в Иркутске 15:09, Окт. 20:t +7°C

Иркутск – Святой Нос за 10 дней

День первый – день четвертый

Поставив себе цель достичь побережья Байкала в еще неизведанной нами его части, мы выбрали наиболее дешевый путь с рюкзаками на плечах.

День первый – 31 июля. Улан-Удэ.

Выезд из Иркутска дешевле всего осуществить электричкой до Улан-Удэ, следующей по выходным дням с вокзала в 7 утра. Причем останавливается она еще и на станции Академической и даже на Мельниково, правда, при благоприятном стечении обстоятельств – это когда машинист видит нескольких активно жестикулирующих людей на платформе, выражающих тем самым большое желание уехать. А также если вы заблаговременно осаждаете справочное бюро многочисленными упоминаниями, что хотели бы сесть на определенной станции в Иркутске.

Далее редкие остановки в крупных населенных пунктах – Гончарово, Большой Луг, Слюдянка, Выдрино и т.д. Проезд 3-им классом (самым низким по уровню комфортности) обходится от 116 до 130 рублей и зависит от срока приобретения билета. В общем, чем заблаговременнее вы его приобретете, тем он дешевле вам обойдется. В сравнении с ценами на билет в обычных поездах (200 рублей в общий вагон), электричка – самый выгодный вариант. Кроме того, самый быстрый – общее время хода электрички 7 часов, прибытие в Улан-Удэ в 14 часов дня. Так что самые быстрые могут сходить в Этнографический музей или съездить в Иволгинский дацан.

Мы тоже планировали так поступить, но потратили время на приобретение билетов на обратную дорогу и поиск своей гостиницы. Друзья забронировали нам "номера" в общежитии в 150-200 метрах от вокзала за 96 руб. с человека. Там выдают постель и за 15 рублей можно принять душ. Разрешив проблемы с размещением, мы всерьез озаботились покупкой билетов до Усть-Баргузина. На автовокзале мы узнали, что наблюдается огромный наплыв народа, и билеты на автобус приобретаются аж за 6 дней. И хотя в кассе присутствовали 2 билета на завтра и 4 на послезавтра, расставаться нам шестерым не хотелось. Как еще не осведомленным туристам, нам предлагали аренду машины за 3 тысячи рублей или двух легковушек по 2 тысячи. Но мы решили не сдаваться и попытаться сесть на маршрутки с утра пораньше на автовокзале. Кстати, от железнодорожного вокзала до автостанции можно дойти за 30-40 минут с рюкзаками.

Фасад старинного здания у гостиницы Бурятия
Светлая и темная головы
В первый день мы не успели выяснить местонахождение Улан-Удэнских поз, но зато на каждом шагу встречали ларечки с блинчиками, которые выпекают тут же при тебе и начиняют курицей, салатом, овощами, а также сгущенкой и бананами. Узбекский плов и самсы – бурятская импровизация этнической азиатской кухни. Однако, если вам еще не довелось отведать изысканной дунганской кухни в Бишкеке или Ташкенте, где подают настоящие самсы из слоеного теста с сыром или мясом, сочным от специй и крупно нарезанного лука, то и бурятские "а ля самсы" произведут на вас впечатление.

Прогулки по центру города с посещением статуи головы небезызвестной личности, а также фонтанчиков у театра оперы и балета полезны для любителей необычных фоторакурсов. Как, например, на мой взгляд, забавными кажутся сочетания рекламных лозунгов на фасадах старинных зданий. Кстати, с обратной стороны этого здания у гостиницы "Бурятия" есть магазинчик, где можно купить знаменитый бальзам – настой на лечебных травах Забайкалья – один из лучших сувениров Бурятии.


День второй. "Святая переносица".

Напуганные, что не доедем до Усть-Баргузина поднялись в 4 утра. Добежали по темноте до автовокзала за 25 минут, и вначале 6-го стали ждать транспорт. Единственные, кто еще был в это время на автовокзале – Улан-Удэнская лягушка, да стайка местных собак.

Маршрутки действительно начинают грузиться в 6 утра чуть поодаль от автовокзала. Стоит поездка до Усть-Баргузина 250 руб. с человека плюс сотня за багаж, который не всегда едет под тентом, а соответственно приезжает под слоем пыли. Качество местных дорог, конечно, оставляет желать лучшего. Асфальт изрядно поизношен, а на некоторых участках маршрута вообще отсутствует, прыжки и подскоки обеспечены, также как и невозможность заснуть по пути. Самая продолжительная остановка в Гремячинске, где можно отведать поз и пончиков на берегу живописной реки. Надо отметить, что хоть не в каждом, но во многих подобных населенных пунктах можно встретить местного поэта, сказителя, воспевателя своих родных мест. Эти строки, напрмер, были обнаружены на листе, свернутом под кулечек для семечек. Написал их гремячанин Г.Леликов.

На песчаном яру
У впадения Кики,
В полудикой тайге,
Где сомкнулись гольцы,
Накатал зимовье,
Поселенец Великий,
Чтобы после пришли
Рыбаки и купцы.

Вековые леса
Подступили на берег,
Неуемный Байкал
Их подошвы лизал.
Может первый, кто был,
Неизбывно поверил,
Что ему суждено
Не вернуться назад.
Там отшельником был,
Тут свободен и волен.
Ягод, рыбы, зверей
По распадкам не счесть.
Понимал человек, –
Лучше доли достоин
Ни на день, ни на час
Обживается здесь.

Постепенно леса,
Уступая дорогу,
Отходили назад,
Отдавая простор.
Вдоль по берегу в ряд,
По чуть-чуть, понемногу
С Бичуры, Итанцы
Шел народ на постой...
Так рождалось село.
Дом за домом, несмело,
Как неспешные воды
Катила река.
Утверждая себя
Замечательным делом,
Восхищать горожан
И стоять на века.

19.10.2004 г.

О себе поэт пишет, что его детство и юность прошли в Гремячинске. Здесь учился в средней школе, а затем работал учителем. Избирался депутатом, был комсоргом, руководил хором. Здесь же начал писать стихи и песни. Называет свою малую родину – моим Гремячинском. А книгу, из которой эти строки, посвящает гремячанам, участникам Великой Отечественной войны к 60-летию Победы.

У БАЙКАЛА

Увалы за увалами.
И – дачи.
Байкал в рубахе русской
во всю ширь.
И молодеет перед ним
Сибирь.
И радостно
встречает день
Гремячинск.

В Баргузине мы позднее встретили добродушного дедушку Николая Кузьмина, продающего свои тоненькие книжечки с произведениями, написанными от руки. Ну, как можно не уделить внимания творчеству старожилов!

И вот, наконец, Усть-Баргузин.
Усть-Баргузин – огромная пристань для судов, и перевалочная леса. В порту стоят драги, на баржах сюда из Култука переправляют топливо. Пирамиду угля в порту видно, что называется, за версту. Мы решили запастись билетами на обратный путь и отправились на поиски кассира, которого, конечно, не было на автовокзале. Логически вычислив, что в полуденное время она, вероятнее всего, отдыхает дома и, узнав адрес, разыскали ее. Взяли билеты за 187 рублей плюс 36 за багаж – приятная экономия по сравнению с маршруткой. После этого уладили небольшие формальности в конторе Забайкальского национального парка. Нам выписали разрешение на посещение полуострова Святой Нос бесплатно и мы отправились к переправе. Аналогично ольхонской переправа в Усть-Баргузине работает с 8 утра до 22 часов вечера. С пассажиров денег не берут, только с транспорта. Огромную баржу тянет маленькая лодка-буксирчик.

К одной из наших спутниц внезапно обращается француз Жан. Он следовал в Баргузин на рейсовом автобусе, но, пообщавшись с нами, решил присоединиться к нам. Ему сказочно повезло, так как разрешение администрации парка было выписано на шестерых и одного руководителя, так что 6 нас или 7 было непонятно. Оставалось несколько сотен метров до КПП национального парка, с которого начинается дорога на Святой Нос.

По пути мы остановили УАЗик и попросили продать бензин для горелки Жана. Загорелый и отдохнувший водитель не взял денег у нашего иностранца, и мы решили, что это хороший знак. Впредь автостоп для нас был бесплатным. Это было важно, так как рассчитывать автостоп на шестерых туристов с большими рюкзаками весьма хлопотно. И все же, едва настроившись идти пешком добрые 20 км до Глинки, мы были обрадованы притормозившим КАМазом МЧС с рыбаками. Подпрыгивая в КАМазе на своих рюкзаках и довольно пожимая пятерни друг друга, проехались по песчаной косе, соединяющей полуостров Святой Нос с материком. Назвали мы это место по аналогии "Святой переносицей". Песчаные берега и сосны очень напоминают ландшафты Ольхона, хотя у Глинки песок заканчивается и светлохвойная тайга поднимается от каменистого берега к высшей точке полуострова.


День третий. Тропа испытаний.

Восхождение на высочайшую вершину Святого Носа недаром называется "Тропой испытаний". Вершина находится на высоте – 1877 м, а уровень Байкала составляет здесь 456 м. Даже в лесу уклон подъема составляет 50 градусов, а выше тропа идет траверсом вдоль хребта с каменистыми гольцами. Тропа маркирована, сойти с нее сложно. Кроме того, подъем можно начать с ручья Макарова, что менее удобно. Предупредительный щит у начала тропы с напоминанием запасти побольше воды и перекуса весьма актуален, так как найти источники воды на вершине нам так и не удалось. Да и в жаркие годы они пересыхают. Хотя в небольшом удалении нашей группой барнаульцев был замечен снежник длиной до 10 м и шириной до 3 метров.

Вообще вершина напоминает своим расположением пик Чекановского на Хамар-Дабане – с рядом других вершин она окаймляет само поднятие. Вид открывается удивительный. На высоте примерно 1500 м легкая туманная морось поднимается по ложбинам наверх – завораживающее зрелище. С погодкой нам повезло не очень, то и дело мы окунались в молоко облаков, но и в редкие просветы Байкал виден как на ладони и далеко в море простирается песчаная коса Святого Носа. В предгольцовом поясе много кедрового стланика с молодыми молочными шишками, куртины поспевающей брусники. Подъем мы одолели за 4 часа при небольшой скорости. Впрочем, крутая тропа и каменистый склон более сложны для спуска. По жаре "тропа испытаний" оказывается действительно делом нелегким, зато греет мысль о купании в прозрачном освежающем Байкале. А Глинка – одно из самых чистейших мест на полуострове. Купаться в Байкале после трудного пути – просто невыразимо!

Дописывая вечером у костра за разговором с Жаном, было приятно подвести итог восхождения нашей международной команды – Иркутск – Барнаул – Париж. Представитель Франции Жан оказался героем, он совершил восхождение с потянутыми связками. На вопрос, что подстегнуло его приехать в Россию, одного с рюкзаком за плечами, Жан ответил, что давно мечтал побывать в нашей стране. И посмотреть своими глазами на жизнь и людей в России.


День четвертый. Бухта Змеевая.

Коряжистый пляж Окуневой бухты
Не теряя надежды на автостоп, разделились на две группы по три человека и вышли в 12-ом часу до Монахово. По пути наша команда встретила кошку, мяукающую в кустах. Колбасу она съела, на руках ехать не хотела, а сама шла плохо. Видно, потерялась, домашняя. Мы ее оставили, хотя потом долго мучились угрызением совести. Нас догнал УАЗик с иркутянами, которые милостиво подбросили нас до Курбулика. От Монахово до бухты Змеевой можно добраться на катере, около 1 часа езды всего лишь за 1,5 тысячи рублей, впрочем, можно сторговаться за тысячу и меньше. Кроме того, в Монахово начинается тропа по берегу, следующая до бухты Змеевой, продолжительностью 20 км. Дорога же заканчивается в Курбулике, отсюда до бухты Змеевой остается менее 10 км, если не сбиться с тропы, можно дойти за три часа. Сразу за Курбуликом расположилась бухта Окуневая, знаменитая живописными корягами на песчаном пляже.

Мост через реку Крестовская
Отсюда тропа, пересекая небольшое болотце, следует через лес. Идти нужно по ней до ручья Крестовской, а затем вдоль нее выходить к берегу. Мы же, потеряв тропу и плутая по лесу, дошли за 6 часов – наверное, поставили рекорд. Желание обогнуть болото загнало нас в лес, где мы, теряя тропу, продирались сквозь бурелом.

Морошка из Курбулика
Местная собака, последовавшая с нами из Курбулика, сопровождала нас до самой бухты. Она периодически подавала голос и возникала на нашем пути в самые неожиданные моменты. За ее светлорыжий медовый цвет, мы прозвали нашу спутницу Морошкой. Эту ягоду, а также голубику, клюкву и шикшу мы встречали в большом количестве, а поэтому не очень торопились и достигли Байкала только к 8 часам вечера. Вышли к берегу на звуки людских голосов прямо к столу с белой скатертью. Теплоход местной знаменитости "Николай Ерощенко" привез сюда туристов. На их глазах, мы вывалились из болота радостные, чумазые, треплящие свою собаку Морошку. Милые девушки из иркутской турфирмы дали полпачки сигарет и накормили собаку остатками еды, а также оставили нам хлеба со словами: "Кормите собачку чем-нибудь". Наша попутчица их явно очаровала. Но хлеб мы съели сами, так как не успели запастись им в Курбулике. А Морошка получила остатки колбасы, суп с тушенкой. Впрочем, она ничего не просила, а легла спать под кедром. За ужином мы подняли тост за скорую встречу с нашими барнаульцами и легли спать.


  cледующая глава >>>