в Иркутске 17:25, Дек. 11:t -23°C

Статья о поездке и участии в соревнованиях на яхте класса Торнадо

С прошлого года мы грезили попасть на парусный кубок Сибири в славный город Н. "Едем?" – "Конечно!", "С доком спирт будем пить? – "Обязательно!" "Погоняемся?" – "Погоняем, как надо!". Зимой списались с Алексеем Каученковым – президентом Федерации парусного спорта г. Дивногорска, и он пригласил нас на чемпионат Красноярского края в Дивногорске. Решено, перед Новосибирском заезжаем в Красноярск затусить с чуваками и протестировать катамаран на Красноярском море.

О катамаране

Катамаран у нас класса "Торнадо" – спортивный катамаран олимпийского класса. Самая быстрая лодка в олимпийском флоте, соответственно, самая динамичная и техничная.

Тактико-технические характеристики:
  • Длина – 6 метров
  • Ширина – 3 метра
  • Площадь лакировочных парусов – 25 м2
  • Площадь генакер (дополнительного паруса на попутные ветра) – 25 м2
  • Максимальная скорость – 25 узлов (49 км/ч)
Интерес гонок на лодках олимпийского класса – это полная идентичность яхт, только доводка, настройка и мастерство экипажа влияет на место, в отличие от крейсерских гонок, где найти две одинаковые яхты практически невозможно.

Сборы

За длительную зиму из всех планов ("а вот еще надо мачту перебрать, и тогда мы их всех!" и т.д.) был только приобретен генакер (уж с генакером-то мы их всех точно сделаем!). Для осуществления поездки нам надо было собрать документы, деньги, катамаран и кучу всякого барахла, ну и естественно, прицеп, на котором повезем кат. Как увезти катамаран? Покупаешь прицеп от Жигулей, привариваешь спереди еще 2 метра и стойки под мачту – и прицеп готов. При желании (необходимости) такое чудо творится за 1 ночь. Никаких планов и чертежей – все примеряется по месту (какая длина поплавков? А хрен его знает, до мачты метра 3, а мачта стоит посередине, т.е. 6 метров).

Выезд

Выезд должен был состояться в любую погоду! И вот все. Прицеп сзади, на прицепе катамаран, мачта тихонечко постукивает по крыше. Солнышко. И когда мы, уже собранные, выехали из города Иркутска, начался ливень, гром, ветер подул сильный – о, как Иркутск провожает. Но нас уже ничто тут не держало, мечта начала сбываться, радовала душу и приносила облегчение.

Дорога

Дорога до города Красноярска была тяжелой. Изувеченный асфальт и продолжительна гравийная дорога убивали не только моральный дух гонщиков. Остановок на ночлег делать было некогда, поэтому мы ехали, сменяя друг друга с Витьком каждые четыре часа, вахтами. В дороге происшествий практически не было, если не считать разлившуюся реку: спускаемся с горки и видим – дорога, Московский тракт, трасса М53 федерального значения просто исчезла под бушующей стихией воды, вырвавшейся из речки. На бережку стоят КамАЗы и легковые машины – боятся сунуться. Мы стали объезжать по бережку, и прицеп стащило в воду. Тогда спросонья пришлось побродить по пояс в воде, чтобы вытащить телегу и отбуксировать ее назад на дорогу. Тогда мы потеряли около часа в дороге. И еще тяжело было общаться с дорожной инспекцией на ДПС, потому что телега длинная более шести метров, а еще мачта – девять метров. Получался негабаритный груз, который не вмещался "по объяснению некоторых инспекторов" в правила дорожного движения. Но 500 рублевая бумажка решала любые проблемы. Хотя от этого настроение было испорчено.

Красноярск

Когда приехали в Красноярск, то Алексей организовал встречу, и нас благополучно проводили до яхт-клуба в городе Дивногорске. Там нас встретили местные торнадисты и их жены, которые не давали скучать. Было хорошее ощущение теплой дружеской компании.

Соревнования проходили 23-24 июля. К ним мы уже собрали катамаран и были готовы. Первый день гонок удивил практически отсутствием ветра и ловкостью красноярских спортсменов ходить на этом отсутствии ветра. Мы тогда заняли четвертые места. Складывалось впечатление, что сел на яхту, которая просто не может под тобой идти. А легкость, с которой носились красноярцы, впечатляла и в тоже время огорчала. В этих соревнованиях победил экипаж Торнадо RUS 28. Мы заняли четвертое место. Ссылаясь на неподготовленность лодки и сжатые сроки для ее настройки, мы с позором бежали с Дивногорска в Новосибирск, чтоб подготовить лодку серьезнее.

Новосибирск

В городе Новосибирске мы были 26 июля. Уже знакомые места и родные люди. Новосибы-братья! Город Новосибирск придумал ДРУГ! Яхт-клуб "Чкаловец" стал уже родным, и в нем мы себя чувствуем как дома. До соревнований у нас было целых восемь дней, в которые мы не спеша ремонтировали, собирали и настраивали свой катамаран. В течение всего времени пребывания в Новосибирске нам помогали Максим с Сергеем и другие яхтсмены местного яхт-клуба. Особенно помогали Ксения и Юлия, которые не давали нам голодать, откармливая нас от пуза, так что потом катамаран хрустел при на каждом движении экипажа. Не далеко от клуба была нарыта пивнушка, она стояла на пупыре посреди двора, и носила гордое имя с мужским характером – Эверест. Около нее собирался весь контингент, у пивнушки не было расслоения на слои общества, в очереди (а это необходимый атрибут, который, я думаю, продумал мощный маркетолог) стояли и хозяева Мерседесов (как символ несметного количества денег) и местные бичи. Пиво продавалось на розлив, пиво отличное и по бюджетным ценам! Как мы его полюбили! О, славная Наташа, которая наливала это пиво – повелительница кег и хозяйка кранов.

О Расписании дня

Вставали мы не парясь – часов в 9-10 – и начинали доводить катамаран, занимаясь этим до самой темноты. После мы сидели с Новосибами, пили пиво, парились в бане и до полуночи. Потом шли спать на верхнюю палубу под открытым небом.

О ремонте катамаранов

В яхт-клубе Чкаловец живут мастера по сбору Торнадо, на их счету минимум 3 торнадо (два из которых забрали в Иркутск) и помощь всему братству торнадо. Имена их: Макс Стрельников (Максштром) и Серега Енин. Они могут сделать любой ремонт. Когда мы приехали, они собирали для второго Иркутского экипажа (Коля Лобусов и Макс Горячкин) катамаран. Было все, но все было отдельно. Поплавки висели на покраске, и ни одной железной хрени не было к нему прикручено. Когда приехали наши парни, то поплавки еще не были до конца докрашены. Они были в шоке. Им за 3 суток необходимо было собрать и подготовить катамаран к гонкам. Знания о Торнадо у них были нулевые. С Максом Стрельниковым они его собрали!

О Максе

Макс Стрельников или, как его называют, Максштром (производная от марки лидера производителя Торнадо в мире "Marstrom" – Марштром) – очень спокойный человек, с интересным словарным запасом и характерной особенностью рассказывать истории. Его интонацию, мимику, расстановку приоритетов и ударений при разговоре в буквах передать невозможно. При сборке катамарана он мог пойти за отверткой и пропасть, что очень нервировало Лобусова, и он постоянно бегал в поисках Макса. Макса на второй день такого гонения от голоса Коли уже начало подтряхивать. Мы с Серегой ели в каюте Чумикана. Заходит Макс, а для него еда – святое. Мы ему – садись, поешь. А он: "Тут где-то бродит Коля". Но на тарелку супа мы его уговорили, так он ее съел за 20 – 25 секунд, постоянно оглядываясь на дверь. И тут услышал крик "Мааааакс" – то был Лобусов. Макс бросил все и ПРЫЖКАМИ побежал к катамарану. Под конец сборки Макс делает 3 шага от ката в сторону корабля, сзади Коля – "Маакс" (так зазывающее). Макс с поникшей головой сразу разворачивается и идет назад. Вот уж этот жучек. После он признавался – да я просто хотел воды попить.

О жучках

У каждого человека в заднице есть жучек. У суетных это большой такой, быстрый жук, он быстро так перебирает лапками, и человек движется. У медлительных – это такие ленивые, умирающие жучки. У некоторых людей их вааще нет. А вот у Коли Лобусова их два и очень быстрых, неугомонных! Они работают по очереди. Но в пики активности включаются вдвоем. У нормального человека жучек поскреб-поскреб да устал. А у Коли хоть один да в деле. Когда ему в голову приходит очередная безумная идея, мы уже понимали "Жучки". В одну ночь сидели и пили пиво часов до трех. Коля с утра встал часов в 6:30 и пошел делать катамаран! Макс проснулся в 7:30 и думает "вот я дурак-то, все спят, а я уже проснулся, придется идти катамаран делать". Открывает иллюминатор, а там около катамарана уже ходит Коля. Макс просто офигел и как гаркнет: "Колян, ты что, белинов объелся?". Мы только развели руками – жучки.

Кубок Сибири

Четвертое августа – первый день гонок. Старт первого этапа взяли неплохо правым галсом. Идем, уступая по крупице. Неприятно удивляет ходкость местных катамаранов с квадратными гротами, которые на каждом галсе привозят десятки метров, а иногда и больше. Закладывая второй галс, идем против волны. Нос катамарана начинает погружаться в волну все сильнее. Витек спрашивает меня: "а почему так тонет нос". И когда перемещается немного назад, то вижу, что корма погружается в воду. Возникает мысль, которая приводит в шок: "А не вылетела ли у нас пробка из поплавка?"

Витек перемещается на корму, чтобы посмотреть, и топит ее так, что сам погружается полностью в воду. Витек затыкает пальцем отверстие и каждая волна, проходящая через катамаран, покрывает его с головой. Быстро наматываю из изоленты пробку, и ставим ее на место. Что делать? Предлагаю выйти из гонки, дойти до о. Тайвань и откачать воду. Витек говорит: "Да я ее сам откачаю за гонку бутылкой из-под минералки". Горлышко от пластмассовой бутылки было просто откушено, т.к. ножик мы не взяли в гонку, дабы не порезаться. Оставшиеся сто метров до первого знака давались нам очень тяжело: полностью погруженный в воду поплавок закренивал и тормозил катамаран до предела. Даже грот подбирать было страшно, хотя дуло около двух-трех метров в секунду.

Огибая первый знак, поставили генакер и с огромным перекреном продолжили гонку. В это время у нас была девятая позиция. Но с полным поплавком и генакером мы умудрялись обгонять братьев торнадистов, которые шли без генакера. На вторую лавировку мы вышли уже с сухим поплавком, где остатки воды вычерпали кепкой, которую потеряли в прошлом году в этом поплавке. Теперь лавировка была не так тяжела. И мы шли, не уступая соперникам. Но когда выходили на полный курс, когда можно нести генакер, то перемещались с позиции на позицию, приближаясь к лидерам. На финиш мы пришли четвертыми.

Возможно, в этом году четвертое место было нам предписано, потому что остальные гонки это место мы уже не меняли.

Седьмое августа – завершающий день соревнований "Сибирская регата 2005". Хорошо дует северо-восточный ветер – метров десять. Седьмая гонка соревнований для нас стала крестной. В эту гонку мы перевернули свой катамаран, что произошло впервые. Хотя ветер был не столь сильный, но, возможно, не совсем свежий рассудок недостаточно оценивал серьезные ситуации. И когда мы очередной раз воткнулись в волну, то Витек (отдавая дань традиции) со свистом пролетел мимо меня, вокруг вант и ударился о носовую часть наветренного поплавка, отбив руку и разодрав палец. Катамаран медленно, но уверенно пошел на переворот через подветренную скулу. Серега честно откренивал на корме и наблюдал за происходящим. Его очень поразило, как ветер легко поднял обе кормы обоих поплавков, и через скулу подветренного поплавка перевернул. Витек барахтался около мачты. Начались антипереворотные действия – Витек к топу мачты, держит ее, чтоб она не утонула, а Серега – на шверт. Катамаран лежит на борту, а верхний поплавок торчит на 3 метра над водой. Тент парусит и тянет так, что вплавь в спасжилете догнать его невозможно. Витек еле держался за мачту. Поплавок, погруженный в воду, разгонял волну, которая перехлестывала через него! Катамаран даже в перевернутом состоянии старается лететь! Шок!

Перевернулись мы на втором знаке и дрейфовали от него в море, стремительно удаляясь от дистанции и яхт. Но долго нам не пришлось ждать. Вскоре подъехали катера и помогли поставить катамаран. После этого мы направились в яхт-клуб.

После этого – разборка катамарана, да путь домой...

Поездки на соревнования – это тяжелое и трудоемкое дело. Поэтому хотим поблагодарить всех торнадистов и других яхтсменов и людей города Красноярска и Новосибирска, которые помогали нам в поездке. Без Вашей помощи поездка не была бы такой красочной и достаточной. И мы искренне рады, что ассоциация Торнадо набирает свои обороты, и у нее большое будущее именно в Сибири, а не в далеком Черном море.


Торнадо RUS 19
рулевой – Сергей Дюжаков
матрос – Виктор Макушев
фото – Сергей Дюжаков, Виктор Макушев, Илья Наимушин
июль-август 2005