в Иркутске 19:33, Окт. 17:t +7°C

Праздники на Тальцинском

Почему народ прёт на Тальцинский? Наверное потому, что желает вырваться из городской суеты и окунуться в процесс катания на лыжах, на досках и, конечно же, на бутылочках. Замечу, что последний вид катания для многих участников стал основной дисциплиной и, возможно, в ближайшем будущем станет олимпийским видом спорта.

История моего второго похода на Тальцинский началась со звонка друга:
– Малдер, ты едешь на Тальцинский? Ведь сезон надо закрывать, а то строительный сезон начинает раскручиваться, и на Баргузинский хребет тебя просто не отпустят с работы.
После этих проникновенных слов неприличные слова сорвались с моих губ, повторить которые я постараюсь более прилично:
– Ёшкин кот, конечно же, я еду, блин, осталась фигня – накопытить бабла на новую доску, потому что старой в Байкальске пришел звездец, и теперь эта грёбаная книжная полочка висит в зале у меня дома.

Решение было принято, оставалось два дня до отъезда и, пулей пролетев по всем магазинам, занимающимися продажей "книжных полочек" (потому что рано или поздно любая доска превращается в "ЭТО"), я остановил свой выбор на доске К2 Recon Riser 165 в "Триале" по очень умеренной цене. Не буду расхваливать данный снаряд, скажу лишь одно: "О###еть!"

Так как покупку первого сноуборда не обмывал, и прослужил он полтора сезона, я решил не дрючить судьбу, и устроил отнюдь не чайную церемонию по поводу покупки нового борда. В офисе между столами была установлена сия доска, и на ней очень хорошо расположились мартини, коньяк, водочка и закусон.

В итоге в пятницу мы встретились: я и сноуборд (причем, ему было гораздо лучше, чем мне, несмотря на подтеки из коньяка и мартини). Ну, что, друг! Попрем на Тальцинский! "Говорящий сноуборд!" – мелькнуло у меня в голове.

Вот солдаты идут...
7 мая – праздник – я уезжаю из города, ура!
Утром мы встретились, уселись в маршрутку, которую любезно предложил Александр Юрьевич Головин, и отправились в путь. Компания подобралась веселая и малопьющая – сколько не пей, все равно мало. С шутками-прибаутками добрались мы до турбазы "Снежная". Выгрузились, привязали доски к рюкзакам и началась пахота. Пиво, выпитое в дороге, вышло в течение 30 минут посредством обильного потоотделения, т.к. двигались мы под предводительством опытных "топтунов": 50 минут идем, 10 – курим.

Во всей этой затее принимало участие 8 пайщиков, из них две пайщицы. Причем, одна шла впереди, другая подгоняла сзади. Стараясь не отставать от Макса и Элеоноры, собрав волю в кулак, я преследовал их, как марал на "реву". В итоге я пришел третьим!

Остановились мы во втором лагере, и начали устанавливать палатки. Потихоньку подгребали участники будущего безумия. Особенно комичным было появление "Черного Доктора", с двумя сноубордами и мешком по виду больше него. Крылатая фраза: "Элеонора! То, что вы несли гитару – это прекрасно, особенно прекрасным было испытывать тяжесть Вашего сноуборда и тяжесть моего тяжелого рюкзака, поэтому, когда мы будем возвращаться, советую Вам взять свой сноуборд, а гитару понесу я!". Поистине, это оказались пророческие слова.

Вечерело... Мы уже начали волноваться и выпивать за то, чтобы единственный лыжник в нашей команде успел затемно подняться в лагерь. По этому поводу была выпита заздравная чаша, и буквально через 30 минут он вышел из леса. На вопрос "Ты, где был?" Володя очень спокойно ответил, что он присел передохнуть на камушке и уснул.

Вся компания воссоединилась, и баян начал потихоньку растягиваться. Посиделки возле общего костра, песни, шутки и прибаутки. А народ все подходил и подходил. Около двух часов ночи пришел Николай Лобусов с пайщиками, установил палатку и народ перешел к чаепитию. Очень вкусным показался глинтвейн, разбавленный спиртом – сладюська. Растягивание баяна продолжалось до четырех ночи. После чего короткий сон, и с утра с новыми силами мы пошли штурмовать снежные поля.

"Все они из Вуду,
на дуду играть я буду..."
Соприко-
сновение с природой
Вот такое нынче хреновое лето!
Баян начал растягиваться...

Черный Доктор
8 мая – предпраздничный день.
Для меня это был праздник по одной простой причине – обкатка новой доски. Должен сказать, что первые два спуска с перевала впечатлили своей скоростью (я летел словно метеор) и отсутствием техники (в основном, прямо).

Также впечатлил спуск двух небезызвестных лыжников с "Хотдога", когда один из них катился на небольшой, спущенной им сопле. Клёво, парни! На перевале подошли Макс и Элеонора и заговорщицким голосом предложили: "Малдер, давай с хотдога?". Для приличия посомневавшись в правильности этого поступка, я решил – надо! Почему кто-то может, а ты нет, Малдер? Вперед, друзья! Спуск был действительно великолепен, вспомнилось катание на Эльбрусе. Доска из непонятного предмета превратилась в достойного напарника, дающего ощущения свободы и скорости. А дальше все пошло как по маслу, спустились к лагерю, немножко перекусили, немножко отметили и опять на склон.

Проба пера
На горе крутой
журнал Плейбой
Веселимся, парни!

Долгая дорога в Дюнах
Русская ракета
А здесь мы были...

Распахав склон слева от перевала, вдоволь накатавшись, спустились в лагерь. Ощущение такое, что ты попал на какую то веселую вечеринку: пиво пенится, бигсы тусуются, картошка жарится. Расколбас полный. Ничего не предвещало грозы. Звук падающего карниза нарушил миролюбивую атмосферу раннего вечера. Громкий ор: "Лавина!", и все стремглав бросились к нашему лагерю, потому что это была самая удобная площадка для наблюдения за природным явлением чудовищных размеров, поражающим своей силой и непредсказуемостью. Выпив заздравную чашу за то, чтобы никто не оказался в этот момент на подъемной тропе и проанализировав сложившуюся ситуацию на фронте, решили кулуар "16:30" сегодня не ехать.

Сначала было так
Затем отвалился карниз и поехало
На мокрой (!) лавине образовалась снежная пыль
Съехало почти до низа, затем середина выноса провалилась и сползла в ручей

Лавина пересекла тропу на полях рядом с "бабой"
А эта уже лежала на краю Малого цирка, когда мы заходили (красным обведен человек)

Продолжая общаться с людьми, попивая глинтвейн, в лагере я увидел лыжника с порезанным подбородком. Парень ехал с горы, упал и лыжа кантом разрезала ему подбородок – бывает. Не переживай, сейчас спустится "Черный Доктор", он работает хирургом в отделении "голова и шея", он тебе поможет. Время шло, а "Черный Доктор" все не ехал. Решили отправить ему навстречу экспедицию. И каково было изумление увидеть второго травмированного участника. Я думаю, что только врачебная этика и природная деликатность этого поистине мужественного человека не позволила ему обратиться за помощью к поднимающемуся навстречу по тропе человеку.

В итоге, спустившись в лагерь "Черный Доктор", превозмогая боль, провел лекцию о том, как надо правильно вставлять плечевой сустав, причем показал это на Эле. Обезболивающее поставлено, пульс в норме, больной готов к проведению операции. Макс оттягивает плечо, я держу больного, чтобы он не вырвался, и Николай Лобусов сильными руками вправляет сустав на место. Ура, ура, ура! Операция прошла успешно.

Посмотрев на лыжника с рассеченным подбородком, "Черный Доктор" дал подробнейшие рекомендации по лечению данного вида порезов (пластырь и бинт) и принялся за вечерний ужин. Вот такие они, доктора!

Двадцать четыре, ноль одна. Наполненные фронтовые кружки участников встретились торжественным звоном и со словами "За Победу!" были осушены до дна. Ротный хор (дирижер – Малдер, запевала – Лобусов) исполнил весь многочисленный репертуар военно-патриотических песен. Песня со словами "Здесь птицы не поют, деревья не растут" исполнялась на бис несколько раз. Песни начали утихать к трем часам ночи. Усталость давала о себе знать.

9 мая – праздник!
На улице моросит дождь, вылезать нет никакого настроения, поэтому завтракаем в своих палатках. Праздничный обед происходит в палатке "Черного Доктора": Вован сварил потрясающий глинтвейн, и всей честной компанией мы начинаем праздновать этот великий праздник.

Меж тем, народ с лагеря скоропостижно собирается и уходит, видимо испугавшись того, что дождь будет лить и завтра. Как ошибались эти люди! Ближе к 17 часам пошел мокрый снег, и мы с Максом решили подняться до перевала. Чем выше в гору, тем гуще пелена снежного потока и сильнее ветер. Поднявшись до перевала, решили залезть в "хотдог", остановило нас только то, что на скользяке доски начал намерзать лед – вернулись до перевала. И тут началось... Спуск в молочной каше, когда едешь интуитивно, угадывая уклон и направление движения – красота. Ехали близко друг к другу, чтобы не растеряться. Вдруг голос с небес: "Аллилуйя!" Это кричит Александр Головин, находясь на пупыре. Поднявшись на пупырь, мы с криками "за Родину, за Сталина!" полетели вниз. И опять посиделки в лагере допоздна.

Резкий контраст на малых площадях украшает композицию
10 мая – праздник!
Пробуждение от первых лучей солнца после моросящих дождей это поистине праздник. Голубое небо, белейший снег, щебетание птиц – это прекрасно.

Проснулся я в 8 часов в прекрасном расположении духа и, стараясь вести себя как можно тише, принялся кашеварить. Не то вкусные запахи, не то звяканье посуды, а, может быть, песенки, которые я напевал, разбудили весь лагерь. Как приятно было смотреть на эти счастливые лица. Все с нескрываемым удовольствием доставали самое вкусные продукты и говорили: "Угощайтесь, друзья! Обратно это я не понесу".

Быстро забежав на перевал, пару раз прыгнув с карниза, мы решили классически закончить поход на Тальцинский. Спуск с "хотдога". То, что я увидел с гребня, не поддается описанию: искрящийся, девственно белый снег, синее небо и горы, горы, горы! Наверно, трудно найти что-нибудь более приятное, чем нарезание дуг по нетронутому склону и катание по таким живописнейшим местам.

Последний праздничный день
Подъем и спуск с "Хот-дога"
Нетронутые склоны после чачи
Рабочий и колхозница на "Хот-доге"

Саша, стой!
Туда не ходи!
Расплющенный ястреб-тетеревятник
Планета Шелезяка
Он улетел, но обещал вернуться

Ну, хватит, вернемся к прозе жизни. Выходить мне пришлось с двумя сноубордами (один "Черного Доктора"), Эля шла со своим бордом, а "Черный" шел с гитарой. Вот такая интересная штука.


Дмитрий Вокин (Малдер)
фото – Максим Пензин, Константин Шишкин (Черный Доктор), Александр Мишин
13 мая 2005