в Иркутске 22:54, Апр. 30:t +11°C

Похождения иркутян в бурятских горах. Баргузинский хребет

Панорама от Аргады до Старовера
* * *
Все горы живут своею жизнью. Хамар-Дабан, Саяны, Тункинские Гольцы. И вот теперь Баргузинский Хребет. Именно сюда мы отправились на проводимые Павлом Колесовым альпинисткие сборы, командой 9 человек из Иркутска в августе этого года. Неизвестный район, новый инструктор, новые вершины – всё манило и притягивало.

Целый месяц наш негласный руководитель Михаил Пирог выяснял, уточнял информацию, созванивался с Колесовым, и вот настало долгожданное 14 августа, и мы собираем рюкзаки. До Улан-Удэ едем поездом – девять часов. Добравшись до улан-удэнского автовокзала (20 минут пешком от ж/д), ищем маршрутку, которая довезет нас до пункта назначения: села Ярикта. Маршрутчики просят дорого, поэтому решаем ехать на автобусе, что дешевле, но дольше, и к тому же ждать его еще два часа. И тут удача сама идёт навстречу: нам предлагают по автобусной цене доехать на маршрутке. Маршрутчик попался дружелюбный, и мы обменялись координатами: теперь будет проще путешествовать по Бурятии. Следующие 9 часов непрерывной тряски в сидячем положении по разбитой дороге, нас, мягко скажем, огорчают и очень выматывают. Мимо проносится Байкал с причудливыми очертаниями того берега, впереди ждёт паром. Мы его назвали "Слон и Моська": огромный такой паром с десятком машин, среди которых и грузовые, и автобусы, – перевозит обычный катер. Мы даже на нём три раза прокатились, пока ждали всех участников.
И вот на 358-ом километре, не доезжая до деревни Ярикты, мы сворачиваем налево, к горам. Даём ещё с тройку километров, останавливаемся. Всё: дальше только пешком. Рюкзаки очень тяжёлые. Команда Колесова решает идти в два захода. Нам же возвращаться лень, мы ведь сильные и решаем всё занести за один приём. Дорога занимает четыре с половиной часа, идём вдоль реки Ульзиха, смеркается. Доходим до места. Видим следы медведя. Все запасы, оставленные командой Павла Олеговича в прошлый раз, съедены, каски, кариматы – всё разбросано, навес разодран. Пикник у медведя удался на славу: он слопал немалое количество банок тушёнки, сгущёнки, халвы, сахара, – тех припасов, на которые рассчитывали улан-удэнцы.
Мы устанавливаем лагерь и спать.
* * *
16 августа. По плану у нас дровинг; часть команды идёт вниз за заброской, а мы вчетвером, под руководством Пирога, решаемся пойти в цирк, посмотреть местность. Решаемся, потому что Павел Олегович нас запугал местными жителями – медведями. На всякий случай он дал нам рацию для связи с лагерем. Гремя ложками и чашками, дабы испугать местного Мишку, мы выходим из лагеря. Ух ты!!! Вот так стены! 4-ки! 5-ки! Перед нами открывается озеро. Пирог Миха где-то по дороге в камнях находит банку закрытой сгущёнки, мы её съедаем, запивая холодной озёрной водой. КРАСОТИЩА! Нашли поляну снега, – видно ещё с зимы не растаял, надо же.
Поднимаемся повыше, доходим ещё до одного озёра, видим гору. Парни назвали её однозначно: напоминала она нечто определённое. Как оказалось, это была Копна, на которую мы потом сходили "тройку А".

17 августа. У нас скальные занятия. Колесов зачитывает инструкцию, как убегать от медведя в случае встречи с ним, как его не привлекать к себе. Оказывается, медведь не такой уж недружелюбный: первый не нападает. Главное не смотреть ему в глаза, ну и не попадаться к медведице, которая спрашивать не будет, а защищать медвежат начнёт первая. Но и от медведицы есть защита: в металлическую емкость (можно использованный газовый баллон) помещается кусочек карбида, который периодически нужно доставать и намачивать (попросту плюнуть на него как следует), затем опускать обратно и нагревать баллон зажигалкой. При намачивании происходит выделение ацетилена, котроый, контактируя с огнем, взрывается. Медведь слышит звук выстрела и вряд ли захочет повстречаться с охотниками. До того как стали использовать карбид, встречи с медведем происходили здесь довольно-таки часто, и был случай нападения медведицы на альпинистов, которые лезли четвёрку, почти у самой вершины. Благо перила были провешены, по ним ребята и спаслись. А гору, кстати, назвали Медведь.
Скальное занятие проходило в цирке в. Аргада. Полчаса ходьбы от лагеря, и мы у скалы метров пятнадцать. Павел Олегович зачитывает нам лекцию как хранить альпинистское снаряжение и пользоваться им.

18 августа. В 8:00 выход на вершину Варяг. По замыслу Колесова, на этом простом маршруте (1Б к.с.) мы должны познакомиться с районом. Я поняла, 1Б тренирует физуху. Если на тройках, идя паровозом в семь человек, работает больше всего тот, кто лезет первым и провешивает перила, а остальные ждут, мёрзнут, отдыхают – то на единичке все просто тупо идут вверх в связках. Но вот если на пути растёт черника, то подъём становится приятнее. Намного приятнее. Останавливаясь под предлогом съесть ягодку, передыхаешь. Так мы и делали, и вот, наконец-то, выползли на перемычку, и увидели сверху цирк Аргады, весь такой в тумане. Кое-как просматривалось озеро и очертания соседних вершин.
Варяг, как знаменитый крейсер, в честь которого названа вершина, плавал в тумане. Мы достали перекус, и на вечный вопрос "зачем люди ходят в горы" нашли однозначный ответ: ПОКУШАТЬ! Так вот вкусненько, с аппетитом, рассесться на вершине (благо погода позволяла, не май месяц) и скушать долгожданный кусочек сыра или колбаски, порадовать свой желудок финиками, сушёнными бананами или ананасами, "райскими" яблоками, шоколадку зажевать... в лагере таким не кормят. Эх...
Признаться завхозом на иркутскую группу в 9 человек была я, Захарова Ирина. И действительно, в лагере таким не кормили. По раскладке не положено. А ещё для меня стала очевидна главная функция завхоза: не давать никому съесть лишнего. Неблагодарная это работа: все тебя считают жадиной. А в конце продукты у нас таки закончились. Пришлось отправлять гонца в деревенский магазин – а это, всё-таки, целый день.
* * *
После Варяга горы понеслись одна за другой. Иркутская команда разделилась: Пирог Михаил, закрыв второй разряд, стал ходить спортивной группой с улан-удэнскими ребятами; Куликов Федя выполнял программу "значок" с новичками. Баир Хандажапов с Пашей Михалёвым ушли на 5Б. Надо сказать, она очень весёлая получилась: в день, когда они должны были идти на маршрут, погода начала портиться. Наверху выпал снег, по рассказам они провели на стене чудную новогоднюю ночь. Все три дня, пока Паша с Баиром были на маршруте, погода не улучшалась. Вся стена Аргады была закрыта тучами. А когда они вылезли на вершину – ночью – ещё долго блудили, натыкаясь на сбросы, и не могли найти пешего спуска.
Мы же после Варяга сходили на маршруты:
2Б на Звездочёт,
3А на Аргаду через Копну,
3Б на Аргаду,
2А на Старовер,
3А на Доломит,
3Б на Экспресс.

Павел Олегович сам называл каждую вершину. Варяг, Кореец, Медведь, Аргада, Копна – вершины одного цирка, его замыкает Звездочёт, который возвышается отдельно от всех. На вершины Старовер, Доломит, Экспресс ходят с другого, правого цирка.

Шесть вершин за две недели – не так уж много. Можно сказать, что сборы прошли не очень продуктивно. Главным образом из-за того, что поехали неподготовленными: на всю группу были только одни кошки и один ледоруб. А лето тем и отличается от зимы, что надо брать, кроме зимних, еще и летние вещи. И это не просто шуточка. Мы не взяли – и, как итог, – в дождь сидели в лагере, хотя, если бы у нас было соответствующее снаряжение, мы могли бы сходить еще несколько гор.

3А На Аргаду через Копну.
Бабченко Дима идёт первым, делает станцию, провешивает перила, организует страховку. Вторым поднимается Дима Лунёв. я иду на жумаре третьей. По идее меня должны страховать зелёной верёвкой, но её не выбирают. Станция за перегибом, плохо слышно, я кричу, чтобы Дима выбирал верёвку. Он не выбирает.
– Выбери зелёную!
Тишина...
– Зелёную выбери!!!... Страхуй е-е-е-ю-ю-ю!!!
Слышу внизу громкий хохот...
Надо сказать, что наши рабочие верёвки приняли свои, свойственные каждой очертания. Одна была перебита маленько, другая явно разлохматилась. Иногда проскакивали команды типа: "Выбери битую, закрепи лохматую". Так что этот анекдот для иркутских альпинистов не анекдот вовсе, а реальность.
* * *
3Б на Аргаду. Самый сложный маршрут. Бабченко Дима опять лезет первым. Вот он встаёт на самостраховку и делает станцию из верёвки, потому что петли забыл.
– Верёвка вся, – кричит Дима Лунёв, который страховал его.
– Понял!
Видим, что Бабченко продолжает тянуть и вытягивать верёвку.
– Верёвка вся!
– Понял! Выдай полтора!
Лунёв Дима уже выстегнул из восьмёрки верёвку и, крепко-крепко взявшись за узел на конце, сжал его в кулаке и так спокойно, равномерно:
– НЕ ДАМ.
А в это время Пирог Михаил с группой улан-удэнцев, спустившись с маршрута 3А к.с. с Копны, разложил оранжевый коврик на озере в цирке и загорает такой. Довольный значит. А мы тут лезем. Бабченко улез в скальных туфлях, оставил нам свои резиновые сапоги. А они тяжёлые. Ну, девочки, недолго думая, один сапог положили к Тане Пежемской, другой дали мне в рюкзак. Последние перила, я лезу второй, подхожу к Диме Бабченко, который прыгает по снегу в скальных туфлях, з-замёрз-з-з:
– Где сапоги?
Я ему достаю один.
– На.
– Второй-то где?
– Там! – показываю вниз.
Бедный Дима, не зная, что и думать, решил, что идти ему придётся в одном сапоге и одном скальном тапочке до самого лагеря. Пежемская Таня подходит минут через пятнадцать, приносит долгожданный Димин сапог.
* * *
Следующий после 3Б на Аргаду день мы целиком посвятили новичкам. С самого утра мы начали выжигать медали. Сделать это было не так просто. Дима Лунёв выжигал деревянные значки-медали гвоздём, нагрев его на горелке. Люба Штефюк вырезала рисунок ножом и раскрашивала его черничным соком. Новичков было трое, но прознав, что Таня Пежемская до сих пор не прошла традиционного обряда, мы решили и её посвятить. Новоприбывшие прошли полосу препятствий, получили печать с буковкой "А" на лоб, некоторые даже и не одну, поцеловали ледоруб, прошли проверку знания узлов, и в конце их ждала награда – та самая медаль с надписью "Альпинист 2006" и вкусный тортик. Вот когда становятся настоящим альпинистом! Ряды значкистов пополнились!
* * *
Самой утомительной оказалась гора Старовер. Это был наш первопроход. Рассчитывали на гребень 2Б – 3А к.с. Вершина Старовер находится далековато от лагеря. Первая попытка выхода на неё нам не удалась: пошёл дождик, и чем выше мы поднимались, тем он становился сильнее, пробрасывал даже снег. Мы вымокли, замёрзли, скользко было подниматься по мокрой траве, но мы шли дальше. Колесов же убеждал нас повернуть обратно и рассказывал нам знаменитые истории альпинистских отступлений, которые всё ж таки не всех убедили в правильности решения вернуться в лагерь. Но спорить с инструктором никто не стал. Решение было принято и все пошли вниз.
На следующий день было мокро, но всё же дождь не шёл. Тяжко было подниматься вверх, ноги вымокли и я пожалела, что не одела резиновые сапоги как это всегда делал Дима Бабченко. Сообразительный-таки. Поднимаемся на гребень. Всё в тумане. Здесь не ступала ни одна нога человеческая (геодезисты не считаются). Иногда показывается кусочками противоположная сторона гребня. Но только иногда. В сердце щемящее чувство, идём же куда-то, как ежики в тумане, идём и идём в связках, а вершина неизвестно когда будет. Медведи ещё в округе где-то бродят: Павел Олегович в какой-то момент кричит:
– Тихо!
Мы все замираем.
– Там камни валятся, медведь там. Дима просканируй, кто есть, что делает?
Мы стоим не шелохнёмся, ждём. Тишина. Минут пять простояли, никого не увидели, пошли дальше.
УХ! Вот и вершина. Тяжело она далась! Вершину назвали Старовер, в честь множества староверов, проживающих по берегам Байкала. Поднялись мы на нее по длиннющему гребню 2А категории сложности в условиях переменной облачности и тумана. В старательно забетонированный геодезистами тур мы вложили первую альпинистскую записку Старовера, и, когда облака рассеялись, увидели вдалеке Байкал и Байкальский хребет за ним. Вокруг – море гор, за нами – стена облаков. В полной мере ощутив всю красоту земную, уничтожив перекус и намерзнувшись до кондиции и мы спустились вниз.
Спуск до лагеря. Спуск в деревню. Маршрутка до Улан-Удэ. И наконец-то маршрутка до Иркутска. На поезд оказалось невозможным купить билет. (перед первым сентября все билеты разобрали) Маршрутчик до Иркутска нам попался удивительный. Сначала он на нас бухтел, что мы долго собираемся, то в магазин нам надо, то в туалет. Потом в кафе ворчал, что хватит есть, давайте быстрее жуйте. Доехав до Иркутска мы его стали уговаривать поехать через Университетский.
– Это ещё куда? Это ещё зачем? Знаю я вас, сейчас заедем куда-нибудь, к чёрту на кулички...
Смотрим в Университетский заворачивает. Пол группы благополучно вылезло там. Начали уговаривать завернуть до Академгородка.
– Вот ещё! За отдельную плату!
Смотрим он в Академгородок на Лермонтова заворачивает! Да он же на вокзал через плотину поехал!!! Другой дороги не знает! Бывает.
Вот так мы и съездили.
* * *
Если ж вы соберётесь в ту страну горную, берите с собой все зимнее снаряжение, заменяя по возможности пух на синтетику, потому что на Баргузине, ввиду близости Байкала, очень высокая влажность (и при этом холодно!). В июле, говорят, там тучи комаров, а зимой мороз под 50. Зато в августе, нашем августе – ягоды, орехи, саган-дайля, можжевельник – поле для собирательства, совсем нет комаров и небольшой минус по ночам.

Гребень Варяга
* * *
Участники:
Баир Хандажапов
(Bair)
Дмитрий Бабченко
Дмитрий Лунев
(Dima89)
Ирина Захарова
(irinka)
Люба Штефюк
(Uno)
Михаил Пирог
(m-pirog)
Павел Михалев
(mpasha)
Татьяна Пежемская
Федор Куликов
(Folko)
Ирина Захарова (irinka),
Люба Штефюк (Uno)

28 октября 2006