в Иркутске 15:57, Окт. 17:t +10°C

Лыжи, ноги, снегоступы

"Для чего к кострам уходят люди?
Чтобы рядом не было чужих..."

1 мая. И вот, наконец, мы снова тащим тяжести заплечные куда подальше. Настроение самое радужное. Только что сплавили новичков на Тальцинский, да еще всякие встречные насмешили своим сарказмом: "А куда это вы на лыжах? Разве еще где-то снег есть?" Ха, можно подумать, где-то уже нет. Куда, куда... На рыбалку за грибами!

Река Осиновка
По правде говоря, лыжи были не у всех, а только у 8 человек из 16. Половина участников похода заупрямилась накануне – "что я, как дурак, с лыжами по городу таскаться буду!" И наш предводитель Аксель (он же президент ангарского Центра развития детско-юношеского туризма "Поиск" Александр Федоров), пожав плечами, сказал: "Можно идти на снегоступах". И даже рассказал, как их сделать. Берется мешок из-под муки или сахара и к нему по периметру привязываются палочки, а сверху прикручивается нога, она тоже стоит на поперечной палочке. Получается такая широкая короткая "лыжа", только она не катится, в ней надо переступать, широко расставляя ноги и высоко их задирая.

Сразу за дорогой начинается снег, и сразу – по колено. Было раннее утро, и мерзлый наст еще держал, поэтому снегоступщики пошли пешком. Тропили, естественно, лыжники.

Вскоре остановились на завтрак, а после него началось самое интересное. За это время значительно потеплело, снег подтаял... Буквально через 100 метров мытарств пешая половина остановилась обувать свои снегоступы. Лыжники мгновенно оторвались от них, хотя местность оказалась весьма пересеченной: кроме того, что мы пробирались через жуткие завалы и колючие елки, поминутно проваливаясь в снег по колено и выше (на лыжах!), так еще с завидным постоянством через каждые 5-10 минут попадался петлявший ручей с обрывистыми берегами высотой полтора-два метра. Причем ручей уже давно вскрылся и коварно блистал своими темными водами. Тем не менее, мысль снять лыжи при переходе ручья даже никому в голову не пришла. Так и корячились с переменным успехом, иногда падая.

Через 40 минут остановились ждать пешеступов. Прошло почти полтора часа и они появились. Пешком. Без снегоступов. Терпения и сноровки вышагивать подобно цаплям в ластах им хватило метров на 20. Потом они дружно плюнули, решили, что пешком оно все-таки приятнее. Ага! Обрадовались, косолапые! Шагали они как волки, след в след, что отнюдь не помогало им не проваливаться. Судя по тому, как глубоко они увязали в снегу, метра два тут еще оставалось. Вот и передвигались мы все первый день: 40 минут на лыжах – часовые ожидания тихоступов.

К обеду пошел снег. Через пару часов он усилился настолько, что пришлось разбивать лагерь на ночевку. Быстро пообедав (а может быть, поужинав), к 8 часам все залегли по палаткам. Снежные хлопья тем временем становились все крупнее. По мере их увеличения все отчетливее вырисовались наши перспективы: без лыж первоначальный маршрут (п.–Нефтехимик – озера Соболиные – п.–Тальцинский) за 5 дней мы не одолеем.

Кроме того, новички, которых мы утром сплавили на Тальцинский, наверняка все промокли. Каким-то непостижимым способом новички всегда методично уничтожают сухую одежду, обувь и спальники.

В общем, утром 2 мая мы отправились назад, спасать детей. Белого добра за ночь выпало так много, что рюкзаки превратились в огромные сугробы, искали их по памяти. Поиски КЛМН (кружка, ложка, миска, нож) были еще веселее.

Обратный путь с ювелирной точностью повторял вчерашний. Тихоступы с утра по новой намастерили себе снегоступы, правильно рассудив, что по свежевыпавшему снегу ходить намного сложнее, чем по насту. Опять же, не пройдя и 20 метров, бросили их с великой радостью и облегчением (как нам, лыжникам, показалось); опять мы на лыжах корячились на обрывистых склонах, заваленных деревьями, где и пешком-то не очень удобно; опять кувыркались на спусках в сугробах. Выбраться самостоятельно из сугроба, будучи одетым в лыжи – процесс долгий, увлекательный и требующий терпения и навыков циркового акробата. Как бы глубоко ни провалился лыжник, дотянуться до какой-либо твердой поверхности он все равно не сможет, лыжи обязательно запутаны где-нибудь в ветках или корнях (или в ногах, что еще интереснее), а рюкзак давит сверху всей своей тяжестью.

Несмотря на это, тихоступы все же значительно уступали лыжникам в скорости передвижения. Побродив по лесу часов 5-6 (если верить карте, всего 3 км!), вышли на дорогу. Чтобы попасть на Тальцинский, нужно было сначала дотопать до т/б "Снежная", что находилась в 7 км южнее по дороге. Нет ничего хуже в походе, чем тащиться по асфальтированной дороге. Никакие мокрые спальники, ветра и буреломы не сравнятся по моральной усталости с автодорогой. И мы застопили попутку. Веселый водитель ЗИЛа только восхищенно удивился, глядя на нас: "А откуда вы тут появились?" – "Из лесу, вестимо", – блеснули мы своей начитанностью.

Еще через пару часов ходьбы встречаем группу туристов, стоящую лагерем на Снежной. Они сообщают, что наши дети вышли еще утром. Можно не беспокоиться, они уже подъезжают к Ангарску. Встаем на ночевку так, чтобы утром можно было идти на лыжах (где снега на дороге уже достаточно).

Майский загар
3 мая день выдался теплый, солнечный. Лыжники довольные загорали в ожидании тихоступов. Вскоре начался подъем, как всегда, без тропы, через буреломы, мелкие обрывчики, кусты, елки. В это день эмпирическими способами было установлено, что даже в гору, даже через неудобья, даже с тяжелым рюкзаком и постоянно расстегивающимися креплениями, но все же на лыжах подниматься гораздо быстрее. Не спеша, к вечеру добрались до обзорной площадки. А ведь летом дошли бы за 2 часа...

Подъем наверх
Река Снежная
Здесь открываются потрясающие своей красотой пейзажи, завораживающие, зовущие вдаль. Не зря безбашенные бордисты и горнопляжники любят эти места. Да еще и лавину можно спустить... Красота! Здесь можно загорать на снегу, а потом в городе незатейливо хвастаться, мечтательно закатывая глаза "ах, как хорошо было на Кипре – море, солнце, воздух". Совсем необязательно говорить, что море – снега, а 15 минут спуска на лыжах стоят 3 часа подъема на ногах.

Карнизы и лавины
Прохождение лавиноопасного участка
4 мая встали поздно (в 8.00) и ввиду опасности схода лавин весь день провели в отдыхе, играх, песнях под гитару. Успели и позагорать и поиграть в снежки (мы загораем, нас обкидывают), и покататься на лыжах на соседнем безопасном склоне. Поздно вечером в лучах заходящего солнца отправились на восхождение. Лавиноопасные склоны, глубочайший снег, местами даже приходилось пробираться ползком – не потому, что опасно, а потому, что проваливаешься настолько, что приходиться откапывать ноги, что существенно замедляет передвижение. Через четыре часа карабканья мы были почти на вершине. Оставалось каких-то 50 метров по гребню, но там были огромные снежные надувы, могущие в любой момент обвалиться. Мы не стали рисковать, сфотографировались на память и покатились по своим следам вниз, притормаживая, где надо, альпенштоками. Не прошло и часа, а все были уже в лагере. Несмотря на несостоявшееся восхождение, все довольны. "Когда мы поднялись, а потом съехали на попах, сразу поднялось настроение" – сказал один из участников похода.

На фоне пика Тальцинского
Последний день, 5 мая, был не менее интересным (в основном, для лыжников): спускались мы вниз к подножью не по своей старой тропе, а напрямик. С утра пораньше солнце на склон еще не попало, и пешеступы были осчастливлены настом, который их держал. А мы по привычке поехали напрямик по лесу на лыжах – подобные вещи только в кино показывают. Хочешь – не хочешь, а научишься управлять лыжами (любыми, потому как были мы на самых разных: пластиковых, деревянных, горных, лесных). Дух захватывает, когда летят прямо на тебя елки, кустики, пеньки!

А дальше – знакомая торная тропа вдоль речки Снежной до электрички. Мы обязательно вновь приедем сюда, чтобы покататься на сноубордах, но это будет уже совсем другая история.


Юлия Спешилова
фото – Александр Суворкин
май 2004