в Иркутске 04:34, Окт. 18:t +2°C

Долина вулканов и горячих источников

Дорога Саянская. Жойган – это пихта. Перевал Пятиозерный и истоки Хэлгина.

Туриада Центра детско-юношеского туризма и краеведения, что прошла с 5 по 19 июля 2005 г. в районе Большого Саяна, объединила 90 человек разных возрастов из разных городов Иркутской области. Кто-то еще перед походом, окрестив ее "вулканиадой", попал в самую точку и может даже решил ее судьбу. Действительно, вся компания туриады собралась вместе только на подходах к Долине Вулканов – на источниках Хойто-Гол. И именно Долина Вулканов явилась тем самым экскурсионным объектом, который увидели все группы, все участники. Отдаленные кольца маршрута – минеральные источники Жойган и пик Топографов оказались под силу не всем, и туриада в пути разделилась на разные по сложности спортивные маршруты:
  • 1 категории сложности:
    река Сенса – источники Хойтогол – долина вулканов – река Жомболок – река Сенса.
  • 2 категории сложности:
    река Сенса – река Дунда-Гол – перевал Чойган-Дабан – источники Жойган – река Сенса – источники Хойто-Гол – долина вулканов – река Жомболок – река Сенса.
  • 3 категории сложности:
    река Сенса – перевал Чойган-Дабан – источники Жойган – перевал Пятиозерный – река Хэлгин – пик Топографов – перевал на озеро Болдоктой-Нур – река Даргыл – источники Хойто-Гол – долина вулканов – река Жомболок – река Сенса.

Дорога Саянская

Дорога Саянская ленточкой вьется,
Похожа на нить судьбы:
То пропасти края с усмешкой коснется,
То дремлет, считая, как годы столбы.
Взметнется стремительно в поднебесье,
На миг от восторга замрет...
И дальше летит по просторам и весям,
Влюбляя в себя неуемный народ.

Одни вместе с ней, разгоняя ветер,
Глотая попутно то дождь, то снег,
Несутся по жизни судьбе навстречу,
Легко прожигая свой век.
Другие – коптят свою жизнь понемногу,
Свернув на обочину, в лес.
А третьи всю жизнь проклинают дорогу,
Не видя вокруг чудес.

Заезд в горы занял 15 часов: с 8 утра до 1 ночи. Правда, два часа потеряли в дороге из-за поломки ЛАЗа, а потом наши допотопные ЛАЗы, немного не доехав до места назначения, не смогли заехать в гору перед зимовьем Нарин-Хосот. Около часа стояли перед горой, уже начали разводить костры в ночи, пока впереди идущие ПАЗы не догадались вернуться за нами и "перекидать" нас (ЛАЗовцев) челноком к летнику Шара-Тала. И все-таки наша конечная транспортная точка – Шаснур – так и осталась далеко впереди – мы не доехали до Шаснура 10 км! Это обернулось для нас дополнительными 10 км пешего пути в первый день похода. Все неприятные сюрпризы в дороге всегда оборачиваются дополнительными километрами (в лучшем случае). Кто-то из участников туриады ворчал: "Ну вот, начинается, как всегда!" Кто-то возмутился: "Мы так не договаривались!" А по сути, не все ли равно, сколько километров в итоге мы пройдем – 210 или 220... Дорога – она на то и дорога, чтобы по ней идти вперед!

Спать легли во втором часу ночи голодные, уставшие, никакие. Сквозь зевоту слышу чью-то реплику: "С утра ГАЗ увезет заброску в базовый лагерь, надо бы скидать все мешки в одну кучу..." Но об этом будем думать завтра. Спать.

6 июля 2005

Дорога
Внезапный шум взревевших моторов на рассвете заставил подскочить от ужаса: "Ё-моё! ГАЗ с заброской уезжает, а мы свои мешки не погрузили!" Мысль о том, что 26 км первого дня придется идти еще и с полной загрузкой, подбросила и выкинула нас пулей из палатки. Но, слава Богу, оказалось, это ПАЗы уезжают в Иркутск, а ГАЗ еще и не появлялся. Отлегло. Мой реактивный утренний кипеж группа еще до конца похода очень душевно вспоминала. Особенно по утрам.

Первый день был тяжелый, глядя на карту в этом легко убедиться: от летника Шара-Тала до реки Хадарус. Пять ходок по 40 минут и мы обедаем в районе зимовья Зун-Заир, сколько-то еще изнурительных ходок по 30 минут, напоследок брод по пояс через реку Хадарус, и мы встаем на ночлег на берегу Хадаруса в одиннадцатом часу вечера. Хадарус – со слов Люси – единственный приток реки Сенсы, способный создать при переправе большие проблемы. Именно поэтому мы не стали ждать утра, а переправились через Хадарус поздним вечером, не дожидаясь, пока поднимется вода.

Этот день мозолями и потертостями подкорректировал притязания, ходовые возможности и самонадеянность некоторых участников туриады. Люди начинают понимать, что 200 км по горам – это не просто прогулка. Это прогулка для избранных. Или сумасшедших.

7 июля 2005

Наш гид-проводник – Людмила Олеговна Штарова (но ей больше нравится – Люся) добросовестно облегчает путь туриады маркировкой из красного ситца. "Пионерские" галстучки мелькают среди кустов и камней. Люся со своей помощницей Машей идет впереди всех. Замыкают колонну два Алексея – работники аварийно-спасательной службы). Есть в этой большой колонне туриады легкое ощущение стадности, но без этого никак нельзя (забавно, но даже при таком "конвое" некоторые умудряются уйти в сторону и заблудиться!)

Источник Халун-Ухан
Незадолго до обеда на реке Барун-Кадыр-Ос посещаем минеральные источники Халун-Ухан. Не доходя до реки, справа по ходу от дороги появляется широкая, заросшая цветами поляна. По ней в сторону уходит едва заметная тропка в гору к источникам. Если бы не Люсина маркировка, мы, несомненно, прошли бы мимо и не увидели бы это любопытное место. Вокруг источника – толстый слой отложений известнякового туфа, множество утоптанных троп и следов животных. Небольшой сруб-банька окружен теплыми ручьями и самонаполняющимися грязевыми ваннами с температурой 29°. Этот источник – самый первый на нашем пути и самый ближний к цивилизации.

Счастливые туристы блаженно жмурятся, окуная измозоленные ноги в живительное тепло Халун-Ухана. Видеооператор Юрий Михайлович Данилов подкарауливает здесь очень выразительные кадры для фильма.

После широкого, но мелкого брода на реке Буштыг обедаем. После обеда нам уже никак не хватает сил на 40-минутные переходы, идем по 30 минут, 5 минут отдыхаем. Во время каждого привала нас обгоняют вереницы рюкзачников, больших и маленьких, веселых и задумчивых, скачущих и ковыляющих. Неизменная фраза Алексея Потапейко:
— О! Туристы! Вы откуда? Все сидите?
— А... Это опять Вы... Ходют тут. Потом пельмени пропадают...
Потом, когда мы отдохнем и двинем дальше, а они сядут, все будет наоборот:
— О! Туристы! Здравствуйте! Развалились тут!
— А, это Вы опять... Расходились тут...

У летника Шутхулай-Аман подбираем нашу заброску продуктов на дальнейший путь, которую завез сюда ГАЗ-66. Часть продуктов мы заберем завтра с собой на кольцо Жойган – пик Топографов, а другую часть запрячем и оставим на выход в долину вулканов.

Ночлег на стрелке рек Хойто-Гол и Дунда-Гол. Здесь у нас будет первый базовый лагерь (БЛ-1). После двух дней "испытательного срока" Саянской дороги часть участников туриады, для кого путешествие оказалось слишком суровым, решает остаться здесь до возвращения основной группы с кольца. Они переместятся на источники Хойто-Гол (это в 4 километрах) и будут ждать нашего возвращения.


Жойган – это пихта

8 июля 2005

Озеро на Сенсе
Брод через Хойто-Гол стенками с утра пораньше освежает всех, кто не успел проснуться, "принять ванну, выпить чашечку кофе". Купание взбодрило. Особенно того, кто не устоял на ногах.

Продолжаем движение по верхней пешей тропе орографически левого берега реки Дунда-Гол, дабы избежать еще двух солидных переправ через эту реку. Река Дунда-Гол – один из истоков (центральный), питающих реку Сенса. На карте написано – Сенца. Но буряты говорят и пишут – Сенса. Так что будем и мы ее называть по-местному. Два других истока – Хойто-Гол (левый) и Даргыл (правый). Все истоки берут начало у подножия Большого Пограничного хребта, разделяющего Тыву и Окинский район Бурятии. Сенса, в свою очередь, является крупным притоком Оки Саянской. Это чуть-чуть географии для тех, кто здесь не был.

Не доходя до развилки истоков Дунда-Гола 2-3 км, натыкаемся на живописнейшее озеро с гладкой, как зеркало, водой. В нем отражается белизна ледников и альпийские луга стоящих впереди по ходу вершин. Очень впечатляет.

Альпийские луга
Обедаем перед перевальным серпантином, не доходя до границы леса. Справа по ходу от тропы здесь есть большое крепкое зимовье, не обозначенное на карте. С дороги его хорошо видно. Здесь кончается лесная дорога, по которой при определенной сноровке водителя еще можно попытаться заехать на ГАЗе или УАЗе. Может быть, эта информация будет для кого-то полезной. Дальше пойдет другая дорога – "царица" всех Саянских дорог – вьючная тропа.

Лошадка на перевале
Занесение камней в зубах
Подъем на перевал Чойган-Дабан (н/к) – красивый, не утомляющий. Постепенно открываются вокруг альпийские луга – многочисленные "плантации" водосборов, купальниц, горечавок, анемон, фиалок и ослепительно белеющие снежники на склонах. Долина Дунда-Гола опускается все ниже и глубже и оказывается где-то далеко внизу, под ногами. У перевального тура кто-то сболтнул, что надо поднять зубами камень с тропы и положить его на тур – местный обычай, мол. Потом, на Жойгане, выяснится, что это была шутка. Ну да не важно: главное, было очень весело таскать в зубах камни! Заодно и тропу почистили.

Прямо на перевале – обширное плато с удивительно теплыми озерами. Особенно теплое то, которое является истоком правого притока реки Аржан-Хем, т.е. вода его течет в Тыву. Озеро очень глубокое, а температура воды около 26-28°! Так не бывает! Это же перевал, высота 1931 м! Видимо, не обошлось тут без горячих подземных ключей. Многочисленная компания туриады зависает здесь надолго.

И вот, наконец, к вечеру, спустившись по крутому лесистому серпантину в долину реки Аржан-Хем, приходим на Жойган – место паломничества и бурят, и тувинцев. Здесь у нас будет второй базовый лагерь (БЛ-2). Жойган – это дикий курорт, долина минеральных источников и горячих ключей на границе Тывы и Бурятии. Как только мы окунулись в горячую ванну ( 40°!), нам почему-то пришло в голову, что "Жойган" – значит "жечь", "жжет". Но местные буряты объяснили: Жойган по-бурятски (или Чойган по-тувински) – это "пихта".

Указатель на Жойгане
Жойган защищен высокими хребтами со всех сторон. В верховьях реки Аржан-Хем возвышаются скалистые горы со свисающими ледниками и снежниками. Густые пихты по берегам реки стоят стеной, ограждая священное место от всех ветров. Очень впечатляющие картинки. Кажется, что здесь можно лечится одной лишь красотой, а ванны и источники служат лишь дополнением.

Прежде чем принять любую ванну на Жойгане, каждому пришедшему сюда необходимо сначала посетить баню и смыть с себя все мирские грехи и дорожную грязь. Очиститься перед купанием в священных водах Жойгана. Это соблюдается строго. Весь вечер перед баней толпится очередь "страждущих".

В долине целая деревня, в которой четко определены две половины – тувинская (выше по течению Аржан-Хема) – с чумами, северными оленями, лайками, и бурятская (ниже по течению) – с единственным бревенчатым домом и множеством ярких современных туристских палаток. На границе владений – волейбольная площадка и грязевые ванны.

Мы пришли сюда накануне национального праздника Сурхарбан ("сур" – стрела, "харбан" – стрелять по-бурятски). В этот день буряты и тувинцы обычно устраивают состязания в стрельбе, борьбе, скачках, угощают друг друга национальными блюдами. Но сегодня тут случилось несчастье: погибли два человека из-за внезапного выброса серовода в одном из источников. Пересидели, что называется, перелечились. Нельзя злоупотреблять природными дарами Жойгана, это так же губительно, как и передозировка лекарствами. Тела забрал вертолет из Кызыла, источник "похоронили" под каменной кладью, а Сур-Харбан перенесли на другие дни...

Аржаан-Хем – Изиг-Суг
Главный источник
9 июля – дневка на Жойгане. Прогулки по затерянному раю, шашлык из мяса северных оленей (тувинцы продавали свежее мясо), часовые сидения в грязевой ванне, которая залечивает мозоли (в ней можно сидеть долго). Романтические названия ванн "Вечность" и "Молодость" притягивают дам всех возрастов и национальностей. Есть ванна и для мужской силы и долголетия.

Наш замечательный, добрый врач Константин Николаевич Павленок сказал обо всей этой поголовной мании лечения: "Все эти больные, "страдающие" разными недугами, и так самозабвенно лечащиеся здесь, между прочим, шли сюда несколько дней с тяжелой ношей через перевал. Похоже, это очень здоровые люди!"

Ванна "Молодость" на Жойгане
Омолодился до дриопитека
Олешки

Лечение полным ходом
Спасатели
Где мы?

На вечерней планерке определяется состав участников дальнейшего пути. Многие из идущих не смогут осилить восхождение на перевалы и пик Топографов, поэтому им лучше остаться здесь, на Жойгане, отдохнуть, подлечиться, собраться с силами. Дальше, в верховья Аржан-Хема и к истокам Хэлгина, пойдут только 35 человек. Остальные поживут на Жойгане в БЛ-2, и потом вернутся в БЛ-1 на Сенсу. Разделили поровну спасателей, врачей, направляющих. Гид-проводник Люся остается с передовой группой, "штурмовиками".


Перевал Пятиозерный и истоки Хэлгина

10 июля рано утром вышли к перевалу Пятиозерному. Многие из тех, кто остался на Жойгане, в БЛ-2, отправились провожать "штурмовиков" на перевал. Помогли им занести дрова до перевала (под пиком Топографов мы будем жить без дров 2 дня).

На подходе к перевалу – 5 озер. Люся еще с вечера предупредила: в озерах не купаться, не пить, не кидать в них камни. По преданию – это глаза Саян, и если в них попадет песчинка, они "заплачут", и погода испортится. Мы не трогали озера. Но это не спасло нас от непогоды на следующий день, во время восхождения на пик. Верхние озера холодные, покрыты льдом. Льдины как айсберги покоятся на поверхности. Какое там купание! Близко-то подойти жутко – царство Снежной королевы кругом. Одно озеро – изумрудное, другое – молочно-голубое, третье – черное, еще два – стального цвета.

Изумрудное озеро
Молочно-голубое озеро
Верхнее озеро Пятиозерного

Трапеция пика Топографов и перевал Пятиозерный
Царство Снежной Королевы

На перевале – прощаемся. "Штурмовики" уходят в верховья реки Хэлгин, провожающие – еще немного посидят на перевале, полюбуются белой трапецией пика Топографов, и вернутся на Жойган.

В верховьях реки Хэлгин разбили третий базовый лагерь (БЛ-3). Что такое базовый лагерь? И чем он отличается от обычного ежевечернего палаточного лагеря? БЛ – это место, куда обязательно возвращаются. Все остальные лагеря имеют сквозное прохождение, без возврата.

Дрова, занесенные нами с таким трудом в БЛ-3, не очень-то нам и понадобились. Была солнечная погода в этот вечер, и мы набрали несколько мешков ягеля (с запасом на следующий день), он прекрасно горит, когда сухой, на нем и варили.

На вечерней планерке опять определяется состав участников завтрашнего восхождения на пик – 17 человек. У одних нет снаряжения, у других – должного опыта, у третьих – сил... Кто-то обижен, что его не берут, кто-то расстроен, но утром, когда по голове будет барабанить дождь и облака накроют соседние палатки, все неудовлетворенные вечерним советом, сами уже будут рады остаться в БЛ, в теплом спальнике, у газовой горелки или костра...


  cледующая глава >>>