в Иркутске 12:24, Окт. 23:t +9°C

Поход по Хамар-Дабану (июнь 1998)

Ну что ж, взялся за гуж – не говори, что не дюж... Раз обмолвился о намерении рассказать о походе, нужно держать слово. Некоторые части задуманного нами пути были нам более-менее знакомы. Некоторые из нас в январе сходили на Хан-Улу через Шубутуй и Патовое озеро. Другие неоднократно посещали зимой и летом район Маргасана. Настала пора объединить все в одно целое. На окончательный выбор пути очень повлиял "тренировочный" выход к перевалу Обручева. Сильное впечатление произвела перемена с ручьем Водопадный, когда он после каких-то десяти часов дождя превратился в ревущий поток, для форсирования которого пришлось заваливать дерево. Это окончательно повлияло на решение пройти от Слюдянки до Выдрино по водораздельным хребта Хамар-Дабана, насладившись видами и избегая переправ.

Нитка маршрута: г.Слюдянка – метеостанция – пер.Чертовы ворота – в.2243 (Босан) – в.2278 (Маргасан) – в.2301 – в.2360 (Тумбусун-Дулга восточная) – в.2267 – северное подножие в.2396 (пик Субутуй или пик Утуликская подкова) – пер.Утулик-Дабан – в.2245 (Крест) – оз.Патовое – в.2059 – в.2089 – в.2301 (пик Ретранслятор) – голец Ягельный – пер.Зун-Цаган-Чюлютуй – в.Хан-Ула – окрестности перевала Лангутайские ворота – р.Лангатуй – п.Мурино.

1 день – 12 июня
12.06.98
Чернушка и Босан
Такими мы могли бы
увидеть эти вершины при
хорошей погоде.
31 мая 1999

Движение в первые дни слишком быстрым назвать трудно, поскольку вес рюкзаков был за 30 кг. На всякий случай взяли с собой примус с запасом бензина, т.к. планировали идти все время по линии хребта, спускаясь в лес только в местах его разрыва. По дороге к метеостанции встретили сменившегося метеостанщика, выходившего в Слюдянку, который обнадежил нас хорошим прогнозом. Как бы не так! Забегая вперед, скажу, что дней, когда с утра до вечера не было осадков, было всего три. Вот и в этот день, обед на реке Подкомарная состоялся еще при вполне сносной погоде, а уже к вечеру затянуло. На ночевку остановились возле маленькой ложбинки с мини-озерцом чуть дальше Чертовых ворот по хребту. Пока готовился ужин – начался дождь.

2 день – 13 июня
Камкинская
двухэтажка
Хамар-Дабан
13 июня 1998

Дождь не стихал всю ночь, не кончился и поутру. Видимости никакой, но, надеясь на свое хорошее знание местности, где бывали до того не один раз, часов в десять решили двигаться дальше. Хотя посещение Камкинского зимовья нами изначально не планировалось, непогода внесла коррективы. Мы решили продвинуться к нему и переждать там, так как это в общем-то было по пути. К зимовью подошли около трех часов дня. Дождь к тому времени слегка поутих, но видимости так и не было. Сушимся, ждем.


Столбы-ворота за Босаном
Скалы-останцы в пологой части хребта
между вершиной Босан и перевалом Солнечный.
14 июня 1998
  
Перевал Солнечный
Мини-Швейцария на Хамар-Дабане!
14 июня 1998

3 день – 14 июня
14.06.98 - 17.06.98
Вершина 2072
Интересная вершина на отроге хребта неподалеку от вершины Босан.
14 июня 1998
Маргасанская сопка
Заметная вершина оригинальной формы. Высота 2252 м.
14 июня 1998

С утра продолжался дождь. К обеду он немного поутих, а часам к трем и совсем перестал. В облаках показались просветы. Мы решили не ждать следующего утра, а выдвигаться. Вышли с зимухи около четырех. Из трех суток похода и так одни уже потеряны из-за непогоды. В темпе проскакиваем по терраске слева горушку с неприятной ступенькой перед Босаном, поднимаемся на его вершину. Затем проходим мимо ворот-столбов к перевалу Солнечный. Поднимаемся на Маргасанскую сопку, когда лучи заходящего солнца уже раскрашивают красным изрезанные обрывы слева от перевала Солнечный, превращая их в подобие Гранд-Каньона. На вершину сопки не поднимаемся – поздненько уже, сваливаем с ее плеча вниз в следующую долину. Доходим до первого ручейка, и уже в сумерках останавливаемся на ночлег.


Вид на юг
с отрога Маргасана
Вид с восточного отрога вершины Маргасан (2278) на вершины, лежащие дальше по хребту.
15 июня 1998
Скоро вершина
Виктор Торженсмех и Владимир Зорин на гребне, ведущем к вершине Маргасан.
15 июня 1998

4 день – 15июня

Небо наутро снова какое-то "подозрительное", но облака еще высоко. Стартуем пораньше, пересекаем наискосок долинку и выходим к подножию левого отрога Маргасана (2278). Он плавной дугой выводит нас к вершине. Фото на память у деревянного "триангулятора", взгляд назад и холодок по спине – такой черной стены туч от горизонта до горизонта видеть никому из нас еще не приходилось. Нужно скорее спускаться к лесу. Следующий "пупырь" за Маргасаном проходим траверсом справа, по границе зоны леса. Дождь уже начался, но никак еще не может разойтись как следует. То припустит ливнем, то еле накрапывает, то вообще перестанет. Спускаемся в долинку и на краю леса перед заболоченной поймой ручейка становимся на обед. Прямо перед нами крутой травянистый подъем на следующую гору. Ее высота по карте 2301, но так это или нет, можно только гадать – верхняя часть ее уже давно затянута тучами, и подъем ведет в неизвестность. Вокруг высокие кедры и поляны с цветами – лето в разгаре, только немножко мокровато. Ну да ведь Хамар-Дабан не Сахара и даже не бухта Песчаная. Решаем на время обеда раскинуть палатку, вдруг снова польет! Не пригодится, так свернем и дальше. Пригодилась: не успели заглотить обед, как начался дождь. Принимаем решение не геройствовать, а обождать пока перестанет дождь и откроются верха. Тем более, что дальше Маргасана никто из нас не ходил и плутать под дождем по незнакомым местам, когда видимость ограничивается метрами, никому не хочется. Дождь перестал идти около шести часов вечера... Вместо него повалил снег. Пошел сразу хорошо и густо солидными, большими хлопьями. Лежим в палатке, время от времени стряхивая с нее снег. Хоть к ночи уже отлежали все бока, команда "отбой!", темное время суток, засыпаем под шорох снежинок по палатке.

5 день – 16 июня
Снег шел 36 часов
Цветущая поляна после июньского снегопада.
17 июня 1998

Просыпаемся под то же самое шуршание – снег продолжает идти. Коротаем время как можем. Кто штопается, кто пытается поспать, хотя кажется, что выспались уже на неделю вперед. Организовываем чтение вслух и азартные игры (догадались прихватить игральные кости). Гипнотизируем карту. Завтрак, обед... Когда снег не прекращается и к ужину, в голову начинают прокрадываться паникерские настроения. Поход похоже накрылся, лыжи-то остались дома! Засыпаем под шорох снежинок по палатке.


6 день – 17 июня
17.06.98 - 18.06.98
Пик Тумбусун-Далга
восточный
Вид на вершину 2368 с вершины 2301.
17 июня 1998
Опять подъем
Перед тем как подниматься на плечо Тумбусуна, нужно преодолеть еще невысокую горушку перед ним.
17 июня 1998

Пробуждение под тот же шорох снега. К нему иногда присоединяются звучные шлепки – ветки сбрасывают лишний снег. Вокруг все уже утонуло в снегу, только выкопав глубокую нору, можно убедиться, что цветущие поляны накануне нам не мерещились. Часам к одиннадцати-двенадцати это полуторасуточное наваждение наконец-то подходит к концу. Выползаем из надоевшей палатки, варим обед, глазеем на первые разрывы-просветы в тучах и, конечно же, вовсю обсуждаем сложившуюся ситуацию. Что имеем в минусе? Море снега, который нужно буровить, много времени потраченного на отсидки в самом начале похода, большая нехоженая никем часть маршрута впереди. Что в плюсе? Кое-какой оставшийся запас времени, возможность сократить при необходимости намеченный маршрут, выскочив например с Патового озера через Шибутуй на Утулик, надежда, что после такого продолжительного снегопада погода наладится, да и то, что снег не должен же лежать неделю или две – лето ведь как-никак!


Летний пейзаж?
Вид в сторону Утулика
с седловины хребта между
вер.2301 и 2368 (Тумбусун)
17 июня 1998


Остатки непогоды
Вид назад по хребту с подъема на Тумбусун (2368)
17 июня 1998
Походный быт
От снега все промокло, зато не надо далеко ходить за водой.
18 июня 1998

В начале третьего (все таки после такой длительной отсидки темп сбора немного падает) начинаем подъем на вершину 2301. Снег по колено, вопреки ожиданиям, не очень то и мешает двигаться, он еще не слежался и мягко раздвигается ногами. Одно но – очень скоро начинают жутко мерзнуть ступни ног. На градуснике небольшой плюс, снег активно тает на ботинках, они мокры насквозь. Выкручиваемся кто как может, кто настраивается на терпение и не обращает внимания на холод, кто достает из заначки резиновые сапожки, взятые на сменку для удобства ночных вылазок. Ну а остальные применяют спасительные полиэтиленовые портянки. Они не дают первой порции холодной воды, попавшей в ботинки смениться следующей. Вода нагревается при ходьбе – жизнь налаживается. За 2301 на гребне небольшая округлая горушка пониже, с нее открывается великолепный вид на гору-колокол. Эта гора давно уже притягивала взгляды и вот, наконец, открылась во всей красе. Мы смотрим на нее с самой крутой ее стороны. Одно только непонятно – на карте ее вроде как нет. Вернее горизонталями то она показана точно, и по ним можно даже приблизительно определить ее высоту (2360-2370), но ни названия, ни отметки высоты на карте нет. Вопиющая несправедливость! Тем более, что совсем рядом, на том же гребне, немного юго-западнее обозначена совершенно плоская и невыразительная, притом намного более низкая вершина (2256 Тумбусун-Дулга). Спускаемся со своего наблюдательного пункта и начинаем подъем на пологое плечо горы. Снег активно оседает и съеживается, появились проплешины земли, но все равно его еще очень много. Прошедший снежный фронт тащит за собой рваные хвосты туч. То слева от себя, то справа, то сзади наблюдаем довольно сильный дождь. Нас пока не мочит, но от подъема на вершину, скрепя сердце, отказываемся, хоть он и несложен. К тому же время поджимает. На плече горы видим два высоких каменных тура. Опять загадка – седловина перевала явно ниже. Разгадка проста, длинное пологое плечо горы – это своеобразная дорога в следующую долину. Проходим его, пологим траверсом справа огибаем следующий "пупырь", и тут нас, наконец, накрывает ливнем. Ветер сразу усиливается, немного нервно устанавливаем палатку, носимся в поисках подручного материала для закрепления палатки, а заодно стаскиваем и дрова. Видя, что на испуг взять не удалось, ливень уходит дальше. Готовим ужин, сушимся, спим.


Панорама с разрезом
Немного неудачная, нестыкующаяся панорама с отрога перед перевалом Нурта-Нарын - Утулик.
18 июня 1998

7 день – 18 июня
Вид на Хангарул
Вид на Хангарульский хребет через долину Нурта-Нарына.
18 июня 1998
Снова припорошило
Пережидаем непогоду на лесистом перевальчике между истоками Утулика и Нурта-Нарына.
18 июня 1998

Утром просыпаемся в "молоке". Видимости ноль. Занимаем привычное горизонтальное положение. Часов в одиннадцать кому-то приходит в голову мысль высунуть нос из палатки. Проспали! Видимость идеальная, на небе по прежнему рваные облака, а туман убрался в сторону Утулика и клубится себе там потихоньку. Быстрые сборы и вперед! Идем на следующую горку с длинным пологим гребнем.
В районе отметки 2267 нас снова накрывает "чача", поднявшаяся с Утулика. Но гребень четко выражен, поглядывая на компас движемся дальше. К концу гребня снова выходим из облака. Спуск, подъем и перед нами открывается отличный вид на Хангарульский хребет. Хорошо видны также и Утулик-Дабанский перевал и вершина 2396 (пик Утуликская подкова или Субутуй). Спускаемся на обед к озеру на перевале между истоками Нурта-Нарына и Утулика. Дежа вю! Небесная канцелярия открывает "второй фронт". Снова верха затягивает со всех сторон плотной пеленой и начинается дождь, время от времени переходящий в снег. Коротаем время до ужина, а там и до отбоя.


Пик Субутуй
Вершина 2396 (пик Субутуй или пик Утуликская подкова) с перевала на северо-
западе от нее.
Под пиком Субутуй
Под северным подножием вер.2396. Сзади справа - гора Крест (2245).
19 июня 1998

8 день – 19 июня
19.06.98
Июньская пурга
Шальная тучка из хвоста большого снежного фронта принесла с собой метель.
19 июня 1998
Патовое плато
Вид на Патовое плато с горы Крест (2245).
19 июня 1998

Дождя, слава богу, нет. На небе уже знакомые хвосты туч и облаков, непонятная мешанина, довольно быстро двигающаяся в сторону Монголии. В долинах рек – клочья тумана. Снова подъем, попадается довольно заметная тропа, иногда помеченная турами. Снова снизу поднимается туман. Откуда-то сбоку доносится позвякивание бубенчика. Приглядевшись, замечаем на склоне пасущихся лошадей. Вот так-то – кому походная романтика, а для кого-то устоявшийся быт. Хозяев, правда, не видно. На перевале поворачиваем на 90 градусов. Идем на восток. Приближаемся к пику Утуликская подкова. С этой стороны он смотрится очень солидно. Вскоре нас опять настигают тучи. Хорошо, что холодновато и вместо дождя повалил снег. Он по-зимнему сухой, практически не липнет на одежду. Поднимается ветер, пробираемся дальше сквозь метель. Все проходит, прошел и снежный заряд. И вообще фронт похоже протаскивает окончательно - вдалеке на севере видны большие куски голубизны. На краю леса около озера Перевальное останавливаемся на обед. Успеваем управиться за час и стартуем. За озером длинный пологий подъем на гору Крест(2245), и вот перед нами открывается вид на Патовое плато. В десять вечера останавливаемся на ночлег в начале пологого склона вер.2059 прямо напротив Патового озера.


Патовое озеро
Панорама оз.Патовое с юга. На заднем плане долина Шибутуя.
20 июня 1998

9 день – 20 июня
20.06.98
Перед стартом
Утро перед выходом на маршрут. Сворачиваем лагерь. Патовое плато, Хамар-Дабан
20 июня 1998

Поднимаемся на в.2059 и перед нами длинный пологий гребешок с плоскими верхушками, ведущий к в.2089. Идем по нему, любуемся окрестностями. После спуска с 2089 становимся на обед. За лесистой перемычкой виднеется гребешок, стоящий поперек нашего пути. За ним хороший сброс высоты до леса и крутоватый подъем на следующий голец. На нем становится понятно – снова вернулось лето. Солнце палит и от стланника понимается марево, уж лучше бы присыпало снежком! Стланник кончается, по травянистому склону идем траверсом к перемычке, ведущей к вер.2301. И здесь природа напоминает, что кроме дождя и снега у нее на нас и еще есть управа. Ветер. Пронзительный и холодный. Пробирающий до костей, несмотря на яркое солнце. Приходится одеваться потеплее.
На вершине 2301 становится понятно, почему ее иногда называют пик Ретранслятор. Там до сих пор сохранилась мачта ретранслятора, который применялся для связи с войсками в Монголии. Со стороны длинного пологого спуска на Снежную все еще просматриваются следы от вездеходов. Сохранились и доски, которыми обшит нижний ярус мачты, образуя будку. Внутри, правда, очень неуютно – разгром и запустение, да и ветер сквозит в многочисленные щели. Находим записку – спасатели прилетали почтить память замерзших казахстанцев. Это случилось неподалеку от этой вершины в августе 94 года. Идем по гребню на восток. Ветер не стихает, иногда даже приходится останавливаться, расперев ноги, чтобы переждать его порывы. Уже после девяти вечера выходим к небольшому озерцу на гребне. Там относительное затишье, можно укрыться за стлаником. Да и ветер остепенился и поутих.

10 день – 21 июня
21.06.98 - 22.06.98
Хан-Ула
Вид на Хан-Улу с Ягельного хребта.
21 июня 1998

Еще вечером на карте разглядели обозначение скал на спуске в следующую седловину, поэтому сразу выдвигаемся на левый склон и траверсуем по каменным осыпям над истоками Байги. Затем с плавным набором высоты заходим на Ягельный хребет. С него хорошо просматривается Хан-Ула. Наконец-то распогодило, первый по настоящему летний день. В приподнятом настроении ссыпаемся в верховья Зун-Байги и подходим к перевалу Зун-Цаган-Чюлютуй. Это шибко интересное место! Здесь одна речушка течет выше другой. Они разбегаются как два мотоциклиста на крутых виражах, одна резко сворачивает к югу, другая на запад. Здесь в небольшом лесочке останавливаемся на полудневку. Время уже близится к четырем, а на Хан-Улу ведет приличный, хоть и пологий подъем. Греем воду, моемся.

11 день – 22 июня

С утра небо снова затягивает. Все равно выходим наверх, вдруг проскочим! Время поджимает: еще на середине подъема начался дождь. Хорошо ему подыграл и ветер. Наверху дождь шел уже не вертикально, а горизонтально. Одежда с правой стороны организма быстро пропиталась насквозь. Как обычно при дожде, на верхах тучи опустились низко, и видимость исчезла. По компасу находим северный отрог и собираемся чесать дальше. Но ветер с дождем уносят последние остатки тепла. К тому же я не просчитал момент и, чтобы не париться при подъеме, не пододел ничего под гортексовые штанишки. Живо вспоминается судьба казахстанцев, даже ускоряясь, невозможно согреться. Вынужден вслух признать, что не на шутку замерзаю. Все с большой радостью принялись за мое спасение. Видимо, окружающая действительность не устраивала никого. Быстро выбрали ровное место под палатку рядом с заполненной водой впадинкой меж камней. Помогаю как могу – бегом таскаю булыжники чтобы хорошенько придавить полог. Руки уже ничего не чувствуют, ноги тоже онемели как затекшие, поэтому колени время от времени норовят вывернуться в обратную сторону, как у кузнечика. Наконец все забираемся в палатку, разжигаем примус. Недаром же он так далеко прокатился на наших спинах! Снова пережидаем непогоду, только теперь не в уютном лесочке, а на самой верхотуре, на семи ветрах. Ветер с дождем не унимались весь день, а ночью похоже еще усилились. Опасаемся за дуги палатки, на всякий случай прикидываем в уме как лучше использовать станок от рюкзака и альпендрыны.

12 день – 23 июня
23.06.98
Снова идиллия
После прошедшего ненастья все смотрится на удивление красиво. Хребет, ведущий от Хан-Улы к Лангутайским
воротам.
23 июня 1998
Хамар-Дабанский
пейзаж
Озеро возле Лангутайских ворот.
23 июня 1998

Под утро дождь прекратился. Ветер тоже стих. Одна незадача – видимости по прежнему нет. Но около десяти все проносит. Снова светит солнце. Идем по гребню, сначала огибая по дуге верховья Барун-Юнкуцука, затем сворачиваем на восток-северо-восток. Спускаемся в зону леса к двум озерам неподалеку от перевала Лангутайские ворота. Обед, после него гордо проходим мимо перевала и идем к озеру на следующей седловинке хребта. В пути нас настигает какая-то шальная тучка, несколько раз брызгает дождиком и уносится дальше, развешивая на прощание шикарную радугу. Возле озера устраиваемся на ночевку и созываем "совет племени". Нужно решать, куда идти дальше. Дело в том, что по плану нужно идти по хребту до пика Тальцинский. Но потеряно уже много дней, времени чтобы переждать возможную непогоду нет вообще. К тому же хребет по карте выглядит не очень привлекательно для скоростного прохождения. Он намного уже тех плосковерхих гребней, которые мы проходили раньше, к тому же между его вершинами значительные перепады высоты. Та его часть, что мы просмотрели с соседнего хребта, все это демонстрировала наглядно. Принимаем соломоново решение. Смотрим на погоду с утра, при хорошей идем на хребет, ведь в случае чего с него можно удрать по Бильчиру, Нитяной или Голой. Если же начнется дождь или хотя бы просто затянет верха – спускаемся по долине Лангатуя.

13 день – 24 июня
24.06.98 - 25.06.98
Опять непогода
Верховья Лангутая. Озеро в цирке под перевалом Лангутайские ворота.
24 июня 1998

Дождь начал накрапывать еще до рассвета. Тучи накрыли не только верхушки гор, но и нашу седловинку. Спускаемся на Лангутай. Там сразу же под ноги кидается огромная тропа. Резво чешем по ней вниз. Тропа несколько раз переходит с берега на берег. Сначала перешагиваем реку, потом переходим по бревну, после Бильчира уже приходится перебредать по бедро в воде. Дождь, сделав маленькую передышку на обед, продолжает наяривать. Но в лесу он кажется теплым, раздеваемся до футболок и кайфуем. На ночь устраиваемся на прибрежной терраске, немного не доходя до солидного прижима на нашей стороне реки.

14 день – 25 июня
Переправа через
Лангутай
Вздувшаяся после непогоды река смыла мостки. Наша времянка крепостью не отличается.
25 июня 1998

Дождь перестал идти ночью. Великолепное солнечное утро, проскакиваем прижим, другой. Немного жаль, что поход уже подходит к концу. Думаем уже о том, чтобы не опоздать на электричку. Но Хамар-Дабан так просто не отпускает. Подойдя к месту последней переправы, убеждаемся, что не зря планировали маршрут по хребтам. Непогода сделала свое дело – уровень воды сильно вырос. И хоть видно, что пик подъема уже позади, да и вода уже не мутная, все равно ее еще очень много. Да и переправа по бревнам, которую мы наблюдали зимой, смыта без следа. На другой стороне реки видна палатка. Ее обитатель уже нагородил какие-то жерди со своего берега на огромный валун в реке. Но эта каменюга лежит намного ближе к его берегу, и соорудить переправу дальше от камня на наш берег ему одному не под силу. Шум реки перекрывает крики, он знаками предлагает присоединится к строительству. Но мы то "умные". Решаем идти своим путем. Облюбовали громадную пихту на самом берегу. Ее макушка хоть и не достанет по нашим расчетам до другого берега, но плюхнется на мелководье и, скорее всего, зацепится ветками за дно, а мы переберемся через глубину по бревну, а потом вброд! Сменяя друг друга, живо подрубаем дерево и "рухаем" его в воду. Плюх! По всплеску понимаем: то, что мы принимали за отмель, имеет приличную глубину. Огромное дерево неторопливо разворачивает вдоль течения, потом его крона попадает в быстрину и в считанные секунды пихта скрывается вдали. Ее уносит как щепку! Приходится делать то, что и нужно было с самого начала. Рубим еще две пихтушки поменьше и волочим их к берегу. По очереди переправляем их макушки на валун. С той стороны наш товарищ по несчастью их принимает и устраивает поудобней. Начинаем переправу. Тонкие бревна сильно пружинят, поэтому даже страхуясь веревкой, идти по ним не решаемся. Прокрадываемся по-собачьи – на четвереньках. Так чувствуешь себя намного уверенней, только кружится голова, смотреть-то приходится прямо на поток. Знакомимся с первым встреченным нами за это время человеком. Парня зовут Константин, он из Московской области, уже не первый раз приезжает летом на Хамар-Дабан и не спеша разгуливает в одиночку. Делимся информацией по пройденным местам, не спеша обедаем. Электричка-то уже ту-ту, уехала. На трассе ловим попутку до Слюдянки. Ночуем на вокзале и утренней электричкой едем домой.

     
12 – 25 июня 1998 года. Участники похода.
Ангарчане Андрей Зорин, Владимир Зорин, Виктор Торженсмех, Наталья Кириченко.

Владимир Зорин
фото Андрея Зорина, Владимира Зорина
14 апреля 2006