в Иркутске 07:45, Сен. 24:t +3°C

Велопоход: Большой Луг – Маритуй

Сотик запиликал мелодией, подающей в мозг "подъём", значит уже пять часов, надо побриться, умыться, одеться и заправиться. Кофе, яичница и бутерброд с паштетом подойдут. Посмотрев на заготовленный с вечера рюкзак, а потом на себя в зеркало, вспомнил шутку: "То ли чемодан большой, то ли Винченсо маленький". Но впереди четыре дня в местах, где с биноклем не найти дорогой сердцу надписи "Магазин".

Звонок. "Я проехал мимо храма", – сказал знакомый голос. Выхожу. На улице, как у негра во всем известном месте. Из места нарисовалась фигура брата по разуму. Пожав на ходу руки, поехали за третьим. Саня впереди я сзади. Да у него не рюкзак, а косметичка, какая-то! Я сейчас возмутюсь. Лёха ждёт на улице. Иришка – жена – с балкона пожелала всем удачи, но всё же сказала: "дурачёчечки".

Через ... минут троица получилась на вокзале, а затем в веловагоне (кто не знает – это последний вагон электрички). В 8 ч. 30 мин. выпрыгнули на станции Большой Луг. От Б. Луга до Байкала по прямой 34 км, но при взгляде на пунктир тропинки, которая извивалась как червяк в предсмертных муках на нашей карте, 34 умножаешь на 2.

Corratec
Сразу подъём, сначала пологий, потом круче, круче, круче, и вот я не в силах больше это терпеть (даёт о себе знать рюкзак и недостаток тяговитых звёздочек) сползаю со своего Cr-мoлибденового коня. Скорость ещё больше падает и через дцадь метров, доходит, что ехать было не так уж и тяжело. Десятикилометровый тягун скончался километровой горкой с продольно-косо-коперечными с колесо глубиной канавами, нарезанными дождём ...дневной давности. На компе "катастрофы на Corratec'e" высветилось 47,3 max'ималки (в прошлом году, когда канавы были менее суицидными, у него было 55). Первая остановка, первая съёмка, первый глоток воды, первый Snickers на троих, первые итоги: пройдено 13,3 за один час... Щас предадусь воспоминаниям годичной давности.

Ещё тогда, в наших разжиженных городским солнцем и пенным пивом мозгах, образовалась идея проверить есть ли дорога на Маритуй, обозначенная на карте и проверка эта завершилась на этом самом месте своротом в тьму-таракань, когда надо было налево. На этот раз сворачиваем куда надо и пыхтим опять вверх. Поменялись с Лёхой рюкзаками. Внутри такая приятная лёгкость образовалась. И я сразу покатил как Чапаев – впереди, на лихом коне. Благо, таких подъёмов уже не было.

На дороге хорошо виден след от недавно проскакавшего УАЗика. Постоянно проверяя совпадение рельефа и окружившего нас пейзажа с таковыми на карте, с облегчением замечаем их полное сходство. Через 30 минут подкатываем к избе кордона Прибайкальского Национального парка, о чём гласящая вывеска, как в американском вестерне, изрешечена дробью. Здесь же стоит и долгоиграющая пластинка советского автопрома, по следам которого мы ехали. Егеря, нисколько не удивленные нашим появлением, пожелали удачи и сказали страшные слова: "На Маритуй дороги НЕТ". Прорвемся, ответили мы и попедалили по бревенчатому мосту, по которому на машине я бы проехал только в состоянии сильного алкогольного опьянения.

Если верить карте, что наша троица безоглядно и делала, мы были на половине пути. Об этом же свидетельствовало и название журчащей под подпорченным короедами и временем мостом реки – Большая Половинная. 22 км меньше чем за два часа-на, да по такой дороге-на, да в 15.00 на берегу Байкала будем-на!

Подъём, спуск, речушка. Вокруг не пуганые человеком рыжики и маслята, брусника и голубица, и всякая лесная живность. Жизнь прекрасна, хотя дорога, почему-то стала теряться в траве. Лес сделался дремучей, а дорога, из за лиственно-хвойной преграды солнцу, всё более жидкой. Пришлось спешиться и по каретку в воде, катить свои байки. Лёхе, видимо, мой рюкзак тоже надоел, и он решил махнуться с Саней. Примерив его рюкзачок, сказал, что ни за что не снимет эту халяву до самого Байкала. А бедный Шурик следующие километров семь плёлся сзади и молчал, думая про нас всякую фигню. Мы не поверили своим глазам, когда в грязи увидели следы от двух других байков. Вспомнив, что визит к психиатру все совершали не так уж и давно, воистину уверовали в реальность увиденного и возрадовались тому, что не мы одни такие умные, сунули сюда свои протекторы.

Следующую переправу через речушку решаю заснять на камеру. Оставляю свой GT на берегу, снимая, перехожу на другой, попутно получая порцию кайфа от холодной водички. "Саня, переходи, снимаю", – сказал и случайно нажал "pause". Ну, бывает у меня! Ну и что? Не надо на меня так смотреть!

Вновь подъём, спуск. Стоп. А где речушка? Кроме болота ничего не видно!? "Наверное, на том повороте надо было налево", – с надеждой думаем мы, радуясь, что отъехали от него не далеко. Но, проехав по ней с километр, останавливаемся там, где наша дорога дематериализуется в дремучий лес. Наши хвосты немного поникли, и только очередной шоколадный батончик вприкуску с брусникой смог их поднять. Пришлось вернуться на болото. Пройдя метров двести, поминутно при помощи рук и матов вызволяя предательски засасывающиеся в вязкой жиже шлёпанцы, добираемся до ручья. Ага, вот и ручей. А где дорога? Пополнив запасы воды, форсируем болото и без сил падаем вместе со своими конями на кочки у подножья сопки. Дороги нет. А до Байкала по прямой ещё 6 км. А впереди покрытая густым сибирским лесом сопка. Песец – это зверёк такой.

Сверяем маршрут
"Имидж – ничто!
Жажда – всё!
Болото.
До Байкала 10 км

Поискав с полчаса какое-нибудь подобие тропинки и ничего не найдя, собираем консилиум и, придя к консенсусу, решаем, что надо пилить в сопку. Это было нечто... Глядя на сопку с болота, решили, что велы можно будет спокойно катить по травке, но лежащие через каждые два метра деревья (вот ведь гады, они не просто лежат, а упёрлись своими долбанными ветками и висят в полуметре от земли). Примерно через ... минут, показалось, что велик прибавил в весе, (как какой-нибудь среднестатистический американец, килограмм на 20) да ещё этот рюкзак. Сто метров кросса, десять минут релаксации на кочке и опять всё по новой. Причём, релаксация была такая полная, что не хватало ни сил, ни желания лезть в рюкзак за камерой. А жаль. Такие бы гоблины получились.

Dream team
Примерно через часа два Лёша замечает тропинку, которая благополучно зарастала лет сто и которую я, перешагнув, даже не заметил. Идти стало гораздо веселее, хотя наличие тропинки, вернее того, что от неё осталось, не сильно увеличило скорость нашего продвижения. Литр воды на троих, набранный из последней водной преграды, истёк уже давно, поэтому приходилось как сказочному Иванушке пить воду из козьего копытца. На собственной шкуре ощутили рекламный слоган: "Имидж – ничто, жажда – всё. Не дай себе просохнуть!" Через километров пять можно было сесть на велик.

О, какое же для настоящего байкера удовольствие, после такой пешей прогулки снова почувствовать под ногами педали, а под нижним полушарием мозга – седло. Кайф! Ну, вот и добрались! Байка-а-а-а-ал!


Павел Бакунов
фото автора
20 августа 2004