых древних и загадочных озер. Вы ощущали на себе его магию?

Да, в полной мере. Первая часть пути проходила с юга на север по периметру против часовой стрелки, то есть, если ориентироваться на географическую карту, которая, по-моему, у каждого находится в подсознании, я как бы шел снизу вверх, а, дойдя до середины пути, до верхней точки озера, я уже продолжал двигаться с севера на юг, в подсознании – вниз. Невероятно, но было ощущение, что я буквально бегу под гору. Как будто какая-то невидимая сила придавала мне ускорение. А может это связано с тем, что я шел навстречу финишу. За все время я ни разу не заболел, все простуды и прочие напасти обошли меня стороной, хотя резкие перепады температуры, ветер, открытое пространство, снег должны были подкосить организм. Моя аптечка помимо 7 кг медикаментов включала в себя небольшую фляжку с водкой, 400 грамм на случай, если вдруг заболею. Привез обратно 350 грамм – фактически, не пригодились. И на протяжении всего пути я не испытывал "глухого" одиночества. Наоборот, я чувствовал себя частью этого необъятного заснеженного пространства, чистейшего воздуха, всего, что окружало меня, отвлекался от боли, усталости, просто растворяясь в этой поистине удивительной атмосфере.

 –  Вопрос о хлебе насущном. Что из продуктов Вы брали с собой?

С собой брал только сушеные продукты – овощи, мясо, картофель, хлеб, зелень. Варишь их 5 минут в кипящей воде и суп готов. Причем все заготавливали мои родные (благо за время многочисленных моих походов опыт в этом деле они приобрели неимоверный), никаких покупных концентратов. На них в таких условиях долго не продержишься, да и исследования организма могли дать искаженные результаты. Сахар практически исключил из рациона, но взял с собой большое количество меда, который просто был спасением. За все это время потерял 9 килограмм в весе, хотя выпивал по 7 литров жидкости в течение дня и абсолютно не голодал. Пил чистейшую байкальскую воду, то есть растапливал лед на газовой горелке. Заваривал зеленый китайский чай, который мне для этой экспедиции специально привезли мои родные. Кстати, вкуснее этого китайско-байкальского чая, я ничего не пробовал. До сих пор, после возвращения, я не могу пить напитки, приготовленные не на байкальской воде. Ну, разве что только немного киселя в охотку.

 –  Путешествия отнимают достаточно много сил, времени и средств. Как в семье воспринимают Ваше увлечение?

Не буду лукавить – всегда очень переживают и, когда собирался в эту экспедицию, никто из родных не хотел меня отпускать. Особенно мой дядя. Он был категорически против такого риска. Но, когда я вернулся, он был первым человеком, который встретил меня в на перроне. Не дав опомниться, подхватил мое снаряжение и, усадив в машину, увез домой. Моя семья прекрасно понимает, что я не смогу жить без путешествий. У меня это постоянная потребность, как и у моих товарищей.

 –  Легко ли аспиранту кафедры теории и истории культуры получить внеочередной отпуск на работе?

Не совсем. С легкостью отпустили только на восхождение на вершину Эльбруса. Ну, еще в эту экспедицию, так как я проводил научные исследования. Большая заслуга в положительном решении принадлежит моему научному руководителю Гомбоевой Маргарите Ивановне, которая всегда оказывает мне неоценимую помощь и поддержку.

 –  Будет ли внесен Ваш результат в Книгу Рекордов Гинесса?

Не знаю. В Российскую Книгу Рекордов точно внесут. Конечно, результат для меня всегда важен. Но в этой экспедиции, целью было прохождение вокруг Байкала вообще. То есть, ежели и уложусь в 50 дней, то будет хорошо, и в "Книжку" результат попадет. Рекорд захотелось установить лишь, когда достиг северной оконечности. В голове "забил": пройти максимально быстро от устья р. Верхняя Ангара до истока р. Ангары на юге, в Листвянке... Рекорд получился равным 10 дням. Последний раз этот маршрут (только до Култука) проходил француз, тоже один, но за 24 дня. Так что подавать будем сразу две заявки на рекорд, а там уже – как Лондон решит. Меня это особо не беспокоит. Мечтать я не разучился, поэтому впереди новые проекты, экспедиции и впечатления.



Статистика:

  • Старт 16 февраля 2007 года, 12:00 из п.Листвянка
  • Финиш 24 марта 2007 года, 19:00 в п.Листвянка
  • Вес снаряжения – 92 кг
  • Пройдено по предварительным подсчетам около 1850-1950 км. Из-за торосов полностью не пройден Залив Провал, в Чивыркуйском Заливе дошел до о.Голый. Баргузинский залив немного срезан у перешейка. В небольших, но глубоко уходящих в береговую зону, заливах доходил до половины: залив Сор, губа Аяя, губа Фролиха, Богучанская губа, залив Мухур, залив Усть-Анга. Немного компенсировал "крюком" до Большого Ушканьего острова.
  • Пройдено на лыжах более 600 км, на "кошках" – ок. 250 км, на коньках – 300 метров, остальное пешком.
  • Потеря личного веса за период путешествия – 9 кг
  • Затрачено всего времени 36,5 дней
  • На прохождение от устья р.Верхняя Ангара до истока р.Ангара затрачено 10 дней.
  • Полноценная дневка – одна, полудневок – 5.



  • Гости из Швеции
    Ещё 3 дня вот так идти
    Залив Провал
    Губа Фролиха
    Нижнеангарск
    На фоне мыса Рытый
    Недалеко от Бугульдейки
    остров Средний
    Обходя дельту Селенги
    Позади береговая линия...
    Трещина
    У мыса Островки