в Иркутске 13:52, Окт. 17:t +8°C

Наталья Дульская: Я не верю в "женский альпинизм".

Интервью с Натальей Дульской – одной из немногих иркутских альпинисток, имеющих в своем активе несколько семитысячников. Из цикла "Страна должна знать своих героев".

Константин Киселев: Для начала дежурный вопрос – как все началось?

Наталья Дульская: На втором курсе политеха я увидела объявление и попала в "Буревестник" в жесткие руки Жилы. Затем была мартовская Кынгарга, пик Аршан и я сразу поняла – это мое. А дальше пошло-поехало: альплагеря, альпиниады, сборы. Вообще, я сейчас с большой нежностью вспоминаю ту советскую альпинистскую систему – поэтапный рост, книжки, характеристики...

А какие тебе писали характеристики?

Хорошие. Только вот как-то раз написали, что я амбициозна...

А ты считаешь, что амбициозность это отрицательная характеристика?

Сейчас, пожалуй, уже нет – я ее уже как-то подкрепила своими результатами. А когда тебе 17 лет, то амбициозность на пустом месте это конечно плохо.

Кстати, какие у тебя сейчас "подкрепляющие" результаты?

В техническом классе – это 5Б комбинированная в двойке, а в высотном – это п. Ленина два раза, Эльбрус, Корженева и Коммунизм. Пик Ленина получился два раза потому, что мы второй раз ехали-то на Коммунизм, но из-за боевых действий в Таджикистане не смогли туда попасть – вот и пришлось идти еще раз на Ленина.

Насколько вообще результаты важны для тебя? Альпинизм это спорт?

Моя жизнь всегда была неразрывна со спортом – занятия с родителями, лыжи, и т.д. Я вот дня три не позанимаюсь и сразу начинаю болеть. И занятие альпинизмом для меня это, прежде всего спорт. Хотя, разумеется, присутствуют и не только спортивные моменты – скажем, если будет выбор идти что-то с очень сильной, но не приятной мне командой или провести тот же месяц пусть в менее сильной, но в "своей" команде – я, пожалуй, выберу второе. Хорошая компания в альпинизме дорогого стоит.


А с кем ты ездила в этот раз на Памир?

Я ездила с Питерской фирмой (директор Мошников). Руководил экспедицией небезызвестный Николай Тотмянин. Он произвел на меня очень сильное впечатление – вот таким, в моем понимании, и должен быть настоящий мужчина. Еще ездил Алексей Коронатов из Братска. Мы с ним вместе сходили для акклиматизации п. Воробьева (5691), и п. Четырех (6299), а затем и Корженеву. На Коммунизма Леха дошел до 7000 (пик Душанбе) – там у нас было две ночевки. В этом году были тяжелые погодные условия – в обед начинался снегопад и не прекращался до утра почти. Поэтому нам приходилось каждое утро искать следы и тропить целый день. На большой высоте это очень тяжело. Получилось так, что мы вдвоем протропили всю гору. В основном тропил, конечно, Леха, я подключалась периодически. Это тяжелая физическая работа – мы были выше 6000 почти неделю. Леха просто очень устал, не успел восстановиться и утром не смог выйти на вершину в штурмовой день. Так что, я считаю, что покорение пика наша общая победа.

Как тебе дался дубль – Корженева и Коммунизм?

Сказать, что легко я, конечно, не могу, но на обоих восхождениях я чувствовала, что у меня всегда оставался запас. И это притом, что я в одиночку протропила от пика Душанбе до вершины п. Коммунизма. Причем, я могла бы идти быстрей, но просто торопиться не было смысла – у меня был очень большой запас по времени.

А что тебе более интересно – высотный альпинизм или технически?

Женщине в техническом альпинизме проявить себя трудно – ей никогда не доверят лезть ответственные участки. А вот в высотном альпинизме каждый отвечает сам за себя. Хотя в целом я технический альпинизм очень уважаю.

Как ты думаешь, то, что в техническом альпинизме женщинам не доверяют лезть ключевые участки – это обычный мужской шовинизм или это объективно оправдано?

Нет, я считаю, что это справедливо. Это же не скалолазание. Альпинизм – это совсем другое. Здесь надо работать с тяжелым рюкзаком, лезть в ботинках, в кошках – не женское это дело. Я вообще не верю в "женский альпинизм". И дело не в том, что женщина не может сравняться по уровню с мужчинами – есть женщины, которые на голову сильней многих мужиков. Но таких женщин немного и если даже из них собрать команду, то вряд ли женский коллектив сможет вести себя адекватно, скажем, после 10 часов изнурительной работы. Я считаю, что оптимально – это одна-две женщины на мужскую команду. Это как в правительстве – одна две женщины с их оригинальным женским взглядом и идеями там нужны, но когда все правительство женское – это полный абсурд.

Насколько я знаю, ты занимаешься не только альпинизмом – это и велосипед и лыжи и т.п. Какое место альпинизм занимает среди них?

Занятия другими видами спорта для меня это, прежде всего тренировка для альпинизма. Т.е. все они прямо или косвенно подчинены альпинизму.


А какое место альпинизм занимает вообще в твоей жизни?

Важное, но не главное. За все время я только два раза не ездила летом в горы – первый раз, когда у меня родился ребенок, а второй, когда родилась фирма (было очень много дел). Ребенок и работа для меня важнее альпинизма.

Ну и в заключении опять же стандартный вопрос – каковы твои дальнейшие спортивные планы?

Хотелось бы поездить в домашние Саяны. До лета еще далеко. Может быть восьмитысячники. Может Хан с Победой – я в том районе еще не была. На следующий год все с тем же Тотмяниным хочу на Мустаг-Ата. Это в Китае. Почти восьмитысяник. Говорят очень красивая гора...


Интервью – Константин Киселев
Подготовка материала – Евгений Тютрин
9 сентября 2003