"Брошу я работать под этим мостом. Пойду летать феечкой среди синих вершин"." /> "Брошу я работать под этим мостом. Пойду летать феечкой среди синих вершин"." />
в Иркутске 11:03, Окт. 22:t +6°C

"Нежный глубокий снег" или
"Брошу я работать под этим мостом. Пойду летать феечкой среди синих вершин".

Куда едут иркутские туристические люди 1-го мая? Правильно, в Монды. Когда грамотно раскатываются и закрывают сезон на Тальцинском? Правильно, 9 мая, потому что раньше там зима и снег. Этих двух посылок оказалось вполне достаточно для "восьмерых смелых", чтобы пойти 1-го мая не на Мунку, а на Тальцинский. Надо же хоть чем-то выделяться, если умом не получается!

Накануне работа до упора, добыча недостающих фрагментов снаряжения, ночные сборы (в рюкзак стабильно не входит что-то одно – правый бордовый ботинок или кружка), 3 часа сна, стремительный подъем и вот уже все мы встречаем электричку. Под "Телохранителя" отлично спится, открываю глаза уже в Слюдянке, а там и до Выдрино рукой подать.

Глубина и снегоступы
Скоростной спуск

Выловили грузовичок, способный вместить всех с инвентарем и багажом – он выгрузил нас, не доезжая пары километров до турбазы "Теплые озера", дальше дорога была переметена довольно глубоким снегом, водитель побоялся застрять. Надо отметить, что через 2 дня там уже был сухой асфальт, динамика таяния потрясающая. На гостеприимном крылечке главного домика некоторое время перепаковывались (опять не лезла кружка), заваривали чай и подъедали припасы, которые лень тащить. Хозяева одарили нас свеженькими буклетами турбазы – там-то и прочитали мы про "нежный глубокий снег". Ох, как часто потом повторяли мы эти слова, с каждым разом все больше веселясь!

"Нежный глубокий снег" начался непосредственно за воротами, потом неожиданно чистый галечный берег Снежной до поворота реки – ну а дальше уже беспросветные сугробы. Процесс тропежки разделил команду на три фракции – "шоссейников" (Алексей на лыжах и Наталья на снегоступах), "феечек" (легонькие я, Саша и Серега) и "тяжеловесов" (Миша, Тимофей и Дима). Первые постоянно маячили где-то впереди, оставляя обманчиво крепкие следы и вызывая классовую ненависть у остальных. "Феечки" в тропежке были шустры, но малоэффективны – где мы, легковесные, пробегали порой, не проваливаясь, тяжелые участники увязали до самой бифуркации, с разной громкостью и витиеватостью выражая свои эмоции.

Вниз по склону

Долго ли, коротко ли, дошли до "характерного бревна", которого, впрочем, не было видно под слоем снега, но место приметное. Чай, конфетки и опять тропежка до темноты. К ночи подошли под начало собственно подъема, там и остановились, несколько уставшие, но все равно в предвкушении завтрашнего катания.

Утром с первыми птичками все (кроме двух лежебок) уже варили чай и инспектировали сухость развешенного за ночь барахла. Какая там усталость – надо бежать кататься! Далеко не пошли – поднялись траверсом налево по склону, приметили "на сладкое" лесистый лавинный вынос, и остановились на "танцплощадке". Было решено не тропить даже до бабы – слишком далеко и снег слишком нежен и глубок. На танцплощадку не далее как 1-2 дня назад сошла довольно мощная лавина. Свежескошенный лес на спуске к ручью впечатлял, а подушка снега на склоне манила нетронутым снежком, и мы ее немедленно расписали.

Туда мы не пришли
Свежескошенный лес

"Настоящие" катальные места мы лишь обозрели издалека, зрелище то еще – склоны нагружены, все козырьки на месте, очень там аккуратно надо.

На плечике танцплощадки, кстати, наблюдался довольно уверенный сигнал МТС, а где-то посреди склона в процессе качения, телефон выгребал накопившиеся смс-ки.

После колбасно-чайного перекуса мы, не выстегиваясь, по лесу переместились на примеченный с утреца лесистый вынос с целью распрыгаться, кто умеет, и поучиться, кто не умеет. Свили гнездо на толстом поваленном дереве и хорошенько понежились на ласковом весеннем солнышке, обозревая снизу неровности и заваленные лавиной елки, потенциально годные для прыжков. Все неровности были по-своему хороши – на приземлении то пень, то еловая рощица, все это создавало приятную интригу.

Прыжок – начало полета
Через елку

На этом склоне мы и провели остаток дня – распрыгали все кочки, нарыли ям, всласть пофотографировали и позагорали. Домой двинулись только вечером, тотально промокнув и дойдя до полного изнеможения.

Однако порох в пороховницах остался – несмотря на ворчание скептиков (рыбкой копченой, мол, пахнуть будем), решили мутить костер. Неутомимый Миха рыл доской котлован, а Дима пилил сушины, втыкал их в сугробы вокруг ямы, по пути переворачивая пеньки мхом на юг (или на север? – я запуталась), чтобы окончательно сбить потенциального противника с толку.

Яма удалась – глубиной в человеческий рост, с удобными снежными скамейками, застеленными сноубордами, на дне – жаркий костер, на столе – первомайская перцовка, скромная закуска в виде колбасы и кураги, а на десерт – красная сигнальная ракета "с голосом". Небо вызвездило, намечался мороз.

Скоро здесь будет яма

В трехдневной поездке покататься что хорошо? Первый день ломишься, не зная усталости, потому что силы еще свежие. Второй день катаешься до упаду, потому что за тем сюда и ехала! На третий день поспешаешь, невзирая на стертые ноги и скрипящие коленки, потому что электричка ждать не станет и вообще уже хочется домой. То есть никакого стимула кряхтеть и вешать нос нет, а вовсе даже наоборот.

Хорошо весьма!

Придирчиво осмотрев обувь на премет сырости, я пришла к выводу, что идти лучше в бордерских ботах, ибо минимум по килограмму воды каждый набрал, тащить не хочется. У участников без "сменки" выбора не было – через день на клюкве герои с гордостью демонстрировали прекрасные потертости. Ночной мороз слегка подморозил тропу, солнышко пряталось за облаками – тоже хорошо, тропа не раскисала, временами с неба моросил приличный дождик. "Феечки" порой пробегали промеж глубоких следов, оставленных при заходе, не проваливаясь, но не везде (к нашему, феечек, сожалению). Трое участников (обладатели снегоступов, лыж и просто штанов с моторчиком) сильно ушли вперед, четверо напротив отстали, я шла по лесу одна, фотографируя и усаживаясь на сноуборд на малейшем спуске. Были планы перекурить возле "характерного бревна", но бревна я своеобычно не заметила и сразу дошла до "характерного джипа" – не далее как этой осенью кто-то уронил и спалил около тропы круизер, от него до "характерной турбазы" уже совершенно недалеко. Около джипа же появляется устойчивый прием BWC, и до меня сразу же дозвонилось начальство, в процессе беседы подо мной провалился наст, и все что вырвалось из меня при погружении по пояс, вырвалось прямо в трубку. Было смешно, но меня вполне поняли.

Вскоре все мы собрались все на том же крылечке турбазы, хозяева любезно поили нас чаем и позволили наполнить кипятком термосы, завалинку пригревало солнышко, весна! Позавчерашний грузовичок подхватил нас в километре от ворот базы и весело потарахтел к вокзалу – вязкая снежная каша на дороге за два дня превратилась в сухой асфальт. Да что там дорога – участок тропы вдоль реки за это время вытаял до листьев, хотя на заходе вязли выше колена. Девятомайцы, каково там сейчас?

В Выдрино в пристанционном магазинчике наша банда скупила все пироги с капустой, не оставив местным шанса полакомитьcя свежей выпечкой. От Слюдянки домой двинули уже на маршрутке, по пути обгоняя автобусы и легковушки, набитые рюкзаками и характерно краснолицыми людьми, выезжающими из Монд. Привет коллегам! Наш Первомай тоже удался!

Команда у нас подобралась отличная – никто не усомнился и не поддался соблазну прекрасно провести время на турбазе. Всмотритесь в эти лица!

Лёша
Наташа
Миша
Тима
Дима
Серега
Саша
Юля

Юлия Фадеева
8 мая 2006