в Иркутске 22:07, Дек. 15:t -9°C

Давняя мечта, или как я залез на Мунку-Сардык

Шла уже третья зима, когда я не переставая думал о походе на вечно белый голец Мунку-Сардык. Все время чего-то не получалось. Не мог найти компанию. Все срывалось в последний момент. И вот 2005 год.

Он был переполнен хорошими предзнаменованиями. Для начала, в продаже появилась карта района. Топорного качества, но лучше, чем ничего. Длительная эпопея с выбором и приобретением фотоаппарата увенчалась успехом, и у меня в руках оказалась камера Canon S1 IS (десятикратный оптический зум это круто, но надо будет докупить широкоугольный конвертер). Наконец, я купил кошки, похвастался ими всем друзьям и подругам, а первые пару ночей норовил лечь спать с ними в обнимку.

Дело за малым – найти компанию. Эта вечная для меня проблема разрешилась самым непредсказуемым образом. Я встретил своего стародавнего шапочного знакомого. Некто Шестернин Андрей, занимающийся горным туризмом со школьного возраста (1962 г.р.). Побывал и на Памире, и на Тянь-Шане, не говоря уже про родные Саяны. Тысячу рублей, необходимые для оплаты трансферта, я всучил ему сразу, дабы не было возможности уйти на попятную (трансферт организовывал СЮТУР – одна из старейших тур. организаций). И вот, все оговорено, сроки назначены, рюкзаки собраны (как всегда в последнюю ночь перед стартом).


30.04.2005 г. Дорога

В 08:00 назначен сбор. Погода, не баловавшая в последнее время, сменила гнев на милость, и с утра светит доброе солнышко. Таксист, увидев мой громадный куль и притороченный к нему ледоруб, проникся уважением и назвал меня альпинистом. Сообщил, что он родом с Кавказа и мечтает посмотреть на Саяны. Потом рассказал, как его сосед упал с балкона 5-го этажа и ничего себе при этом не сломал, так как был пьян. Я подумал, что водки надо было брать больше (но может, пронесет?). В 08:20 такси подрулило по разбитой дороге к старенькому 2-х этажному особняку в центре города. У забора уже начал собираться подозрительно одетый народ с кулями и разным, непонятно для чего нужным, барахлом. Поиск знакомых не был безрезультатным. С нами в автобусе едет небезызвестный в узких кругах Ильдар Г – матерый альпинист, сын моей преподавательницы психологии. Чуть позже подкатили и мои кенты – Андрей, его жена Наташа и ее сестра Валя. Сынишку Максима в последний момент решили не брать.

Наташа
Костя
Валя
Автор

Еще до 10:00 мы топтались с ноги на ногу, грузили шмутки в ГАЗ-66, а себя в новенький КАВЗик и более зрелый ПАЗик. И вот началось... Еще будучи в городе, ГАЗ-66 сломался. Из радиаторной решетки валил пар. Я потихоньку начал материть свою судьбинушку, но все обошлось. Консилиум трех шоферов нашел какое-то решение и минут через 10 мы продолжили свой путь. Как вы, вероятно, помните, дорога до Байкала проходит в горах, и прошедший накануне дождь обернулся там гололедом. Едем осторожно. По пути встречаем фуру, ушедшую в кювет, и какую-то легковушку, явно постоявшую недавно не то на крыше, не то на боку. Слава Богу, все живы и здоровы. Нас чаша сия миновала, и уже виднеется Байкал. Позади третья часть пути. Короткая остановка, и снова в путь – едем на запад. Минут через сорок подъезжаем к деревне Быстрая. Солнце в зените и наши водилы идут обедать. Война войной, а обед по расписанию. Пока трое кушают, остальные сорок человек успевают по сто раз покурить, сходить в уборную и подразнить местных собак, которые с удовольствием едят все – от сухарей до вяленых бананов. Еще одна получасовая остановка в Ниловой Пустыне (оказывается, часть народа идет, вероятно, на Шумак и один автобус делает радиалку в место их заброски). Между тем, творится страшное. Ветер, которого еще час назад не было и в помине, дует все сильней и сильней. В 17:00 мы в Мондах. Полчаса уходит на оформление коллективного пропуска в погранзону. Сидим в автобусах, на улицу выходить неохота. Матерые пугают, мол, такая погода это нормально и то ли еще будет! Еще 23 км и в 18:00 мы на месте.

На небе ни облачка, ветра нет и в помине. Но сколько народа! Я знал, что будет много, – весь туристический Иркутск на первомайские праздники едет сюда. Но чтобы столько...! Машины спускаются к Белому Иркуту и его замерзшее русло превращается в огромную автостоянку. Количество автомобилей исчисляется сотнями. Возможно, дотягивает и до тысячи (хотя вряд ли).

Разглядывать окружающее великолепие некогда. До базового лагеря на стрелке Белого Иркута и Мугувека идти еще 2-3 часа. Жить нам тут до 7 мая, и кули жутко тяжелые. Утешает, что впоследствии таскать их никуда не надо. Мы пополнили наши ряды неким Костей, который приехал с нами на одном автобусе без компании. Дали ему в нагрузку небольшой кулек и двинули в путь.

То, где мы идем, назвать тропой не поворачивается язык. Это замерзшая река, то разливающаяся на сто метров, то стискиваемая узким двадцатиметровым каньоном неописуемой красоты. Народу – как в городе на оживленной улице. Кто с кулем прет вверх, кто гуляет налегке. Одни тусуются по гостям, другие бегут в магазин (потому, как вчера все выпили). Одни тащат за собой санки, другие катят на лыжах. Навстречу попадают ребята из МЧС с большим оранжевым "корытом". В нем лежит какой-то бедолага. Спросить о том, что случилось, невозможно, – если это сделает каждый, вниз они спустятся через неделю. Вместо тревоги эта встреча порождает уверенность. Если чего – выволокут.

Вот и место предполагаемого лагеря. Но где, извините, ставить палатку? Посреди цыганского табора место найти проще!
– Будем ставить здесь.
– ?
– Ну, вот здесь поставим нашу, а ты думай.

Им спать втроем. И если они умудрятся проснуться на кривом склоне, лежа не в одной куче в нижнем углу, то, видимо, я не знаю какой-то тайны. Ладно, подумаем о себе. Вот неплохое место. Обрыв отгорожен толстой лиственницей. Ничего, что ноги будут свисать в какую-то яму – главное под спиной все будет ровно! Остается Костя. Его палатку ставить некуда. Айда ко мне. На самом деле мне немного страшно. Несмотря на то, что оба мы гетеросексуалы, я боюсь проснуться под Костей.

Уже горит костер. Мы пьем чай, а наш старший товарищ готовит ужин. С поваром нам повезло. Я, прозябающий в городе на яичнице, отъедался вовсю. В меню были представлены щи, харчо, уха, плов, каша, королевские сухари (с сыром), глинтвейн и еще Бог знает что, но неизменно вкусное. По пять капель в костер за хорошую погоду, по 50 грамм вовнутрь для сугрева, ну и баиньки. А вокруг стоит жуткий гам. Кто-то обмывает восхождение, кто-то приезд, ну а кто-то уже собирается уезжать. Народ оттягивается на полную катушку.


01.05.2005 г

Я проснулся полдесятого, как всегда, самый последний. Андрей, назначивший сам себя дежурным, уже давно был на ногах – у юристов это видимо профессиональное? Чай вскипел уже пару раз, а более существенная пища собиралась начать остывать. Сокращенная программа утреннего туалета не включала умывание и чистку зубов. Завтрак был спасен. Вернее, уничтожен.
– Какие у нас планы?
– Сейчас возьмем кошки и тяпки (ледорубы) и пойдем в одно место. Я покажу как всем этим пользоваться.
– А палатки и всякие шмутки бросим здесь? Без присмотра?
– Не переживай, тут не воруют.

После разгула, царившего ночью, в это не очень верится. Я постарался убрать с глаз самое ценное и решил: плевать – пусть тырят, чтоб они сдохли.

В маленькие рюкзачки мы положили пуховки (на всякий случай), перекус, а также все для обеда. Хотя я и не люблю обедать в пути, но Андрей решил, что питание должно быть полноценным.

И вот мы прем по Белому Иркуту. Народ поздравляет друг друга с праздником, не уточняя, Пасха или Первомай имеется в виду. А раньше, говорят, здесь устраивался настоящий митинг с шествием, шариками и транспарантами.

Вид на г. Конституция (2971)
Час ходьбы и мы на месте. Справа (орографически) фирновая стенка высотой 8-10 метров, слева ледник – в этом месте в Белый Иркут впадает ручей. Впереди прекрасный вид на г. Конституция (2971). Цепляем кошки и вперед. Упражнение называется "торможение тяпкой при падении на склоне". Мы забираемся на стенку (примерно 70 градусов) после чего имитируем падение и катимся вниз на пузе, цепляясь инструментом. Мне довольно весело, правда, подлое кайло меня не держит – то ли я сильно тяжелый, то ли оно сильно маленькое, а то может и делаю я чего не так. Есть, правда, и еще одна причина. То, где мы катаемся, назвать фирном сложно – мы были там не первыми, и он уже превратился в кашу. Накатавшись и хорошенько усвоив, что кошками тормозить нельзя, так как есть риск кувыркнуться и полететь вниз головой, мы перешли на ледничок. Костя оказался парнем матерым – достал из своего баула пару ледобуров, карабины, веревки и давай имитировать дюльфер с последующим выкручиванием ледобура с помощью репшнура. Я залез на невысокую ледяную стенку и решил, что будь она высокой, я бы не полез.

Побалдев таким образом с часик, мы решили глянуть на гору с красноречивым именем Обзорная. Закинули в желудки немного ореховой смеси, выслушали от Андрея как туда идти и втроем с Костей и Валей двинули в путь. Сам Андрей и Наташа там уже бывали и составить нам компанию отказались.

Валя на перевале Средний (2750, 1А)
Ограничиться созерцанием издалека мы не захотели и то, что начиналось как легкая прогулка, вылилось в титанический труд. Путь на вершину шел через перевал Средний (высота 2750, категория 1А). Подъем нетрудный, но долгий. К тому же оказалось что акклиматизация – это не просто слово, выдуманное альпинистами, а вполне реальная штука. Мы останавливались чуть ли не каждые 10 минут. Но вот он перевал! Какая красота. Красивей я не видел ни разу. Под ногами простирается на многие километры Окинское плато. Я залез первым, и мои вопли восторга заставили Валю включить второй маршевый двигатель и, разве что не бегом, преодолеть последние метры подъема. "Весь мир на ладони" – самое верное сравнение. Но впереди вершина. Я бросил кошки на перевале и полез наверх. За мною Костя, ну а Валюша, завистливо глянув нам вслед, сочла за благо пойти вниз. Подъем к вершине очень простой, но не без коварства. Высота 2900, перепад от перевала 150 м. Костя немного замешкался и мне пришлось его ждать минут пять, укрываясь от ветра среди камней. К моменту, когда он подошел, я чуть не уснул – то ли усталость, то ли гипоксия сыграли злую шутку.

Еще немного и я радостно брожу на вершине, разглядывая окрестности. Сама вершина представляет собой плоскую площадку с небольшим уклоном. Размер примерно 5 на 20 метров. Вид стоит того, чтобы сюда забраться. Только чего-то немного не соответствует панорамному снимку из сети (www.nature.baikal.ru). Подошел Костя и слегка омрачил мою радость. Оказывается, это еще не та вершина, а до той нужно пройти по гребню еще метров 200. При этом высоты у них почти одинаковые. Я уже успел познать радость покорения, к тому же набил мозоль на пятке, и решил на Обзорную не ходить (до сих пор немного жаль). Я пошел назад, а Костя двинулся дальше. Еще раз полюбовавшись панорамой с перевала, я почти бегом стал спускаться вниз. Навстречу попалась девушка в шортах с лыжами на веревочке. Я позавидовал скорости, с какой она шла вверх, и побежал дальше. Через какое-то время встретился с Костей. Выяснилось, что он, нарушая технику безопасности, съехал с горы на заднице. Вместе мы спустились к месту давешней тренировки. Злой Андрей в третий раз разогревал суп. Он не думал, что мы попрем наверх. Суп был очень вкусный и очень кстати, за что ему большое спасибо. Девчонки уже ушли в лагерь, и мы поторопились следом.

Как ни странно, на наше добро никто не позарился. Все вещи остались целы и невредимы. За ужином решили назавтра на Мунку-Сардык не лезть, а предпринять еще одну акклиматизационную вылазку. Вечером в небо с разных сторон полетели ракеты. Не обошлось без локального пожара от одной из них. Но, видимо, виновники происшедшего быстренько залезли на склон и затоптали пламя. Некоторые отмечали праздник кажется до утра. Рядом с нами стояли сноубордисты, справедливо именовавшие себя алкорайдерами, и, засыпая, я материл их почем зря.


02.05.2005 г.

Утро снова радовало отличной погодой. Недолгие сборы и мы двигаемся в путь. На сей день мы идем по Мугувеку. Этим же путем ходят и на Мунку-Сардык. Почти от самого лагеря дорога поднимается по круто падающему руслу, заваленному камнями разной величины. Вокруг красочные стены каньона. Начинающее припекать солнце устраивает небольшие камнепады. Разглядываю их с интересом неандертальца, увидевшего телевизор.

Народу, как всегда, много и Андрей встречает своих давешних знакомых. Мы раз пять останавливались на участке, где впоследствии не отдыхали вовсе. Однако, наши пути расходятся – народ идет вперед, а мы отворачиваем налево (по ходу движения). Сегодня идем на перевал Крылья Советов (2827, категория 1А). Вообще-то, на карте он обозначен как Мугувек, но Андрей утверждает, что он вместе с неким Брянским Олегом делал первопроход (не регистрировали), и они назвали его именно так.

Тропа заводит нас в глубокое ущелье и солнце, еще недавно согревавшее нас, прячется за высоченными горами. А вот и ветерок подул. Брр-р. Поскорее натягиваю капюшон. Ноги в промокших еще накануне ботинках начинают замерзать, стоит остановиться дольше, чем на минуту. К счастью мозоль, упакованная в пластырь, не беспокоит. Да и кошки оставлены в лагере – сегодня они не понадобятся.

Наш караван растянулся метров на сто, но отсутствие деревьев позволяет держать всех в поле зрения. Впереди бодро идет Костя, затем я, Андрей, а в хвосте топают девчонки. Пара часов от сворота и мы у перевального взлета. Дубак крепчает. Я одеваю пуховку и смиренно топчусь с ноги на ногу – холодно. Но босс сказал: "Обед!" А раз босс сказал, какие могут быть разговоры?

Огромный камень укрывает нас от ветра. Мы достаем горелку и вместе с Костей, который сегодня дежурит, пытаемся растопить снег. Чтоб, ветер не задувал пламя, котелок укутывается стеклотканью. Теперь не хватает кислорода. Минут пять мы мучаемся и вот... все, что растопили, благополучно перевернуто на землю. Сердце старшего товарища не выдержало и теперь уже мы в роле наблюдателей. Вроде делает все то же самое, но у него почему-то получается. Вкусный супец дымится в мисках. На камне, служащем столиком, живописная горка буженины. Но где голодные? Я беру удар на себя. Две порции супа, пара бутербродов, чай, конфеты, еще чего-то.
– Ну, хоть кто-нибудь, доедайте мясо!
А в ответ тишина. Так и остался один кусочек лежать на "столике".

Андрей на перевале Мугувек (2827, 1А)
Перевал Мугувек (2827, 1А)
По сигарете перед стартом и вперед. Костя увлекает за собой Валентину, я тащусь посредине, а сзади топают Андрей с Наташей. Ноги начинают согреваться, а язык вываливаться изо рта. Подъем довольно крутой. Здоровенные камни засыпаны снегом и можно легко провалиться в какую-нибудь щель. Но впереди идет здоровый Костя и для остальных этот риск минимален. Ура! Перевал.

Радость смазана сильным ветром. Панорама, замутненная снегом, впечатляет не очень. Несколько снимков озябшими руками – и вниз.

С этой стороны склон мелко-осыпной и можно спускаться чуть ли не бегом. Небольшая висячая долинка и прекрасная снежная горка. Мы застегиваем все карманы и плюхаемся на попы. С ребячьим восторгом улетаем вниз. Кайф! Еще одна горка. Кайф! Все. Дальше опять пешком.
– Насколько я помню, надо идти левее, – заявляет шеф (большой крюк, к тому же по камням).
– Да, вроде, там есть следы.
– Ты уверен?
Подходим ближе.
– Или это не следы?
Еще ближе.
– Да нет, следы. Точно, люди проходили!
– Это не люди, это сноубордисты. А там ниже, кажется, скальный выход.
– Не нагоняй жути.
– Ну ладно, только иди пока вперед, крикнешь как там.
Там все оказалось ходибильно, и я с радостью победителя оглушил горы призывным воплем. Мы на основной тропе.

Идем в лагерь уже знакомым путем. Какие-то ребята проводят тренировку – лазят по ледовой стенке. Немного поглазели. Договорились, что ждать друг друга больше не будем, и каждый своим темпом двинули в лагерь. Лед за день превратился в кашу и часть пути мы просто скатываемся по "наледям" на ногах, не боясь упасть.

Вот и лагерь. Наконец-то, можно снять мокрые ботинки. Уже закипел чаек, а Андрея с Натальей все нет. Они опять встретили давних знакомых и после ужина мы идем в гости.

Нас встречают три дамы бальзаковского возраста, необычайно веселые и говорливые. Единственного оставшегося с ними мужика они совсем затюкали своими шутками. Дело в том, что начался снежок, а по всем приметам виновен в этом был именно он – помыл ноги!

Из экспроприированного у наших девчонок вина шеф сварил глинтвейн. Божественный напиток! Жаль, быстро кончился. Тетки веселились от души. Теперь уже объектом для шуток стал Андрей.
– Совсем у тебя нюх испортился! Еще позавчера у нас было 5 литров коньяка, а тебя носило Бог знает где. Стареешь!
Из каких-то загашников все же отрыли еще вина и вторая порция глинтвейна благотворно прокатилась в желудок. Мы насмеялись от души и пошли к себе.

Завтра предстоит подъем на вершину. Я так устал, что молюсь о плохой погоде – можно будет устроить дневку. Да к тому же башмаки совсем мокрые.


03.05.2005 г.

Вот уже и все бока отлежал, а никто не будит. Неужели Господь услышал мою молитву? Вылажу из палатки, подгоняемый переполненным мочевым пузырем. Бегом в гору. Пробираюсь среди немногих оставшихся палаток (накануне большинство народа уехало). Еще несколько метров и можно расслабиться. С чувством выполненного долга возвращаюсь назад. Идет снежок, дует легкий ветерок – мы никуда не идем!

Как вы догадываетесь, встал я опять последним. Завтрак приходится разогревать. Ну да это ли проблема? Зато сегодня можно отдохнуть. Только чем же будем заниматься? Костя пошел куда-то тренироваться (он еще недавно занимался в секции). Андрей с Натальей отправились гулять по окрестностям. Ну а мы с Валей с промоченными башмаками остались в лагере, взалкав расслабона.

Чаю выпито по пять кружек, посуда перемыта, дрова заготовлены на неделю вперед. Чего бы поделать?
– Давай помоем мою голову;
– Ну, давай.

Я, сжимаясь в комок, снимаю всякую одежду по голый торс. Теплая водичка приятно льется на голову. Еще сюда. Сюда. А-аа, хорошо! Теперь скорее одеваться. Через минуту волосы смерзаются в сосульки. Придется сохнуть в шапке.

Теперь можно приниматься за ботинки. Сушить их возле костра строжайше запрещает инструкция. Дело в том, что клей, который держит подошву, не выдерживает высокой температуры. Ну и черт с ним. Нарушая запреты, я размахиваю башмаками над языками пламени. Со стороны похоже на шаманские пляски. Надоедает довольно быстро. Ладно, просто поставлю их не очень близко. Вы, наверное, подумали, что в итоге я их спалил? Не совсем. Подошва в одном месте действительно отстала, но зато они сухие.

Вечереет. Вернулись Андрей с Наташей. Готовим ужин. Тут к нашему костру подходит группа матерых ребят и рассказывают, что делают горную тройку (или четверку). В маршруте у них намечен первопроход перевала, который они собираются назвать именем какого-то японского ученого. На вопрос: "Как его зовут?" – скромно потупили глаза. Имя у него не вышепчешь, а фамилия и вовсе матершинная.

Услышав волшебные слова: "горная тройка", "первопроход", я зачарованно смотрю на веселую компанию. На просьбу: "Не найдется ли у вас газу?" – откликаюсь с чувством приобщения к чему-то великому. Полтора баллона перекочевывают из моего рюкзака в карманы ребят. Удачи Вам.

Завтра мы двинем на гору. Андрей с Костей прикидывают, сколько на это уйдет времени и постановляют – подъем в 07:00, выход в 08:30. Я вызываюсь завтра дежурить. Будильник (мобильный) ставим на 07:30 (шеф, кажется, не в курсе).


04.05.2005 г.

Всю ночь я проворочался. Как бы не проспать. Вроде уже выспался, а все-то не рассветает. Ну, наконец-то семь. Быстро одеваюсь и вылезаю из палатки. Тихо. Вокруг сонное царство.

Раздуть угли вчерашнего костра не составило труда. Вот готовить... – как я это не люблю. Первым делом вскипячу водичку для чая. Может потом кто проснется, и разделит со мной груз ответственности за подгоревшую кашу. О! Вот и Костя, позевывая, подтягивается к костру. Решаюсь приступить к приготовлению гречки.
– Как думаешь, столько крупы хватит?
– А воды?
– Тушенку, наверное, уже можно кидать?

Ура! Каша получилась не хуже, чем у других, – есть можно. Раскладываем мое варево по мискам и быстренько набиваем желудки. Не то, чтобы вкусно, – просто надо заправиться на весь день и бежать. Обед сегодня не планируется (а то стал бы я вызываться дежурить?).

На гору идем втроем. Я, Костя и Валя. Наташа наверху хоть и не бывала, но идти отказывается. Вале достаются брюки, ботинки и кошки с сестринского "плеча". Уславливаемся, что вниз мы должны спуститься не позднее 22:00, и Андрей подгоняет нас выходить. Уже и правда десятый час. Сигарета перед стартом и в путь.

Идем довольно быстро. Никто не хочет отдохнуть. Ну и "лоси" мне достались. Прошло минут пятьдесят и самый старый, да к тому же единственный курящий, требует пять минут отдыха. Молодежь смотрит на меня, стуча копытом.
– Ну что?
– Ну, может пойдем?
– Сейчас. Чаю глотну и пойдем...

Подъем к озеру Эхой
Мы уже прошли первую морену, и теперь какое-то время дорога идет по широкой долине, почти не набирая высоту. А вот и вторая морена. Она более крутая, но зато совсем короткая. Забираемся наверх и у наших ног озеро Эхой. Я столько слышал о нем, что идти дальше, не сделав остановку, было бы преступлением. Костя достает бинокль и разглядывает окружающие нас вершины: Крылья Советов, Авиатор, г. Леонова, Катька-Дура, еще чего-то и, конечно же, Мунку-Сардык. Как на ладони перед нами уже ставший немного своим перевал Крылья Советов. Короткая фотосессия, и я примыкаю к поедающим орехи. Особенным спросом пользуется еще теплый чай.

Оставшийся отрезок пути весь на виду и не кажется сложным. Мы проходим по озеру, в дальнем конце которого в снежных надувах вырыты норы. Там живут люди. Нет, не снежные – обыкновенные туристы. Забираемся в следующую долинку и устраиваем пикничок. Ветра почти нет и вокруг горелки танцевать не приходится. Пока закипает водичка, напяливаем кошки. Минут пятнадцать и чаек готов.

Нам предстоит пройти метров пятьсот по крутому склону, покрытому не тающим ледником, после чего метров пятьдесят по плечику на вершину. Вперед протопало много народа. Двое уже даже спускаются. Несмотря на вчерашний снег, тропа отличная, а уже проделанные ступеньки позволили бы идти и без кошек. Костя, конечно, ломится первым, время от времени останавливается и поджидает нас с Валей. Я пыхчу последним, шаг в шаг за дамой, делая вид, что подстраховываю ее. Оглядываюсь назад. Перевал Седло Мунку (2997, 1А) уже остался внизу под нами. Немного страшно. Падать совсем неохота. Еще немного и мы на гребне. Фу-уу, надо отдышаться и скорее все зафотать. Мол, не просто отдыхаю – делом занят! С той стороны гребня глубоченный, почти отвесный обрыв – это уже Монголия. Я стою прямо на границе. Жандарм справа от меня держится на честном слове и, будь я здесь первым, наверно не рискнул бы подойти так близко к краю. Еще снимочек и вперед.

Думаю, когда дует сильный ветер, здесь опасно. Спасатели, облегчая себе работу, навесили перила почти по всей длине плеча. Крючья забили прямо в монолит. Но среди нас, видно, одни праведники – ветра нет вовсе. Я, уже почуяв финиш, вырвался вперед. Ура!!! Я залез. Через минутку подоспели и Костя с Валей.

Брат Байкала Хубсугул
Вершина (3491 м) представляет собой площадку, на которой при желании можно разместить человек двадцать. В центре стоит некая "бандура", обвязанная кучей ленточек, шарфов, тут же прицеплена сидушка, валяются дощечки с гравировками различных предприятий и организаций и еще Бог знает что. А на самом верху – флаг России и свежеводруженное красное знамя "60 лет Победы". Кроме того, здесь стоят аж два православных креста – видимо символ того, что восходители христиане (а может, кто грехи замаливал?). Одновременно с нами тут еще человек десять. В сторону Монголии уходит небольшой отрог и все непременно норовят незаконно пересечь границу. Ну хоть на минутку. Я, естественно, не стал исключением.

Я и Валя на вершине
Озеро Эхой с вершины
Вид, открывшийся нашим взорам, мое слабое перо описать не в состоянии. Тут и громоздящиеся горы, и младший брат Байкала – Хубсугул, и Монгольские степи, и Окинское плато. И все это под нами, а выше только небо. Ура!

Только чего-то холодно. Пора вниз. Тут наша Валя вспоминает, что она женщина, а с нею двое мужиков, которые уделяют ей маловато внимания. Спускаться стра-а-ашно! Костя вяжет страховку и пристегивает нашу трусиху к перилам. Теперь начинаем движение. Шаг за шагом, лицом к горе. Костя снизу – руководит, я сверху – подбадриваю. Не подумайте, что я насмешничаю. Валя молодец! Не всякий парень пройдет по краю обрыва, а побороть страх и вовсе смогут единицы. Но вот коварные пятьдесят метров позади. Теперь можно расслабиться и по широкому снежному полю сваливать, даже не придерживаясь тропы. Да и тропа из узкой стежки превратилась в нечто, напоминающее след от трактора.

Уже в долине мы оборачиваемся назад и разглядываем вершину, с которой только что спустились. На прощание она вместе со своими "подругами" выбросила снежные флаги – там подул ветер.

Мы идем как люди, отстоявшие вахту. Не торопясь, не глядя на часы (а в основном, по сторонам). Мы никуда не спешим. Вот опять справа от нас показался перевал Крылья, а вон след от сошедшей лавинки. Все радует глаз. Только брошенные кем-то бутылки заставляют меня крыть несознательных туристов матом. Мы с Костей собираем их и тащим в лагерь.

Когда до палатки оставалось метров пятьсот навстречу нам вышел Андрей. Их часы шли на час вперед, и ребята уже забеспокоились. Он вручил нам две бутылочки горячего чая с лимоном. Никогда не пил ничего вкуснее.


05.05.2005 г.

Сегодня я опять отсыпаюсь. Встал в 11.00. Я, конечно слышал остальных, но вставать не хотелось. Костя провалялся часов до десяти и, быстренько подкрепившись, убежал на Конституцию (2971 м). Он и меня звал, но накануне ноги так гудели, что я счел свои амбиции удовлетворенными и идти отказался.

Мы перебазируемся на стрелку Среднего и Белого Иркутов – поближе к дороге (и к магазину). Уже почти все собрано. Осталось только то, что предстоит тащить мне и Косте. Андрей с девчонками не стали меня ждать и пошли разбивать новый лагерь.

Я расслабился и прособирался часа полтора. Рюкзак вместо того, чтобы полегчать, стал еще тяжелее. Еды у нас очень много! Когда я дотащился до нового лагеря, там уже не просто стояла палатка и горел костер – обед уже был готов. Мы расположились на живописном мыске у подножия осыпной стенки. Сверху время от времени летят камушки. Нам они не очень страшны – мы отгорожены небольшой "ступенькой" и деревьями. Сама площадка тоже невелика. Как раз для одной небольшой команды. На ней уже сооружен настоящий стол и две лавки по краям. Ровного места хватит на 3-4 палатки. В общем, очень милое и уютное местечко.

Отобедав, командир принимается строить баню. Мы помогаем в меру способностей. Делается это так. Наваливаем небольшую кучу камней. Сверху разводим "пионерский" костер. Когда дрова прогорают (минут тридцать), все угли сгребаем в сторону. Пепел присыпаем песочком, камнями (или чем придется). Сооружаем каркас в виде четырех дуг, скрепленных тремя поперечными жердями. Каменка должна оказаться у одного из торцов. Потом все это затягиваем полиэтиленом (у нас было семь метров) На пол парилки кладем лапник, а сверху коврики (без лапника их можно поплавить).

Баня
Какой это кайф. Не во всякой настоящей бане так жарко. Маленький объем "помещения" и тепловая инерция камней дают поразительный результат. Жаль только душа нет. Получив свою долю горячего счастья, мы с Андреем пошли в магазин. Какая баня без пива? Да и вина девчонкам надо купить – отдыхаем по полной.

Почуяв запах спиртного, подошел Костя. На гору он не залез – без серьезной страховки там делать нечего. Но на перевал ИГУ (2750, 1Б), с которого она "ходится" (один из вариантов), все же забрался. Мы рады, что он цел и нам не надо бежать его искать.


06.05.2005 г.

Сегодня нас ждет небольшое путешествие в сказочно красивое место – каньон Среднего Иркута. Мы берем с собой только фотоаппараты и идем глазеть на удивительные красоты. Небольшая в этом месте горная река прорыла себе глубоченное ложе. Стены, окружающие нас, поднимаются на пятьдесят – сто метров. Порода мягкая и ветер, вода и солнце вовсю потрудились, украшая их причудливыми гротами, трещинами и осыпями. Повсюду видны следы камнепадов. Когда удается закрыть рот, пытаюсь все это сфотографировать или заснять на видео. Однако, наш путь преграждает огромная каменюга. Наверх забраться можно двумя путями. По ледопаду с одной стороны или по щербатой стеночке высотою метров семь с другой. Наш капитан прежде доходил только до этого места. Что же мы предпримем? Переминаемся с ноги на ногу, пожевываем орехи. Черт! Как неохота возвращаться за кошками.

Каньон Среднего Иркута

Я, подгоняемый бесом тщеславия, осматриваю стеночку. Потихонечку лезу наверх. Когда прополз уже метра три, прошу Костю убрать внизу самые острые камни. Он отбрасывает их с таким грохотом, что я начинаю бояться камнепада. А падать есть чему. Прямо над моей головой некоторые камушки лежат на одном честном слове. Становится немного страшновато. Но вот я и наверху. Несколько шагов по наклонному карнизику и я в полной безопасности. Ура!

Подходит еще одна группа. Они оказались предусмотрительней – взяли с собой кошки. Через несколько минут они уже наверху.
– Чего там дальше?
– Сейчас схожу, гляну.

А дальше, всего в пятидесяти метрах, еще один подъем по ледопаду, но гораздо ниже. Ну ладно. А как отсюда спускаться? Или отправить кого-нибудь в лагерь за кошками, или пойти дальше с незнакомой группой. Была не была – спущусь сам!

По ледопаду нельзя – там широкая трещина. Если туда провалиться, то выкарабкаться будет непросто. Полезу так же, как залазил. По карнизу прохожу без проблем, а вот дальше... Спуск и подъем настолько разные вещи! Снизу мои друзья руководят спуском.
– Левую ногу чуть ниже.
– Левее.
– Так, теперь перехватись и опускай правую...

Я почти лежу. Держаться не за что. Приходится сбрасывать мелкие камушки, чтобы добраться хоть до какой-то опоры. Что творится под ногами, страшно и представить. Стоит какому-нибудь камню вывалиться из-под меня, и я наверняка полечу вниз. Это, конечно, не смертельно, но сломать чего-нибудь можно легко. Пять минут мытарств и я на высоте два метра. Плечи и руки товарищей принимают мою тушу, и я благополучно опускаюсь на землю.

Мы решаем вернуться сюда после обеда и посмотреть, чего там дальше. Неторопливое возвращение в лагерь не занимает много времени. Вкусный обед. Непродолжительные сборы и мы втроем с Костей и Андреем двигаем в путь.

Дыра в скале
В кошках давешняя преграда преодолена с легкостью подъема на второй этаж жилого дома. Подо льдом стремительным потоком несется вода. Да, если провалиться в трещину, мало не покажется! Так же легко проходим и следующий подъем. Не переставая, вращаю головой. Вон, метрах в тридцати над землей огромная ниша. Интересно было бы туда залезть. Ну да ладно, может в другой раз. А вот стенка с отрицательным углом. Ух ты! Дыра в скале. Прямо как ворота в другой мир. Каньон постепенно выполаживается и перед нами последнее препятствие – с трехметровой высоты почти отвесно падает вода. Сейчас это, конечно, лед и выглядит не очень красиво, а вот летом здесь, наверное, здорово. Река практически по ровной линии падает вниз. Без труда забираемся наверх. Каньон кончился.

Верхний "вход" в каньон Среднего Иркута
Еще недавно с неба сыпал снежок, а теперь сияет солнце, ослепляя нас, как кротов. Скорее цепляем очочки и разглядываем открывшуюся панораму – красота! Идти назад тем же путем неохота. Мы ведь можем посетить еще одну местную достопримечательность – перевал Нуху (н/к). Там находится Обо, оно же Сэргэ. Проще говоря – святое место. Нам надо отыскать нужный ручеек и по нему забраться на левый борт Среднего Иркута.

Костя с Андреем, как наиболее опытные, устраивают небольшое совещание по ориентированию. Я не вмешиваюсь. Решение принято, и мы немного возвращаемся назад и лезем вверх. Минут пятнадцать натужного пыхтения уходят, чтобы забраться на верхушку водораздела. Еще раз оглядываем окрестности. Не то, чтоб перевести дыхание, не то, чтоб отпечатать эту красоту в своей памяти.

Теперь неплохо бы найти тропу. Переваливаем на противоположный склон. Так ничего и не отыскав, уже было хотим безо всякого Нуху спуститься в долину основного Иркута и вернутся в лагерь по автодороге. Склон очень крутой, хоть и порос лесом. Выскочить на какой-нибудь скальник представляется очень вероятной перспективой. Я уже начал спускаться, когда Костя пообещал поставить бутылку, если не найдет тропу. Не очень-то нам охота ноги ломать – лучше потаскаемся за Костей.

Бутылку Косте ставить жалко. Он, конечно, быстренько отыскал заветную стежку. А вот и Сэргэ. Раньше мимо этого места проходила вьючная тропа к верховьям Оки. Торчащая скала с отверстием посредине не оставила равнодушной аборигенов. Для меня же, совсем недавно лицезревшего такую дырку на берегу Среднего Иркута, здешняя уже не кажется чем-то необычным. Однако буряты объявили место святым и поди "брызгали" тут, проезжая мимо, – святое дело! Сейчас кроме туристов да охотников тропой вряд ли кто пользуется. Из украшений, обычно изобилующих в таких местах, здесь только небольшой камушек с нацарапанными иероглифами, несколько патронов, да кучка монет. Уважая традиции, мы тоже сделали скромное подношение.

Однако, пора в путь. Солнце уже клонится к земле, а нам добрый час ходу. Ну и девчонки поди заждались. По натоптанной тропе идем под горочку. Еще один пунктик программы выполнен. Только тропа чего-то опять пошла вверх. Ну да пусть – главное домой. Я вырвался вперед, а мои опытные други поотстали и чего-то обсуждают.
– Ну и чего там дальше?
– Да все нормально. Вроде опять вниз сейчас пойдет.
– А ты посмотри где солнце!
И точно. Оно опять светит прямо в лицо. Как тогда, когда мы вышли из каньона. Выходит мы пошли на круг.

Куда ведет эта тропа я не знаю. Мы же поворачиваем назад. Будем искать развилку, которую явно проскочили. Хорошо, что я не один, а то явно убрел бы куда-нибудь. Насмерть, конечно, не заблудился бы, но кругов бы намотал. А то и ночевал бы у какой-нибудь лесины.

Вот и развилочка. О! Да тут старая гать. Странная какая-то. Узенькая – ни одна телега на такой не уместится. Да и тропинка узковата для телеги. Неужели просто для лошадей? Тут и топей то нет. И так бы легко прошли. Ну да я тот еще караванщик-наездник. Раз сделали – значит надо!

Костя начал узнавать уже виденные им места и мы уверенно топаем под горку. Небольшой крюк до магазина и домой.

Да. Домой. Именно в дом превратились наши палатки, костер, заготовленная куча дров. Завтра мы уедем отсюда. В другой дом. Туда уже даже охота. Там остались родные люди. Там телефон, машина, вода горячая льет прямо из крана (если не отключили). Только суетно там. Дышать нечем. И рож уж слишком много. Мы уже сейчас строим планы. Может им не суждено сбыться, но мы наметим другие. Мы обязательно вернемся. Горы, я буду по вам скучать...


Евгений Рензин (ER)
фото автора
16 июня 2005