в Иркутске 05:03, Дек. 15:t -15°C

Комар на снегоходах

Автор:Борис Виноградов(maniak)
Опубликовано:21.03.2007
Ключевые слова: Комар, снегоход, Хамар-Дабан

Пройти на снегоходе по Комарскому хребту до Метеостанции Хамар-Дабан мы пытались уже два раза. Первый раз на снегоходе "Рысь" мы вдвоем с другом пробились до зимовья на середине Комара, переночевали там и вернулись обратно.

Cтарт экспедиции
Второй раз, на том же снегоходе и в том же составе, пропахав подъем от Талой до "трубы" и основательно вымотавшись пробивать дорогу в глубоком снегу, мы вернулись, так как за день израсходовали большую часть запасов топлива и наших сил.
В этот раз к подготовке экспедиции мы подошли более чем основательно. В нашем распоряжении кроме старой "Рыси", наработавшей к этому времени более 1000 км, имелся снежный танк "Бомбардир", испытанный прошлой зимой на маршруте Иркутск – Курминский залив – порт Байкал – Иркутск. Оснастились двумя рациями, GPS. Мы предполагали, что Бомбардир будет пробивать дорогу, а Рысь тянуть сани с рюкзаками и канистрами с бензином. Состав экспедиции вначале предполагал два человека, я и Алексей, по одному на машину, так легче управлять снегоходом. Но, почти перед самым стартом мы взяли в компанию нашего шурина Андрея и старого приятеля Артема. Причем, Артем собирался ехать весь путь на горных лыжах, держась за веревку. Перед походом нам стало известно, что Комар будет пытаться пробить на Буране охотник Женя Забродский, только стартовать он будет с квартала, поднимаясь по серпантину, знакомому каждому лыжнику, бегающему по Комару. Мы же решаем начать с Талой, от слюдянской свалки, откуда начинались наши предыдущие попытки.

День первый. 5 марта. 11:20. Старт
Снегоход "Рысь"
пробивает дорогу на Комар

Первые минуты подъема показали, что Рысь не тянет предназначавшуюся ей поклажу. Когда Бомбардир легко умчался наверх, Рысь с санями с надрывом буксовала. Возвращаемся, подцепляем сани к Бомбардиру, Рысь пускаем вперед. Начинаем подъем на Комар. Снегу постепенно прибавляется. Начинаются первые закапывания в колею, первые сваливания. Но, в целом, пока все идет весьма неплохо и темп нас вполне радует. На одном из крутых взлетов у Рыси ломается тяга, переключающая переднюю и заднюю скорость. Остается только передняя скорость. Весело! Хорошо хоть не задняя! Двигаемся дальше. Поднялись на первую точку – так называемый "Пятак", место, где мы традиционно останавливались и "бурханили", когда летом ездили на Метеостанцию на грузовиках. Всем по несколько капель глинтвейна из термоса.

Снежный танк
Снегу становится все больше. Снегоходы все чаще сваливаются в колею, правда выбираться пока легче. Даже мощный Бомбардир не все подъемы может преодолеть с поклажей и пассажирами, поэтому им приходится наиболее крутые взлеты идти пешком. Применяем новую тактику. Отцепляем сани и в два снегохода укатываем дорогу.
15:40. Пройдя 10 км от старта, становимся на обед, разводим костер. Я отправляюсь на Бомбардире укатать дорогу насколько смогу. Место, называемое "Труба", а, стало быть, выход на комарскую лыжню и дорогу, укатанную Буранами, где-то совсем рядом.
Пробиваюсь в глубоком снегу, практически еду в колее, так как ехать посредине дороги не получается, всё время стаскивает в колею. Начинается подъём, снега всё больше, в наглую еду в колее на боку, толкая снег лобовым стеклом. Чувствую, что ещё немного и засажу снегоход, но, развернуться в таком месте не получится. Так и есть, застрял, ни вперед, ни назад, шлифую в колее, зарываясь в снег всё глубже.
Хоть ты и снежный танк,
а наши снега круче
Пытаюсь самостоятельно вытолкать-выкопать снегоход, не получается, всё-таки эта машина тяжелее Рыси. Откапываюсь. Утаптываю колею. Пробую вырваться. Не получается. Бесполезно. По рации пытаюсь связаться со своими друзьями и сказать, что застрял. Слышу в ответ обрывки слов, думаю, они тоже слышат не всё. Кричу в рацию: "СОС, нужна помощь!", растягивая слова. Пытаюсь послать сигнал кнопкой вызова. Как там, три точки, три тире, три точки, или наоборот? Что ещё сделать? Идти пешком назад не хочется. Включаю сотовый. Дозвониться до своих не могу, у Алексея и Андрея телефоны выключены, а телефон Артема лежит у меня в кармане. Зато кто-то дозвонился до меня: "Борис Юрьевич, Вы сможете меня принять?" Смогу! Заходи!
Через некоторое время на Рыси приехал Алексей. Вдвоем вырываем Бомбардир из снежного плена, снова засаживаем, снова вырываем и снова засаживаем. С горем пополам вытаптываем более-менее удобную площадку для разворота, разворачиваем Бомбардир и, оставив Рысь, едем назад к парням. Встречаем по дороге Артема, прошедшего нам навстречу почти половину этого злосчастного трехкилометрового участка. После скромного замерзшего перекуса и остывшего чая втроём, оставив с санями Андрея, катим к проблемному подъёму. Втроём утаптываем весь подъём до долгожданного выхода на буранную трассу. Причем, Артём топчет в горных лыжах "лесенкой".
18:20. Через три километра от точки перекуса и через 13 километров от начала пути мы вырвались на дорогу, пробитую буранами. Позади остался путь, политый нашим потом, пробитый нами в глубоких хамар-дабанских снегах. Впереди лежит укатанная дорога, но будет ли она от этого легче? Мы думали, что будет, на деле вышло немного иначе.

Привычная картина

Алексей на Рыси ушел в отрыв. Мы втроём (я за рулем, Андрей в санях и Артем на лыжах сзади) идём на Бомбардире. Блин! Ну почему от Бурана остается такой узкий след. Чуть цапанешь лыжей пухляк и – зарылись!

Горнолыжник
с лопатой
Темнеет. По темноте спускаемся с Обзорки. У Артёма налобный фонарик светит еле-еле, но он всё-таки умудряется с ним скатиться на лыжах, практически в кромешной тьме. У всех силы не то что на исходе, нет, они уже давно кончились. Каждый зарыв снегохода в колею и последующее за ним выкапывание отнимает уже не последние силы, а кажется, какие-то иные жизненные резервы, каких и быть-то уже не может. Усталость нарушает координацию движений и закапывания идут всё чаще. В итоге в 20:20, в шести километрах от Трубы мы закапываемся уже в последний раз. А Алексея всё нет. Ну как же так, мы же договаривались не отрываться друг от друга сильно. Рации не работают, аккумуляторы уже сели. Пока обдумываю, выкопать снегоход, отвязать сани и налегке съездить догнать Лёху, как Лёшка появляется из темноты пешком. Он, оказывается, засадил Рысь, по его словам невдалеке от Лунной поляны и пешком протопал оттуда к нам. На завтра мы выяснили, что ему до Лунной поляны оставалось как до Луны раком, но в темноте расстояния ощущаются совсем по-другому. Уже почти без сил и чувств, ставим палатку, готовим ужин. Да, а кто-то рассчитывал сегодня доехать до Метеостанции. Какая наивность!

День второй. 6 марта
Место ночевки

Позавтракав, стартуем в 11:00. Довольно быстро подъезжаем к Рыси. Мда, Лунная поляна... Ещё до зимовья не добрались. Движемся. Что-то случилось с Рысью. Вначале она упорно на заводится, Лешка дергает стартер минут по десять, потом её надо толкать на бешенных оборотах, чтобы развила скорость. Да ещё глохнет, если не растолкаешь как следует. И так всякий раз, если закопался и заглох. Таким макаром добираемся до зимовья. Что видим? Зимовья на Комаре больше нет. Какие-то уроды его сожгли. Жалко. Когда-то оно нас выручило, когда мы в первую попытку не пробились на Рыси до ГМС и заночевали в нём. А ведь когда забрасывали на Урале грузы на Метеостанцию, оставили здесь рулон рубероида, надеясь, что хоть кто-нибудь крышу подлатает. Эх...

Панорама с Обзорки
Менее чем через три километра после старта, принимаем решение оставить Рысь. Снегоход совсем не тянет. Заберем на обратном пути. Дальше едем на Бомбардире. Алексей за рулем, Андрей сзади него, я в санях, Артём на лыжах за веревку. Проходим Обзорку, фотаемся. Лепота! После Обзорки, почти пройдя серпантин, и в очередной раз закопав снегоход в яму, Артёму приходит в голову "замечательная" идея – отцепить сани и в одного прокатать на Бомбардире дорогу до Лунной поляны.
Только Лёшка уехал на снегоходе, как мы подумали, ну ладно, он там сейчас зароется, пойдем – вытащим, а вот когда он обратно приедет, как разворачиваться будем? Спрашиваем Артёма – тебе, мол, захотелось продлить удовольствие, мол, почувствовал, что ГМС уже недалече? Он смеется – выходит, что так.
Кстати, надо сказать про ещё одну причину наших трудностей – характер снега. Если снегоход продавливает тонкий слой наста, под ним, так называемая, глубинная изморозь – перемерзший крупицeобразный снег, в котором если начал буксовать, как в каше, проваливаешься до земли. И глубина этой каши местами по пояс.
После всех этих развлечений, нескольких закапываний-выкапываний, в 15:20 через 6,8 км. от оставленной Рыси, проходим Лунную поляну. Ещё оставив на подъёме несколько ям, начинаем спуск по серпантину к ГМС "Хамар-Дабан". Через 2,4 км от Лунной поляны в 18:40 мы прибыли на Метеостанцию! Есть! Мы это сделали! Звоним домой, нашим женщинам. Обещаем завтра попытаться выехать назад, чтобы успеть к 8 марта домой, хотя понимаем, что завтра будет одно желание – лежать и не двигаться. Всё тело болит, мышцы появились там, где их и быть не должно. Да, это вам не катание на машинке, это тяжелый спорт. А ещё говорят, что всё, что между ног – это для удовольствия. Ни фига себе удовольствие! А Артём вообще, можно сказать, в горнолыжных ботинках прошел половину Комара "против шерсти".

День третий. 7 марта

Отдыхали. Заготавливали дрова на серпантине над Метеостанцией, превратив снегоход в лесовоз. Топили баню. Парились. Утром Лёха ПОБРИЛСЯ! Через пару часов после этого преступления пошел снег. Этого только нам не хватало! Весь день валит хлопьями!

День четвертый. 8 марта

Снег всё идёт. Ну что ж, совершим подвиг в честь наших женщин! Успеем домой поздравить их с праздником! Выливаем остатки бензина в бак Бомбардира. На душе тревожно оттого, что канистра пустая, а стрелка на бензобаке едва показывает три четверти. Идём искать в снегу бочку с 80-м бензином, завезенную ещё несколько лет назад. Что удивительно, находим её, только бензина в ней едва ли литров пять, да и то не бензин, а сплошная ржавчина.

Обратная дорога по Комару
Спасибо Андрею Никифорову, подарившему две бутылки 92-го и 95-го. Заливаем их в бак и в путь. Одной заправки, слава Богу, хватило на всю обратную дорогу. Трудный подъём серпантином приходится идти пешком, то и дело выталкивая снегоход с санями на поворотах. Всё равно, дорога назад пошла быстрей. Зарывались, конечно, но в разы меньше. Даже наваливший снег не создавал трудностей. Выработали новую тактику прохождения наших позавчерашних ям. Как подъезжали к яме, все прыгали в неё и поддерживали проползавший снегоход.
Добрались до Рыси, развернули её, попробовали двинуться. Что-то не так, не тянет. Стали изучать двигатель и обнаружили, что сломался механизм вариатора, зажимавшего ремень снегохода. То есть ремень крутится, а на гусеницу вращение не передается. Стали разбирать вариатор. Разобрали. Собрали. Ещё чего-то повозились. Всё без толку. Я уж стал подумывать, куда бы закопать Рысь до лучших времен. Но, пришла идея применить неординарный выход. Поставили на Рысь запасной ремень от Бомбардира, он шире, и в наглую всё-таки заставили Рысь ехать. Через шесть часов после выхода с Метеостанции мы спустились в Талую! ВСЁ!


Борис Виноградов (maniak)