в Иркутске 08:16, Дек. 11:t -30°C

Репортаж: открытие экстрим-бара на Мамае

"Видишь – у нас в городке у всех все о'кей..."
Чиж и Ко

Отмазка: все эпиграфы украдены, все совпадения имен злонамеренны, фотографий нет.


Краткий экскурс в историю проблемы

Примерно полгода в массах ходят страшные слухи, что то ли правительство Бурятии, то ли "крысы мОсквичи" купили Мамай на корню, закроют там все горы, загадят весь снег, и будут культивировать посещения оного места толпами падонкофф и других нехороших людей. После фразы про открытие бара дискуссия набрала обороты. Папаратцы в приватной беседе не сказал об этом событии ни одного цензурного слова, хотя вообще сказал многое :)
И вот...


Процесс

Заехали на Мамай по традиционному маршруту: Слюдянка – спасы – Мамай – далее процесс. Как мы ехали – к делу не относится, опускаю. Интересное началось примерно от тракта, с которого надо поворачивать в сторону Мамая.

Пункт первый – тропы теперь нет.
Есть накатанная транспортом дорога. От самого тракта до самого начала подъема (первый взлет у начала ручья). Очень жалко, что тропы нет, потому что она была красивая... Сейчас это просто лесовозное образование, которое летом еще и растает. Однако же, с другой стороны, добежать пешком, без лыж с досками на рюкзаках (в смысле, не катить их за собой, а нести) до конца этой дороги за 45 минут теперь не проблема. Что мы, кстати, и сделали.

Добежав, увидели ГАЗ-66, буран и нескольких участников, грузящих на сани этого бурана рюкзаки с досками. Забыл сказать – примерно на середине дороги на плоскотине была встречена маршрутка №10, которая довезла часть райдеров прямо от дома до начала подъема, что тоже радует. Но это уже из области выводов, то есть чуть позже... Далее имеет место быть отлично укатанный след бурана, от начала подъёма до кунга. По нему как по асфальту идем до самого местоположения палатки, причем идем, не особо жужжа, 2 часа 45 минут от станции до кунга. Доски все так же на рюкзаках. Из спортивных соображений идем, не напрягаясь, и без всяких лыж. Результат – в 11 утра вышли на гору, поставив палатку и сварив чай.

Пункт второй – гора как стояла, так и стоит. Снега меньше, чем обычно, но вполне достаточно. Съехали с вершины Мамая, с "трех берез", потом затропили на противоположную сторону, потом стали ждать открытия экстрим-бара.

Пункт третий – этот самый бар представляет из себя ротную армейскую палатку, за которой укрыт от посторонних взоров громко гудящий генератор. Висит лампочка, сколочена стойка, установлена печка и газовая плита, а так же создан запас напиткофф 8-) Рядом стоит еще одна палатка такой же конфигурации, но без стойки и лампочки, зато с нарами. В ней можно жить. Открытие отложили часа на три, за которые народ успел надраться самостоятельно, вне связи с баром. И, когда все-таки врата распахнулись, всем было весело. На открытии бар окрестили бар "ИБАР" (от слова e-bar, extreme-bar), продали на аукционе лампочку с потолка, поставили в местный магнитофон "Ленинград", затащили скамейку и снега, построили трамплин и рейл (из снега и скамейки) и начали зажигать. Зажгли скамейку напрочь (отломали ножки), потом чуть не зажгли центральный столб палатки, потом пошли прыгать с трамплина при свете фонариков. Утром встали, еще покатались и поползли вниз.

Пункт четвертый – вниз.
Вниз хорошо. По буранному следу – просто прекрасно. В следующий раз буду умнее, спущу рюкзак на буране и поеду налегке. Абсолютно чудесный выкат, на котором даже можно ехать дугами (только аккуратно – шириной этот выкат примерно с холодильник). Мостики, которые теперь есть через все ручьи, кочки, наледи там, где ручей пробился сквозь то, чем его отсыпали... В самом низу скорость основательно возрастает, катание просто чудесное.


Вывод

Все хорошо. Насчет падонкафф – были только те, кто бывает всегда. Никого лишнего. Да и наивно было ожидать, что народ поедет туда сразу и толпой: подъемника нет, в палатке ночью все равно минус, идти все равно в гору и тропить после снегопада, трасса все равно не подготовлена, бар есть, но на нем написано "ИБАР" большими буквами. Поводов для волнения нет.

Минимум до весны, до апреля точно, ситуация на Мамае не изменится. Зато теперь можно пить не только водку, но и пиво, и не только в кунге, но и в большой палатке. Заход занимает на час меньше, как и выход – это время можно с пользой потратить на катание. Можно на маршрутке заехать в пятницу вечером под самый подъем, положить рюкзаки на буран, и забежать пешком наверх. То есть в пятницу около 12 ночи уже спать на Мамае, а с утра на гору – это еще пара часов катания + никаких спасов и электричек, 9 часов полноценного сна в горах под звездами.


Информация
  • Завоз рюкзака на буране наверх или спуск его вниз – 100 руб. с носа
  • Заезд на буране самому – в данной версии не реализовано :)
  • Сутки жизни в большой палатке – 200 руб. с носа
  • Пиво – 35 руб. банка (Балтика 3, 7, Бочкарев светлое)
  • Водка и лапша – не спрашивал
Мамай взят в аренду на 25 лет питерской конторой, которая собирается летом начать строительство горнолыжки и гостиничного комплекса. К открытию сезона 2005-2006 обещают автостоянку, доставку наверх, жилье, трассу и кресельный подъемник. К концу процесса строительства обещают несколько очередей подъемников с общей пропускной способностью 5000 человек в день (где они их столько возьмут-то...).

Строить это все будут не Мамае, а на горе, которая ближе к Байкалу на том же берегу (как заходишь, когда уже видно Мамай, через распадок от него такой пупырь, мимо него проходит та часть тропы, которая по плоскотине наверху, минут за 20 до кунга). Кунг обещали законсервировать и оставить для потомков, не перекрашивая. Мясной пупырь, цирки Мамая, лесные кулуары останутся в том же состоянии даже после строительства трассы (если кто-нибудь на них ходить будет, конечно).

Цивилизация на Мамай дошла – это факт. Любители бэккантри во главе с Папаратцы могут уже приступать к поиску нецивилизованных мест. Я с удовольствием к ним присоединюсь, но тот факт, что на Мамае можно активно учиться внетрассовому катанию перед тем, как ехать совсем уж в попу, меня радует невероятно, и эта возможность у нас еще сохраницца достаточно долго.


Андрей Лесных (Galmir)
27 января 2005