в Иркутске 18:19, Дек. 12:t -14°C

С ангарчанами за Красным Камнем

Автор:Любовь Зарубаева(lyuba)
Опубликовано:14.02.2003
Ключевые слова: Красный Камень, лыжи, поход
Туризм – один из самых массовых и доступных видов активного отдыха.
С каждым годом все больше людей отправляются в путешествия
на велосипедах, плотах, лодках, пешком.
Особенно популярны стали походы по родному краю в выходные дни.
Симаков В.М. "Туристские походы выходного дня".

День первый
Скальник Красный Камень

Чтобы покататься на горных лыжах или сноуборде в пушистом целинном снегу многие едут зимой на Мамай. Заходят всего два часа до зоны леса кто на широких лыжах, кто на беговых, а кто умудряется и пешком, ставят палатки и катаются. Путь достаточно прост – час по ровному лесу и час сплошного подъема. Снегу, как правило, много и снежный лес очаровывает. А так как по натуре я романтик, видимо отсюда и мое желание сходить в поход на широких лыжах по сказочно-красивому лесу. Придумано – сделано. Тут как раз появилась возможность присоединиться к ангарчанам.

Итак, Ангарск, примерно семь часов утра, 3 января 2003 года. Место сбора точно мне не известно, но похоже на остановку. Темная морозная мгла ночи выпускает по одному из участников к стоящему микроавтобусу. Я узнаю их по лыжам в руке. Нас встречает человек с собакой. Это сын Люды, он привел собаку (Сильвера), чтобы отправить ее с нами в поход (бедная собачка!).

— Ну что, все собрались? – спрашивает водитель, и мы грузимся. Коля и Люда с собакой на заднем сиденье, я и двое пока еще незнакомых спутников за водителем.
— Вы выписываете газету ЗОЖ? – сразу интересуется сосед справа – так я знакомлюсь с Никоновым Виктором Петровичем (ВП). Начинается захватывающий рассказ о здоровом образе жизни и как его достичь народными методами.

Машина выезжает за черту города, а я интересуюсь ниткой маршрута. Что это, где? Оказывается, как иркутяне облюбовали для своих лыжных походов выходного дня лесные дороги станций Трудный, Подкаменная и Санаторный в одну сторону, так и ангарчане в другую сторону наведываются на лесные дороги деревень Савватеевка, Выгузово, Тальяны. Наш путь начинается с деревни Тальяны и заканчивается железнодорожной станцией Подкаменная по лесным проселочным дорогам. Я не слышала, что кто-то из туристов ходил этим маршрутом. Будем первыми.

Начинает светлеть горизонт и я узнаю, что местность активно используется ангарчанами не только для лыжных прогулок, но и сбора ягод, грибов, шишек и пр. Следуют одна за другой истории из жизни Виктора Петровича о посещении этих мест в разные годы, встречи с охотниками и рыболовами. Так, рассказ за рассказом, подъезжаем к деревне. Никонов, наклонившись к водителю, указывает одному ему известное направление. Пока дорога проходима для машины – едем дальше (лучше плохо ехать, чем хорошо идти). Пересекаем мостик через реку Большой Зого, и дальше дорога петляет вдоль русла речки. Встречаются поляны массовой вырубки леса, так как основной вид деятельности местного населения – лесозаготовка. Ровная и спокойная долина собирается в складки хребтов, незаметно поднимающихся в гору. Стали встречаться припорошенные снегом наледи. Всё! – стоп машина – пора уже и на лыжи встать!

Снежные ёлки

Помогаем водителю развернуть машину на узкой дороге, взамен он устраивает нам фейерверк из петард (приятная неожиданность!) и уезжает. Отходим с дороги на полянку и быстро разводим костер, легкий перекус с чаем из термоса и бутербродами. Мы прямо перед вершиной – гора Красный камень, высота 1117 метров и у нас по плану восхождение. Мороз кусает красный нос. Наверное, минус двадцать, как минимум!

— Куда идти?
— Да вон по той дороге пока наверх...
— Ну ладно, я пойду пока потихоньку, – надеваю лыжи и вперед, с удовольствием печатая шаг по чистой целине.

Лыжня по дороге убегает вверх по склону, высокие сосны и ели в снежном одеянии уносятся в синее небо, иней переливается изумрудом.
Иду не спеша, догоняет парень, оборачиваюсь.

— У тебя нос белый, давай я тебе дам мазь?
— Да, он у меня всегда вначале похода отмораживается, не надо мазь – это второй Виктор, все-таки достаю из кармана тубу и пытаюсь давить, – замерзло, ну ладно, зато как красиво вокруг!
Идем дальше...
— Ты знаешь, – говорю Виктору, – наверное, надо немного подождать, а то убежим вперед, а дорогу не знаем...

Через пару минут догоняет Никонов, проходим еще немного и сворачиваем с лыжни в непроходимый лес. Коля, Люда и Сильвер где-то позади. Ветки елей и стволы берез склоняются к земле от белых шапок снега. Надеваю капюшон анораки, иначе буду вся белая как снегурочка. По неприметным для нас ориентирам ВП ведет нас к вершине. Чувствую себя вездеходом – идем через пни и снежные коряги, поваленные деревья, не замечая кустарника и подлеска. Выходим на снежный курумник. Здесь я отстаю, маловато опыта хождения на лыжах по большим камням, если не сказать большего – его просто нет. Два Виктора уходят в точку. Лыжи почему-то начинают соскальзывать назад, иду на одних руках, однако, другая техника нужна. Переступанием, елочкой, лесенкой, а здесь палки ушли в снег по самые ручки, борьба только начинается! Снова лесок, курумник, лесок и вот последние метры (как бы лыжи не заломать!) – протискиваюсь между скальным прижимом.

Ура! Наконец-то появляются два отдельно стоящих скальника. Кажется, кто-то каменные кругляши сложил в две пирамидки. Снимаю лыжи и лезу к ребятам. Небольшая площадка для обзора. Ясный морозный день, справа угадываются за скальником Саяны, слева Хамар-Дабан, где-то там бежит река Иркут, где-то рядом проходит граница Ангарского и Усольского районов. Показался Сильвер, значит, Коля с Людой сейчас подойдут. Достаем карту, компас и как настоящие туристы – берем азимут. Теперь не пропадем! Обязательно фотографируемся на память, история – великая вещь! Идти тепло, стоять – холодно. Теперь быстрей назад к рюкзакам, костру и обеду (что-то есть очень хочется). Подходя к курумнику, Петрович снимает лыжи.

— Курумник лучше пройти без лыж, не дай бог в начале похода лыжи сломать, тьфу-тьфу...

Я следую его примеру. Каждый сам для себя принимает решение – спускаться на лыжах или идти пешком. Ну вот, опасный участок позади, встегиваю ботинки в крепление и по проложенной лыжне со свистом спускаюсь к стоянке. Лыжи в снег, надеваю пуховку. Ребята уже ищут дрова для костра.

— Оля пошли пилить!
— Пошли, только меня зовут Люба (путает меня с сестрой – неужели так похожи?)
Иду с ВП к рядом заваленным снегом стволам деревьев. Вжик-вжик – поет пила. Минута и трещит костер, булькает вода в котелке. Вот и Коля с Людой.
— Так, чьи пельмени сейчас съедаем? Достаем хлеб, сахар, варенье, печенье, ложки-кружки-поварешки к бою!.
Сильверу Люда тоже наливает бульону в чеплашку. От горячих пельменей приятно потеплеет внутри, хорошо! Пять минут на чай и сборы. Быстро скидываю пуховку и одеваю рюкзак.
— Так, куда теперь?

Машут рукой. Дорога поднимается плавными поворотами, впереди бежит Сильвер-охотник. Догоняющего ВП пропускаю вперед, все-таки ему эти места больше знакомы, чем мне. На повороте с дороги на тропу стоит шикарный большой кустарник в снежном наряде. Фотографирую, может получиться красивая фотография. Тропинка быстро исчезает. ВП идет по следу сохатого. Одетые в белые шубы деревья-стражи обступают нас. Направление держим на перевальный хребет. Нам надо попасть в другую долину реки. Подоспевший Виктор корректирует наше продвижение. И верно, через несколько минут – просвет. Да, впереди небольшая голая сопка, видимо, когда-то здесь был большой пожар. Для ориентировки на местности идем на вершину. Неожиданно из-за перегиба дует сильный, резкими порывами ветер. Горизонт чистый и снова видим Саяны, гору Красный камень, Хамар-Дабан. Как говорится, вид тот же, только с боку. Знаковое место. Порыв ветра пронизывает до костей. У меня коченеют пальцы рук. Скорей бы подошли участники, хочется скрыться с ветродуя. С хребта сопки траверсируем склон в следующий распадок. Первый тропит лыжню – остальные с сохранением дистанции мягко и плавно скатываются.

Это волшебное слово-спуск. Куда только люди не забираются пешком, залетают на вертолете, едут в дальние страны и все для того, чтобы испытать экологически чистый наркотик – чувство полета и скорости. Однажды испытав это ощущение, тебе уже будет его не хватать в этой жизни. Все устремленья будут направлены для того, чтобы вновь и вновь повторить ЭТО. Деньги, время, а иногда даже работа – ничто не остановит истинного адреналинщика.

— Виктор Петрович, смотри подходящее место для палатки, – просит Коля.

Петрович на противоположном склоне углядывает как бы крышу зимовья, а я даже занавески в цветочек. Ну, очень хочется расслабиться в тепле избушки. Это видение как-то вселяет надежду и накопившееся за день усталость отступает. Добравшись до «виртуального» зимовья обнаруживаем, что это всего лишь навес для техники. Вечереет. Надо быстро искать место для ночлега. Дорога спускается вниз, делает вираж влево, а вот и подходящая полянка прямо на повороте. Сегодня живем здесь! Без лишних слов я и ВП готовим место под палатку – утаптываем лыжами ровное место на снегу, ставим палатку. Волшебным движением рук ВП извлекает из рюкзака части походной печки. Рядом Коля с Виктором валят деревья на дрова. Люда уже колдует над котелком. И вовремя, на небе загораются звездочки, на нас опускается темное одеяло ночи. Из трубы печки вылетают и тают искорки. Сытный ужин и глоток черносливовой настойки клонит ко сну. Больше ничего не хочется. День закончился. Теплый спальник окончательно усыпляет.

День второй

Глаза еще спят, а я слышу, как ВП колдует над печкой, подбрасывая чурочки дров. В котелке булькает гречневая каша, призывно распространяется запах еды. Понимаю, что настают последние минуточки, когда еще можно понежиться в спальнике. Чувствуется, что и остальные тоже проснулись.

– Каша готова, можно вставать, – вполголоса приглашает к завтраку Виктор Петрович.
Пять минут, спальники свернуты, центр палатки освобожден под импровизированный стол. Я в обычной жизни не завтракаю так рано – примерно восьмой час утра, но в походе надо, поэтому глотаю пару ложек каши. О, вижу сало! Пару кусочков сала с хлебом, кружка чая с печеньем завершает мой завтрак. Остальные подкрепляются основательно. Впереди целый день на лыжах. Поэтому сразу после утренней трапезы начинаем собираться. К тому же, зима не располагает к медлительности – сборы должны быть как в армии после сигнала тревоги. Движения отточены, нечего лишнего. Я, как ни странно, последняя покидаю палатку, заодно выношу чей-то каремат и забытую шапку.

Морозно. Небо розовеет. Готовность номер один. И снова первая убегаю. За мной Люда. Первые 50 метров иду по насту между следами от колес машины, потом лыжи начинают проваливаться в снег и темп ходьбы замедляется. Давно появилось желание – именно ранним утром по ослепительной целине снега первой пройтись и увидеть красоту зимнего леса в первый лучах восходящего солнца. Yes! Мечта сбылась!

Вот уже и совсем светло. Догоняет Виктор Петрович. Идем вместе. Невдалеке от места ночевки встречаем деревянное строение типа навеса. Пропускаю ВП вперед. Конечно, не целина по пояс, но отдохнуть тоже надо. Как известно, впереди тропящий затрачивает больше сил. И по идее, все участники тропят по очереди, заменяя друг друга. Постепенно на дороге появляется частокол из тонких высоких прутьев. Особой трудности они не представляют. Руками оттесняю ветки, защищаю лицо и глаза. Коля с Людой и Сильвером догоняют нас. Останавливаемся передохнуть. Вроде бы тепло, но без рюкзака быстро остывает спина, поэтому вновь ухожу по лыжне. Частокол превращается в почти сплошную полосу. Выискиваю наиболее свободные от прутьев места и петляю как заяц с одной стороны дороги на другую. Решаю уступить дорогу мужчинам и отхожу в сторону, пропуская вперед участников. Частокол через некоторое расстояние кончается, и мы растягиваемся по лыжне. Я кручу головой по сторонам, осматривая новую местность. Дорога поворачивает в красивый заснеженный лес, Люда с Колей отдыхают, НВ с Виктором ушли на разведку. Люда угощает конфетами, но сладкого не хочется, а хочется КОЛБАСЫ! Перед походом на каждое лицо участника составляется так называемая "раскладка", т.е. ограниченное количество продуктов. Так как мы идем на короткий период времени, всем было предложено взять продуктов не более 4 кг. Минимальный набор – хлеб, тушенка, крупа, чай, соль, на перекус, колбаса или сыр, и что-нибудь к чаю – конфеты или печенье. 1 кг пельменей – каждому обязательно. Так вот, это непреодолимое желание заставило меня достать колбасу даже со дна рюкзака. С величайшим наслаждением жую кусочечек колбаски. Возвращаются ребята, дальше через лесок, замерзший ручей и болотце – выскакиваем на дорогу. Явственно читается след техники. Боже, здесь были люди!

По лесным дорогам

Два Виктора убегают вперед, и я шуршу лыжами одна. Тишина. Когда же встанем на обед? Очередной поворот, вижу рюкзаки ребят – Ура! Мне дают железный лист, а сами уходят на заготовку дров. Очищаю от снега место под костровище на небольшой полянке у обочины. Все повторяется – дрова, костер, котелок, пельмени, чай. Нарезаю остаток колбасы и замерзший лимон из моего НЗ. Четверть колбасы почему оставляю и ложу позади себя на рюкзак. Ждем закипания воды для пельменей. ВП, посматривая на солнце, предвещает снег, продолжаем тему здорового образа жизни. Даже Коля делится опытом, как однажды народным методом он избавился от шпоры на ноге. За этими разговорами Сильвер потихоньку крадет колбасу и мы обнаруживаем это, когда он уже самозабвенно, отбежав на порядочное расстояние, лижет оболочку. Ах, Сильвер, собака такая! Но сильно не ругаю, сама виновата – нельзя расслабляться! Пельмени готовы, посуду в круг на сбрасывание. Час на все про все. И снова кружку, ложку, пуховку в рюкзак и вперед на лыжах.

Дорога повторяет характерный вираж реки, как объясняет Виктор Петрович, река Верхняя Выгузовка. По отметкам карты мы на правильном пути. "Верным курсом идете товарищи!" Еще один поворот и открывается красивый девственно-снежный лес. Останавливаемся с ВП и фотографируем друг друга. Догоняют остальные, некоторое время идем все вместе.

– Привал, давайте отдохнем – командует Коля и мы сбрасываем рюкзаки. Люда уходит вперед. ВП показывает нам на обочине дороги следы копытных. Я представляю себе впереди рогатого вожака, а за ним стайку кабарожек, для которых лакомством служит молодая поросль кустарников.
Ну, все, встали – движение – это жизнь! Нас ждут великие дела! Теперь каждый продолжает путь в своем темпе. В такое время неплохо подумать о себе, о людях, о смысле жизни. Ты как в рекламе "два в одном". Первый бежит на лыжах, второй где-то там витает в облаках. Что-то вроде медитации на лыжах. А можно просто освободиться от всего, что накопилось в белокаменных джунглях большого города.

Хм, меня возвращают на землю. Я вдруг захромала. Останавливаюсь выяснить этот вопрос. Все участники обгоняют меня. Так и есть! На пятке начинает образовываться мозоль. Редкий поход без таких сюрпризов. Скоро будем вставать на ночлег, поэтому решаю не переодеваться. Дорога продолжает извиваться змейкой. С неприятными ощущениями на ноге дохожу до стоянки. На этот раз, это рощица из тонюсеньких берез. Заметно потеплело на улице. И, правда, как предсказывал ВП, тихо-тихо посыпал снежок. А у нас и костер горит, готов домик и ароматный супчик рыбный. Только вот где-то пропал Виктор. Ушел дрова еще нарубить и исчез.

Заготовка дров – самое почетное занятие среди туристов. Допускаются участники только с научный способом мышления. Подбирается определенное дерево, так называемая "сушина" валится в безопасном направлении и пилится на определенного размера чурки. Это вам не веники вязать! Навыками заготовки дров, разведении костра и приготовлении пищи в походе должен обладать каждый участник. Недопустимо, когда одни участники перегружены, а другие слоняются без дела. Когда задания розданы и выполнены, можно заняться личными делами, то бишь сушкой мокрых вещей, штопкой дырочек или исполнению веселых куплетов (и где наша гитара?). Появляется заблудший Виктор – говорит, дерево неудачно упало, долго не мог вытащить (так мы ему и поверим!). Ужинаем и разводим большой костер. Много хороших воспоминаний у туристов связано с кострами. Каждый может по пару историй рассказать. Но если очень долго смотреть на яркие языки пламени, то появляется какой-то завораживающий эффект. Говорят же в народе, что на огонь, дорогу и воду можно смотреть бесконечно долго. Ярко мигают пылающие угли. Искорки взметаются столбом и, не долетев до неба, гаснут. С горящим от костра светом в глазах и треском рассыпающихся углей, ложимся спать. Раскладываем спальники в палатке, принимаем удобную позу для приятных сновидений и домашнее вино Людмилы показывает каждому свое кино.

День третий

Просыпаюсь от специфического запаха. Точно, вчера обещали с утра гороховую кашу. Я люблю консервированный зеленый горошек, да и свежий тоже не прочь поесть, но почему-то не ем гороховую кашу (видимо, с детства не люблю каши). Спрашиваю сало, но оно в рюкзаке на улице. Встаю на лыжню с чувством легкого голода. Светает, примерно –10 –12 градусов. Так как у меня мозоль, то эстафету "впередибегущей" принимает Люда.

– Скоро выйдем на Иркут, – обещает Виктор Петрович.
Утро на Иркуте

Местность разглаживается, больше появляется полянок и лужаек, встречаем стог сена, остатки от летнего шалаша, железные детали от машин – признаки цивилизации. Идем по буранному следу, люди близко! Внезапно деревья разбегаются в стороны и перед нами берег Иркута. Тело реки покрыто ледяными нагромождениями льдин – торосами. Пока идем вдоль берега. Сильвер с лаем убегает в лес(белка, наверное). Спускаемся на реку, здесь торосов поменьше. Река делает красивый поворот, повторяя знак американского доллара. Перед нами высокий скальный утес. Еще одно знаковое место для туристов. Ангарчане традиционно в последнее воскресенье сентября совершают поход на выходные дни со станции Подкаменная в Мельничную падь с выходом на берег Иркута как раз в этом месте. Я сама, однажды, участвовала в одном из походов, как называют его ласково туристы – «Золотая осень». Кажется, невидимый художник размешал желтый и красный на зеленой палитре леса. Останавливаюсь, хочется сделать красивую фотографию, но солнце только осветило вершину утеса. Для фотографии мало света. Все-таки фотографирую переход участников через реку. На поляне после подъема с берега делаем привал. Я еще ищу подходящий ракурс для фото, но утес не помещается в узкую рамку аппарата.

Все, дороги уже нет, начинается лыжня, которая помаленьку забирается вверх по расщелине между двумя небольшими сопками. У меня появляется «отдача» (лыжники меня поймут, и не лыжники может быть тоже...) Но пока не круто – делаю широкий шаг и сильнее опираюсь на палки. Плавный траверс склона закручивает лыжню в серпантин. Аааа! Лыжа в очередной раз "отдает", и я падаю на колено, причем удар коленки приходится на ребро лыжи. Больно! И так три раза. Я зверею. Пропускаю мужчин и останавливаюсь перевести дух. Скоро обед, можно и не торопиться. Матерюсь про себя, но упорно преодолеваю виражи. По лесу раздается звук падающего дерева, значит, уже остановились. Подхожу к костру, что называется «на одних руках».

– Коля, сделай мне глубокие насечки – сердито бросаю лыжи, – чтоб дальше не мучится. Злая и сердитая присаживаюсь у костра.
– Надо было мазать лыжи, а если мази нет, то материться, – советует ВП. В общем этим, собственно говоря, я и занималась.
На стоянке "чум"

Располагаемся вокруг костра на сделанных из бревен скамьях. Виктор Петрович вспоминает случаи из своей жизни в альпинистком лагере. Я постепенно остываю, раздражение проходит. Осматриваюсь вокруг – мы на склоне хребта, просматривается даже оставшаяся внизу река, левее нас стоит ЧУМ. Любимое место ангарчанина Виктора Шера. Виктор в ноябре каждого года организует поход на строительство Чума. Я много слышала об этом сооружении, пойду посмотрю. В целом смотрится внушительно, а как внутри? В основании – шатер из тонких жердей, а снаружи обкладывается нарезанными кубиками снега. Говорят, помещается до 10 человек, а то и более... Степенно обедаем. Можно и не торопиться, ведь от ЧУМа до станции всего пару часов. Тепло, минус семь, восемь. Сильвер отбегает от костра и лает в сторону лыжни, кто идет – зверь иль человек?

Пролетел кусочек жизни длиной в три дня. Солнце прощается с нами последними лучика. Пересекаем автомобильную дорогу. Длинный спуск по лесной дороге выводит нас на болото с карликовыми березками. До нас долетают звуки проходящих товарных поездов. Мигают сквозь деревья первые огоньки жилья, лают собаки. Здравствуй, станция! Электричка весело приветствует нас желтой цепочкой окон. Мы возвращаемся домой.


P.S. Внимание! Для повторения данного маршрута требуется обязательное наличие в группе человека, знающего топографию, умеющего пользоваться компасом и ориентироваться с картой на местности. Удачи!