в Иркутске 17:21, Дек. 13:t -15°C

Ульзыха 2005

Я покупаю билеты на поезд до Улан-Удэ, в руках кучка паспортов, троих точно не знаю, ну и что. Сборы рюкзака, кажется, ничто не забыто, лыжи и ботинки на месте, а остальное не важно. Эх, куда тебя опять черти понесли? И где-то внутри: "Скорей бы!"

Народ на вокзале смотрит с ухмылками, лето на дворе, а тут лыжи-доски, где вы сейчас снег-то найдете? Приятная неожиданность в виде еще двух участников с гитарой, радость встречи под длинный гудок – обратного пути уже нет. На столе смесь из пива, рыбы, традиционной курицы и еще всякой вкусноты, на окне рулончик туалетной бумаги растворяется в лучах закатного солнца – вот это кадр!

Всегда удивляло, как одно купе может поместить в себе такое количество народа. Разговоры, подкрепленные пивком, переходят в сплошной галдеж и суровые проводницы пытаются запугать нас начальниками с погонами, милицией, обещают высадить на ближайшей станции, а в горы все же хочется и постепенно народ расползается по своим местам.

Арагви
Вот и Улан-Удэ! Встречает нас Ксюша – представитель "Байкал-Экстрима" и один из организаторов лагеря "Ульзыха-2005". Участники грузятся в два микрика, сверху привязываются рюкзаки и снаряжение. В одном автобусе смесь из юных сноубордистов, фототуристов и еще нескольких человек, неравнодушных к активному образу жизни, а во втором наша веселая компания. Автобус подпрыгивает на ходу, пытаясь сбросить с себя рюкзаки и утихомирить разбушевавшихся пассажиров, подогретых бутылочкой "Арагви". Состязание в остроумии, шутки, прибаутки, песни под гитару и без, Вайман под музыку, но без слов – этакое шаманское мычание. Фотографируем все подряд – рожицы с рожками, спящих, жующих, выскакивающих из окон на ходу, а вот еще вывеска клевая – рынок "Хаим" – бурная фантазия местных предпринимателей.

Дорога средней паршивости, по большей части, пыльная гравийка с вкраплениями непонятно откуда взявшегося асфальта. Всего 360 км, из них 250 км до переправы в Усть-Баргузине. Где-то с середины начали прокладывать новую трассу до Горячинска и мы попали в нераскатанный песок, где желающие проехать машины таскал трактор. Но нет времени ждать, быстрее да и веселее вытолкать автобусы своими силами. Вроде справились, всеобщее оживление, едем дальше. Пыльный лес сменяется серо-туманным видом Байкала, очередная остановка, связанная с небольшим ремонтом одного из автобусов и, конечно, купание моржей с фотосессией. Внезапно появляется чудо советской техники – вездеход Яскина. Продолжаем свой путь в большем составе. Все притихли, наступила дрема, только открытые рты и болтающиеся из стороны в сторону головы. В Усть-Баргузине обед в позной и ожидание очереди на паром. (Перевоз одной крупно-рогатой скотины – 6 руб., мелко-рогатая по 3 руб.)

Поехали!
Супер-вездеход
Купание
Вперед!

После парома еще 110 км по Баргузинской долине, окаймленной с одной стороны крутыми снежными вершинами Баргузинского хребта и с другой стороны более пологими лесистыми склонами хребта Икатского. По долине протекает река Баргузин, которая образует многочисленные заводи, рукава, болота, озера. Картина настолько живописная, что лучше один раз увидеть, чем описывать всю эту красоту. Надо сказать, что Баргузинская долина встретила нас сильными, непрерывно дующими ветрами. Воздух, прогретый на равнине за день, поднимается, и на его место с гор срываются мощные потоки более холодного воздуха. Я почти не помню момента, когда ветра не было. Просто в какой-то момент перестаешь обращать на него внимание.

Автобусы завозят нас в предгорье, насколько им позволяет проходимость дороги. И опять, во славу российской техники, до самой переправы наши рюкзаки везет Яскин, усадив таки в конце дороги свой вездеход на здоровые каменюки. Общими усилиями знатоков техника вызволена из западни и отправлена на отдых в деревню, а мы, переправившись через Ульзыху, решаем разбить лагерь и переночевать внизу. Идея заходить по ночи по незнакомому маршруту ни у кого большого энтузиазма не вызвала.

По коням – под рюкзаки. Обещанные 3-4 часа подъема мы преодолеваем за 2,5 часа с небольшими остановками и тушением маленького лесного пожара. Тропа, местами очень нечеткая – вдоль берега реки, то вверх, то вниз, с типичными препятствиями в виде камней, кореньев и поваленных деревьев, оставила общее хорошее впечатление. Вроде как кончилась не успев начаться. И вот мы в базовом лагере, суета вокруг палаток, костра, обед и вперед! Горы зовут! От лагеря нужно было еще подниматься по тропе, а потом по каменным завалам реки примерно 30 минут, а там снежные просторы, безумство стихий, крутые склоны. С вершин тяжелые мутные тучи ссыпались вниз, растворяясь во влаге голубых озер. Панорама гор выглядела довольно сурово.

Мужская половина побежала на первый попавшийся склон, чтобы достойно открыть закрытие сезона. А вот и торпеда в исполнении Колюни, врезающегося в Женьку. Решаем, что если идти, то куда-нибудь повыше. А повыше начавшийся дождь перешел в мокрый снег, а еще выше мы просто оказались в какой-то туче из осадков. Желание дойти до более-менее плоского места завело нас на перевал между двумя цирками, но из-за непогоды мы ничего не смогли рассмотреть, кроме друг друга. Перепад высот, который мы одолели от лагеря и до этой точки, составил почти 500 м.

На следующий день планировалось пойти по кулуару Гигант. За ночь подмокший от дождя снег местами превратился в каток, и по кулуару решили подниматься только отважные мужчины. Мы остались кататься в цирке и, совершив пару спусков, приготовились смотреть шоу, спрятавшись от пронзительного ветра за огромным камнем в середине цирка. Надо сказать, что шоу превратилось в фильм ужаса. Снизу, все кто поднимался по кулуару, выглядели как маленькие точки на склоне. Вот одна точка поехала, сделала два поворота и пропала. Вот какие то точки все еще поднимаются наверх. И вот одна точка срывается и летит кубарем вниз по склону. Мля... Мы с ужасом наблюдаем этот полет, и молим все силы земные и небесные, чтоб он прекратился. Пролетев почти половину кулуара, точка остановилась. Тишина и мгновения, которые тянутся вечность. Вот точка начинает шевелиться, встает на ноги, медленно движется к краю кулуара. Мы облегченно вздыхаем. Все остальные тоже начинают долгий спуск вниз. Пешком.

Гигант
Подъем
К полёту готов!

Наливайман
Потом, уже у костра, оказав медицинскую помощь, народ начинает делиться впечатлениями. Склон в кулуаре был совершенно не катательный, даже спуск пешком по нему был небезопасен. Поднявшись наверх и вдоволь налюбовавшись открывшимися видами, сделав несколько снимков на память, все решили спускаться. Колюня стоял и разговаривал с Анваром. В какой-то из моментов он отвернулся от него, а когда повернулся, его просто уже не было рядом. Снег проломился и Анвар улетел вниз по кулуару. Весь вечер только и разговоров было, что о полете Анвара. Наваристый борщец, приготовленный Ксюшей и очень напоминавший окровавленное лицо пострадавшего, тут же был окрещен "Полет Анвара", аппетитно съеден и запит традиционным коктейлем в исполнении Наливаймана. Жалость иногда бывает неуместна, а здоровый беззлобный юмор разряжает некоторую напряженность. На следующий день, вполне освоившись со своей ролью, Анвар смешил народ, надувая щеки и показывая всем бурундучка с заплывшими глазами.

В последний день катания мы решили подняться на перевал Новосибирских туристов, что собственно и сделали. Опять, разделившись во мнениях откуда ехать, мы ушли правее и затем в лоб по склону, а остальные, траверсом пройдя еще один цирк, стали подниматься на живописную седловину над цирком с совершенно отвесными скалами с другой стороны. Высокая облачность с прояснениями позволила нам, наконец-то, увидеть захватывающую панораму Баргузинского хребта. Для нас это был самый кайфовый спуск, приятное состояние снега и крутизна позволили показать мастер-класс езды на горных лыжах, который привел в восторг всех наблюдающих бордистов и не только. "Наши бабищи поехали!" – гордо резюмировал Леха. А потом мы в свою очередь любовались мастерским спуском наших "придурков" с гиканьем и криками. Закончили мы свое катание на ручье, перепрыгивая через уже открывшиеся бурлящие потоки. Макс с Колюней, которые каждый день начинали с купания в ледяной реке, и на этот раз не поленились залезть под небольшой водопад.

Песчинки на склоне
Фото на память
Заключительное купание

Как жаль, что так быстро пролетело время. Собираем свои пожитки, делим между собой вещи Анвара и отправляемся вниз в деревню, где прямо на огороде одного из домов разбиваем палаточный лагерь. Здесь нас ждет баня и местный клуб а-ля Нью-Васюки, где нам предложили поиграть в шахматы и бильярд.

На этом наша программа не заканчивается. В день выезда мы пересекаем на микроавтобусах и на машинах Баргузинскую долину останавливаясь около местных достопримечательностей – Ининского сада камней и ритуального камня "Камень-Бык". В деревне Суво, над которой располагается гряда красивых скальников – "Сувинский саксонский замок", нам устраивают обряд "камлание барана" с бараном от победителя соцсоревнования и очень хорошего человека. К счастью барана при нас не резали, а увидели мы его в огромном чане в виде кусков привычного вареного мяса, к которому нам подали бульон, хлеб, чай. Для любителей были предложены деликатесы из сырой печени, сердца, бараньих яиц и еще какой-то требухи – в общем, то, что подают самым уважаемым гостям, президенту подают. На.. накушавшись до отвала, что называется "щас спою", мы отправляемся на штурм Саксонского замка. Вдоволь налазившись и насмотревшись на панораму Баргузинской долины, а также на гарцующего на краю обрыва Яскина на своем велике, мы спускаемся вниз к машинам. Фото на память, вручение памятных дипломов и подарков, отправляемся в обратный путь еле успевая на вечерний поезд.

Почему-то обратная дорога всегда печальнее. То ли народ устал, то ли просто не хочется расставаться со всем этим и возвращаться в суету города. Потом еще долго остаешься под впечатлениями поездки, рассматриваешь фотографии, вспоминаешь подробности и думаешь что когда-нибудь еще надо плюнуть на все и снова поехать туда, где за горой встает гора...

Угощение
Сувинский саксонский замок
"Рабочий и..."

Ульзыха-2005

Я там была еще вчера,
Где бьётся в скалы Ульзыха,
Упорно ищет средь вершин
Дорогу в широту равнин.

Там за горой встает гора,
И тучи падают с утра,
Стекая в глубину озер
С высоких неприступных гор.

Там дуют сильные ветра,
На штурм заснеженных пора,
Идем без устали след в след –
И в дождь и в снег покоя нет.

Там кулуар зовут Гигант,
И держит небо в нем Атлант,
Пройти его великий труд,
Но слабых, в горы не берут.

И мой рассвет будил меня –
Мы были как одна семья,
С гитарой песни при луне,
И Вайман наливал тебе и мне.

Я вас люблю и не забыт
Ваш смех и шутки без обид
И если снова завтра в путь,
Друзей позвать ты не забудь.


Диана Мартынова
фото – Максим Пензин, Алексей Вайман, Алексей Лебедев, Анвар Назыров, Евгений Моисеев, Диана Мартынова
2-8 июня 2005