в Иркутске 15:38, Окт. 24:t +8°C

Тяньшанские выси

Вниз, к Южному Иныльчеку
...Вот уже который день блуждаем среди кошмарно высоких валов ледника Северный Иныльчек. Туман, мокрый снег, и ещё не истрёпанный горными хребтами ветер стали нам надёжными спутниками. Ледник то покрывается белой шубой, то стелется под ногами серой тридцатипятикилометровой лентой. Иногда ветер разгоняет тучи, тогда впереди видны далёкие ориентиры пиков Мраморной стены и Пржевальского. Где-то справа укуталась в туман семикилометровая игла Властелина неба – пика Хан-Тенгри.

Наша цель сегодня – ледник Краснова, правый приток Северного Иныльчека. Там между обледеневшими вершинами есть сложный проход в Сарыджасском хребте. Это последнее препятствие в маршруте нашей экспедиции пользуется дурной славой среди горников. Перевал Опасный! Там лавины, разрывы льда, камнепады, изнуряющая высота и дикий, пронизывающий до костей ветер. Всё это привлекает нас.

Вконец заблудившись в белой мгле ледника, упираемся в бездонный пролом. Вынужденно уходим влево-вверх, на одну из террас склона. Ледник под нами. Выбираемся на тёплую каменную площадку, и – чудо! Не верю глазам: из-под камней пробиваются пучки зелёной травы, рядом растут махровые эдельвейсы, пустили стрелки красавцы-ирисы, даже жёлтая ромашка нашла себе место среди этой ледово-каменной пустыни на высоте четырёх с половиной километров! Здесь бы и ночевать. Но нужно выполнить сегодня свой план.

Ледник Краснова сразу заявил о себе крутизной. Через час пути он взметнулся километровой ступенью ледопада, ведущего к почти отвесным стенам Сарыджаза. Погода испортилась совсем, щедро посыпала крупа, скрылся в тумане ледопад. Быстро ставим палатку, разводим примусы. Теперь можно разуться, сбросить с ног надоевшие "колодки" – промокшие горные вибрамы. К утру они смёрзнутся до твёрдости камня, и надеть их можно будет только с помощью молотка.

Чай готов! Толстые румяные оладьи горой высятся у примуса. В скороварке булькает будущий ужин. Достаём халву, орехи – на выходе группа может позволить себе такую роскошь. Ужинаем под поток информации радио "Свобода". Других станций почему-то нет. На леднике по-прежнему туман. Освещённая палатка снаружи выглядит фантастично. Её засыпало крупой, она плывёт по серым волнам низких сумеречных облаков. Так тепло вокруг...

Пурга разыгралась утром. День потерян. Остаётся сидеть и ждать. А если завтра, послезавтра будет хуже? Погода здесь непредсказуема. Бензин и продукты есть, но поджимают сроки. Ветер усиливается, как бы не порвал палатку. Садимся по углам и подпираем каркас телами. Полотнище натянулось. Теперь надёжно, но холодно. Ждём. Мёрзнем. Слушаем "Свободу". Вдруг сквозь эфирные трески и плачи прорывается "Маяк": "В долинах Киргизии сегодня +35 +40". Вылезаю наружу. Снег немедленно набивается в щели одежды, хлещет наотмашь по лицу, ветер не позволяет распрямиться. В пелене облаков появились разрывы, там голубеет небо, сквозь туман угадывается белое солнце. Пронесёт непогоду?

Утром выходим. Снегу намело по колено. Вчетвером связываемся верёвкой и начинаем подъём. Вообще-то, сначала нас было шестеро. Пять дней назад мы спустились с истоков Южного Иныльчека к поляне Мерцбахера. Пришли по снегу уже в темноте. Нас как родных встретили гляциологи, в честь возвращения устроили ужин, ну и мы алкогольного НЗ не пожалели. Появившаяся ниоткуда гитара создала очередь из маэстро. А утром вертолёт забрал двух участников в Пржевальск (они опаздывали по своим делам), и мы, уже вчетвером, продолжили путь. Спортивные правила запрещают путешествия в таком составе, но кто из нас без греха?

Пересекаем Южный Иныльчек поперёк, в сторону Тенгри-Тага. Вот оно, озеро Мерцбахера! Талые воды, стекая с Северного Иныльчека к Южному, в месте впадения в ледник образовали огромную уникальную чашу. Берега ее отвесны. Раз в год, в августе, озеро поднимает край Южного ледника, последний как бы всплывает, и вода уходит под него. Это случилось позавчера.

Разведка обхода нижней ступени ледопада
Айсберги ушедшего озера
Обычно, чтобы попасть с Южного ледника на Северный, группы в обход озера идут тремя непростыми перевалами Тенгри-Тага. Сейчас воды нет, и мы смело ступаем на дно. Вскоре ледовые валы и трещины вынудили группу уйти к правому борту хребта. Здесь царство айсбергов. Огромные хрупкие сооружения почти стометровой высоты переплелись друг с другом в каком-то диком хаосе. Всё это лежит на донном склоне, готовое рухнуть в любой момент. Что ж, мы знали, куда шли. С трудом находим проходы между глыб, забираясь иногда в ледяные пещеры так, что становится темно вокруг. У-ухх!!! – рассыпался айсберг. Хорошо, не под нами. А следующий? Трещит, но, кажется, держит. Не заблудиться бы в таком лабиринте, не улететь бы в чёрную дыру. Напряжение возрастает. Ощущения хуже, чем при подрезании лавиноопасного склона. Наконец, выходим на скалы. Здесь не легче, но не так опасно. Азиатское солнце дарит потоки тепла. И тут знакомый рокот вверху. Вертолёт! Он провожает нас.

Миновав, наконец, ледовый пояс, попадаем на ровное песчаное дно. Айсберги здесь редки и легко обходятся. Ну и формы, у скульпторов фантазии не хватит! Находимся в сказочном ледяном городе: проходим через арки и мосты мимо огромных построек загадочной архитектуры, мимо ледяных слонов, ящеров и динозавров. Южное солнце усиливает эффект, играя в ледяных замках, слепя встречными зайчиками. Поднимаемся на моренный вал. Здесь Верхнее озеро. Горы купаются в его бирюзовых водах, вдали уже виден язык Северного ледника. Всё, на сегодня хватит, мы прошли дном озера от берега до берега. И, возможно, впервые.

...Ледопад оказался сложным. Если проследить путь группы сверху, можно увидеть путаные необъяснимые зигзаги. Это блуждания в поисках снежных мостов. Идём осторожно, переползая по ним через трещины. Не выдержит такой мост, и полетишь в чёрный провал, повиснешь на верёвке. Неприятный, но ожидаемый момент. Лёд крут, его разрывы не угадываются под снегом, расположены беспорядочно.

Нами сложенный тур сохраняет не просто записку, а привет и тепло, чтобы легче был путь у друзей
Последний взлёт
Под стеной Сарыджаза отдыхаем. Лавины идут непрерывно. За почти месяц похода мы к ним привыкли и не замечаем грохота. Дальше путь один – снежным перешейком под стеной вверх, оставляя справа вторую непроходимую ступень ледопада. Вычисляем расписание лавин. Мы должны пройти в промежуток между ними. Успеваем. Дождавшись очередной, выходим под стену. Пот заливает глаза, сухой воздух дерёт лёгкие. Высота уже за пять тысяч. Не побегаешь! Ноги напряжены до дрожи в коленях. Быстрее! Наверху оглядываюсь на шум. Так и есть, лавина прервала цепочку наших следов.

Но основной сюрприз горы приготовили выше. После перегиба упираемся в разлом шириной метров пятнадцать. Дальше несколько трещин, поворот, взлёт – и, кажется, всё. Ищем проход. Вдруг гул, мощный, нарастающий. Лавина вылетела слева, обдав пылью, ударила в пролом и образовала пробку. Проход готов. Попеременно переползаем вынос, преодолеваем взлёт и выходим в верхний цирк. Перевал перед нами.


Константин Суханов
фото автора
2 апреля 2005 (описаны события 1992 года)