в Иркутске 01:39, Дек. 18:t -11°C

Не взлетим, так поплаваем
(горная двойка 2002)

Памятуя всем известные строки "с песней весело шагать по просторам", мы рта не закрывали все 10 дней, что прыгали по валунам Восточного Саяна. А песни пели не простые, а про нас, про то, что "идем мы дружною толпою, но совсем не к водопою" и про горы, лучше которых сами знаете что (тоже горы), и про облака, и про небо, и реки, и дороги – как настоящий хор сибирских акынов. И как-то само собой получилось, что каждый день теперь неразрывно связан для нас с определенными строками, ставшими девизами дня. А сам поход получил название "не взлетим, так поплаваем" – взлетать мы собирались на перевалы, а плавать довелось из-за многочисленных дождей и ночью в палатке, и днем в мокрых зарослях, и в цирке под ливнем, ну и, конечно, в речках-ручейках, оступившись на броде. Было нас нынче 14 человек – опытные туристы-альпинисты и дети из ангарского Центра детско-молодежного туризма "Поиск".


Дороги трудны, но хуже без дорог

Всю дорогу от Ангарска до Аршана лил дождь то моросящий, то проливной. Временами он прекращался, но небо было безнадежно затянуто серыми мрачными тучами. О том, что Саяны все ближе, говорили лишь знакомые указатели вдоль дороги "Тибельти", "Тунка", "Аршан". Где-то далеко внутри радостно колотилось сердце – предвосхищая восторг и трепет перед священной красотой гор, предвкушая экстремальные ночевки, замирая в сладостном страхе перед предстоящим скальным лазаньем.

"Господи, зачем мне все это надо?! Сидела бы себе сейчас дома, у теплого цветного холодильника", – измученная, устало передвигаю ноги вверх по реке Толта, и тут же вспоминаю: "Быть в дороге – это только метод, быть усталым – это лишь цена". Пот застилает глаза, ноги уже не слушаются, хочется кушать. Хочется упасть в мягкий мох, сбросив рюкзак, и лежать, лежать, лежать... Но надо идти. Никто за меня мой путь не пройдет. Мне тяжело, я устала, болят плечи и шея. Но я здесь, потому что мне это нравится. Зачем мы здесь, никто из 14 человек не даст вразумительного ответа, но раз мы тащим свои рюкзаки по бездорожью, значит, нам это нравится. А посему – "Дороги трудны, но хуже без дорог".


Видели ночь, гуляли всю ночь до утра

Это был, наверное, самый запоминающийся день, поскольку длился он аж двое суток.

Долина р.Толта, перекус под перевалом Иванникова (1Б)
Несколько часов скитаний по реке, бесконечные камни, прижимы, которые приходится обходить по прибрежным густым зарослям, сухость во рту – не спасает даже близость воды, панамка, надетая вместе с зачерпнутой холодной водой на голову, высыхает почти мгновенно. Сегодня у нас первый из пяти предстоящих нам перевалов. Постепенно Толта становится мельче и уже, превращается во множество ручейков, весело журчащих под палящим июльским солнцем, выходим из зоны леса, еще немного – и мы в цирке, под перевалом. К счастью, солнце к этому времени затягивает серой пеленой, отчего подъем обещает быть, по крайней мере, не очень жарким. Перед подъемом вместо обеда обильный, питательный перекус: салат из арахиса, печенья, халвы, грецкого ореха, изюма, сухарей, кураги, бутерброды с колбасой, сыром и шпротами, сок, ириски и шоколад. Шоколада мы нынче в Саянах объелись так, что до сих пор даже видеть не можем. А все потому, что в прошлом году один паренек взял с собой внераскладочный шоколад (а по раскладке его на перекус – 3 дольки на каждого), так что получилось почти по пол-плитки на брата. И вот нынче каждый посчитал своим долгом взять какое-то количество шоколада, и в сумме вышло аж по целой шоколадке. Перекуса было так много, что за раз он съедался весьма редко, хватало и на перевале перекусить, и после спуска, и даже иногда на вечерний чай оставалось.

Подъем. Перевал Иванникова, очень крутой с самого начала, самый высокий (из наших пяти) и, по совместительству, самый тяжелый (потому что первый). Вгрызаемся в породу, точнее, в мох, а он отрывается, а под ним камни мокрые, холодные, скользкие, и скатываемся обратно: два шага вперед, один назад. Небо затянуто пеленой, но пить все равно хочется. Вода сейчас как топливо для ракеты – как заправишься, так и полетишь. Чем хороши Саяны – очень легко добыть воду, здесь она на каждом шагу, с гор стекают многочисленные ручьи, можно пить из лужи на камне, выжимать изо мха, слизывать капли с огромных листьев бадана, когда уж совсем невмоготу. Напившись, идем дальше, в смысле, ползем на 5 конечностях (пятая – лыжная палка, выполняющая роль альпенштока), Вот так проползешь немного, посмотришь наверх, и про отзывчивого Айболита, спешившего на помощь больным зверюшкам, вспоминаешь – "А горы все выше, а горы все круче, а горы уходят под самые тучи". Парадокс Зенона в действии! (Для непосвященных, вывод из парадокса – достигнуть намеченной цели невозможно, поскольку всегда остается какое-то расстояние, которое надо пройти). Тут же возникает желание остаться жить прямо на этом месте, неважно, что тут даже стоять негде, зато спать человек в любой позе может (доказано опытным путем). На первом перевале всегда так – не знаешь, чего хочешь больше – спать, есть или пить. Или того и другого. И побольше. И можно без масла.

Стенка в долине реки Зун-Хандагай
Последние метры почти вертикальной стены, но, к счастью, мха здесь уже нет, камни, все равно, что ступеньки. Последний рывок – все, мы сделали это, мы наверху!!! Оглядываемся назад – почти 6 часов изнурительного подъема и красота, какая же красотища кругом. Это не понять и не объяснить – залезть наверх только для того, чтобы посмотреть по сторонам. С трех сторон – с запада, севера и востока нас окружают Саянские горы, а на юге простирается Тункинская долина, за которой виднеется Хамар-Дабан.

Интересно, а что же по ту сторону хребта? Мама дорогая, а где спускаться?! Гигантский курумник – камни, везде камни, налево камни и направо камни, огромные валуны, многотонные плиты (да еще поди половина живые), и только далеко внизу поблескивает озерцо, из него вытекает какая-то речушка, и вдоль нее обнадеживающе зеленеет травка. Ну ладно, где наша не пропадала, камни так камни. Но спуститься – это полдела, надо еще до зоны леса дойти, кстати, кто-нибудь видит деревья? Да-да, я тоже вижу, вон там, за отрогом, где течет Зун-Хандагай, но это почти что в другой жизни. А скоро уж темнеть начнет...

Второй час ползаем в сумерках по курумнику. Время куриной слепоты, когда то, что видишь, настолько искажено, что лучше уж не видеть совсем. Верно оценить расстояние совершенно невозможно. Но вскоре стемнело окончательно, и вот здесь уж началось полное веселье. Луны нет, темень кромешная, ничего не видно, а потому ни капельки не страшно – просто сползаешь наощупь куда-то вниз (все обрывы мы обошли стороной, когда еще светло было), иногда и падаешь, конечно, кувыркаешься, но любимый куль за спиной в который уже раз спасает от переломов. Адреналин прет изо всех щелей – еще бы, перекус был 8 часов назад, питаемся острыми ощущениями.

Вода в озере вкусная и холодная, набрали во фляжку, да и забыли, так и лежит она справа от камня, будете мимо проходить – возьмите себе, нам не жалко, у нас еще есть. До зоны леса шли на слух – вдоль речки, что течет из озера, и впадает в Зун-Хандагай. Долго шли. Часа три. На автопилоте. Это когда думаешь не головным мозгом, а спинным. Людей с фонариками равномерно распределили по цепочке, но, честно говоря, толку от фонариков мало, с ними страшно (потому что пытается включиться головной мозг), да и светят они как-то все не так и не туда. Проваливались в межкамья, просто падали, спотыкались – и каждый раз выручал рюкзак, он ловко и проворно просачивался между человеком и камнем, и смягчал все удары, памятник ему надо поставить!

Полпятого. Занимается заря. А у нас ужин. 18 часов ходу. Устали как ... Нет, собаки так не устают. Но настроение у всех праздничное – завтра дневка, отдыхаем.


По долинам и по взгорьям

Перевал Удачный (1Б) со стороны Зун-Хандагая
Утро началось рано – в 4 часа. Отныне мы вставали затемно, чтобы на очередную ночевку приходить засветло. Снова речка, снова камни. Но сегодня мы уже любим камни, потому что курумник для нас как асфальтированная дорожка через непересыхающую лужу у подъезда. Цирк в верховьях Зун-Хандагая – альпийский луг с горными маленькими разноцветьями и травами, взбираешься на холм, за ним еще один, а там еще и еще, хотя казалось бы, наш второй перевал – Удачный – совсем рядом, но нет.

Вид с перевала Удачный на реку Крутая
Весело светило ясное солнышко, и нам шагалось тоже весело. Удачный не зря получил свое название – взлетели на него за полтора часа. Удача не покидала нас и на спуске, который проходил по узкому, скалистому, с осыпями, кулуару (метра 2 в ширину). Солнце в него не попадало, а потому там было холодно, и снег местами лежал. Кое-где на сбросах навешивали веревки. Несколько рюкзаков упали с обрыва и, подгоняя один другой, кувыркались вниз по камням долго-долго. Мы, кто с ужасом (хозяева рюкзаков), кто с восторгом (остальные), наблюдали затейливые траектории их полета. "Кули" – великое изобретение человечества – почти не пострадали. Не повезло тем, кто нес майонез, кетчуп и тому подобные банки-склянки, все это раздавилось и растеклось по рюкзаку; да еще клапаны пооткрывались и множество мелочей рассыпалось по склону. Около часа среди камней раздавались оптимистичные возгласы типа "Кто-нибудь видит мою ложку?", "У меня все ботинки в кетчупе!", "Борщ будем есть без майонеза!".

К вечеру пошел моросящий дождик, и если до этого кто-то еще выбирал на какой камень наступить (а выбор был огромен: сухие, мокрые, нормальные, живые, камни со мхом, красные пупырчатые, белые гладкие), то теперь все камни стали просто скользкими и живыми, идти стало значительно легче – какая разница на каком камне падать? Вот так, постепенно становились мы фанатами каменных дорог.


Подождем – под дождем

Перевал СОАНский
Перевал СОАНский. Дождь начался во время завтрака, и к концу сборов превратился в ливень. Чтобы не замерзнуть, пошли быстро-быстро, и вскоре добрались до цирка. Но вершины хребтов окутывал густой туман, натянули тент в ожидании, когда откроется перевал.

И вот он открылся. То, что мы увидели, озадачило нас не меньше, чем всех Иванушек из русских сказок, вместе взятых: на перевал вело три кулуара. Точнее, только один из трех вел на перевал, остальные так, для отвода глаз. Выбрали среднюю тропу. Кто же знал, что там мы найдем табличку "Посторонним вход воспрещен". Но мы не испугались (скрещенных костей и черепа на табличке не значилось), отважно продолжили восхождение. На самом верху тропа опять растраивалась, в смысле, растроялась. По левой можно подняться без веревки, но как гласит теория гениального Эйнштейна, легкий путь не всегда самый правильный. Да и ладно, сделали с веревкой траверс по гребню – зато обвязки не зря брали. Спустились без приключений – дождь перестал идти еще на подъеме, курумник с каждым шагом становился все роднее и, выглядывая путь вперед, мы радовались, видя бесконечные камни.


Ах баня, баня, баня, малиновый ты жар

Не знаю, кто сказал, что в бане жарко, но он точно с нами не ходил. Потому что в нашей бане на дневке стоял такой жар, что пар шел изо всех щелей. А щелей было много – баню соорудили на берегу крошечного озерца из подручных средств – кусочков полиэтилена, которыми укрывали рюкзаки во время дождливых переходов. В общем, едва не замерзли. Зато после бани мы ели оладушки с медом, вареньем и сгущенкой, заботливо нажаренные дежурными во время протапливания. Правда, оладушек могло бы быть раза в два больше, если бы дежурные не разбрасывали щедро тесто по всему костру мимо сковородки.


Ветер в харю, а я шпарю

Перевал Горных Туристов (1А) со стороны р.Толта
А этот день был таким насыщенным, что завоевал аж три песни. Ночью прошел прямо-таки ураганный ветер с ливнем, тент сорвало, все вещи разбросало по округе, рюкзаки намокли, и стали неподъемными. Дикий встречный ветер ожидал нас на подъеме на перевал Горных туристов II, да к тому же камни были очень мелкими и в траве малозаметными, что нас весьма огорчало. Сие обстоятельство породило вполне закономерный интерес поскорее заглянуть по ту сторону хребта. Склон порадовал – сыпуха, это почти что лифт – прыгаешь двумя ногами и катишься на альпенштоке, попутно спуская небольшие булыжники и ловя спущенные кем-нибудь сверху. Но ветер был таким сильным, что приходилось придерживаться за скалы, чтобы обратно наверх не закинуло. Когда спустились чуть ниже, где ветер позволял открыть глаза, увидели красивейшее овальное озеро с идеально ровными берегами и вытекающей из него речкой. А вот куда это все девалось, было непонятно: в долине стоял туман. Многозначительно переглядываясь, мы запели "что же там за туманами, серыми, пьяными..." и энергично побежали вдоль речки Ихэ-Гол – правого притока Китоя, увидеть который мечтали уже сегодня вечером. Вообще-то на карте тут показана тропа и, действительно, вначале так и было, но по мере загустевания леса, тропа стала исчезать, а может, это хозяин тайги забавлялся. Да еще туман перешел в дождь. Ломились напрямик, ориентируясь по звуку воды, через заросли и буреломы, цепляясь за ветки, падая в мягкий мох, отчего настроение наше только поднималось. Итогом стала песенка, которая перешла и в следующий день:


А у реки, а у реки, а у реки гуляют девки, гуляют пацаны

Вчера мы не дошли до Китоя каких-то 2-3 км. В устье Ихэ-Гол встретили первого человека. Он был на другой стороне реки, и из-за шума воды поговорить с ним не удалось. Китой там, в Саянах и Китой тут, в Ангарске, – две совершенно разные реки. Пересказать невозможно, это надо прочувствовать. Река после дождей была быстрой, полноводной, а цвет – сказочного желто-зеленого оттенка. Пройдя немного вниз по Китою, вышли на следующий его приток – Федюшкину речку. Встретили группу из Екатеринбурга, ребята в болотных сапогах шли на Шумак, и карта у них была какая-то странная, с интернета скачанная. Мы пожелали им счастливого пути, и сделали на ближайшей полянке полудневку. Пользуясь солнцем, развешали по всему лесу свои мокрые спальники, куртки, ботинки, палатки.


Гони, Валентина, гони

По Федюшке идет широченная тропа, а потому мы, вдоволь наевшись прелестей бездорожья, неслись вверх, к последнему, Аршанскому, перевалу. Чувствовалось приближение цивилизации – все чаще встречали людей.

После четырех предыдущих перевалов (и в особенности вспоминая Иванникова), Аршанский смотрелся как обыкновенная горка на обрывах в пойме Китоя (здесь, в Ангарске). Цирк и склоны гор устланы травой, но на перевальной тропе множество камней. Видимо, благодаря этому, а, может, потому что хотелось поскорее увидеть знакомые места, на перевал взлетели в рекордно короткие сроки – за 36 минут! Оглашая округу улюлюканьем, за 2 с половиной минуты убежали вниз. Большинство из нас уже было в этих местах, чувствовали себя здесь как дома. Тропинка, бурелом, речка, тропинка, речка – вот и стрелка Кынгырги. Отсюда три часа ходу до Аршана. Ясный солнечный день быстро сменяется ливнем, но мы успеваем спрятать вещи под тент.


Ничего на свете лучше нету, чем бродить друзьям по белу свету

Знакомые места, знакомые тропы, отличная солнечная погода. Но как это часто бывает в горах, все резко меняется. За очередным поворотом сгоревшая тайга, старые тропы завалены горелым буреломом – черное безмолвие. Становится больно и обидно за чью-то безалаберность и безответственность. Словно сопереживая вместе с нами, и желая нас приободрить, вдруг начинается ливень. Спускаясь с последней горки, все перемазались, падая на скользкой глине – это нас развеселило, ведь сейчас нам ехать в рейсовом автобусе с нормально одетыми пассажирами. То-то они обрадуются!

Грустно, что наше такое веселое, мокрое и впечатляющее путешествие уже закончилось, но лето не за горами, будет новый поход, не менее интересный, всех желающих присоединиться – милости просим! Мы ждем вас в Центре "Поиск" по адресу: г.Ангарск, 106 кв-л, дом 10.


Юлия Спешилова
фото автора
лето 2002