в Иркутске 19:32, Дек. 11:t -23°C

Экспедиция 2001

Большие Коты
Июль 2001 г. Листвянка. Солнце. Из остановившегося "Икаруса" на берег высыпает шумная веселая стайка подростков, рядом с ними быстро вырастает куча рюкзаков. Третья научно-практическая экспедиция ангарских туристов из Центра детско-молодежного туризма "Поиск", экологов 17 школы и клуба "Касатка" началась. На этот раз им предстоит пройти путь Листвянка – Большие Коты – Большое Голоустное – Бухта Песчаная и обратно в Большое Голоустное. Маршрут весьма живописный и, как оказалось впоследствии, все-таки разнообразный. Первоначально (как и две предыдущие экспедиции) планировали пройти по Саянам: от Аршана вниз по Китою до Тальян, преодолев по пути пять перевалов и множество переправ.

Весь год основательно готовились – начиная от легкой атлетики и заканчивая скальной подготовкой – по лесенкам бегали, прыгали, отжимались, пресс качали, бегали по 5 км, приседали, скакали, тянули переправу, лазили по водонапорной башне плюс тренировочные походы на 3-5 дней.

Никем не ожидаемое наводнение спутало все карты. Узнав о смене маршрута, ребята вначале приуныли – вместо горной "двойки" пешая "единичка", но вскоре утешились мыслью – зато в Байкале накупаемся! Итак, 30 человек во главе с идейным руководителем подрастающих непосед Александром Федоровым (он же Аксель), осмотрев для разминки достопримечательности Листвянки и пообедав, отправились за новыми впечатлениями.

В первый же вечер встретили немца, который в ответ на наши вопросы на чистом английском поведал нам на ломаном русском, что Байкал очень похож на американское озеро в штате Мичиган. Мы вежливо улыбались, а про себя думали: "Все равно Байкал – самая красивая лужа на свете!" Потом мы почти каждый день встречали разных немцев и всем по-английски кричали "привет!" и привычно отвечали на вопросы "вы-кто-куда-откуда?".

Хотя шагали мы по 10-12 часов в день, особенно не уставали (да здравствуют изнурительные тренировки!), за исключением двух дней – второго и седьмого. Второй день был труден физически – еще полные рюкзаки, втягивание. Тропинка шла вдоль берега, над обрывом и каждый шаг мог оказаться последним в жизни. Мы уже двигались на автопилоте, устав даже бояться падения, по инерции переставляя ноги, когда Аксель, наконец, скомандовал: "Обед!" Тем не менее, через два часа достигнув Больших Котов, нашли в себе силы посетить музей Байкала и лабораторию, где воочию увидели, как проводится анализ озерной воды. Еще час ходьбы и долгожданное: "Все! Ставим палатки". Пределом мечтаний в данный момент были рюкзаки на ножках, потому что донести последние 100 метров до стоянки их было практически невозможно, многие просто волокли их по траве. Радовала мысль, что завтра – днёвка, никуда не пойдем, будем залечивать первые мозоли, а недостатка в них не ощущалось.

Сенная падь со Скрипера
На днёвке вспомнили, что экспедиция у нас ко всем прочим тяготам еще и научная, и занялись научно-исследовательскими работами. У каждого из ребят была своя тема: изучали птичек-кузнечиков-бабочек-жучков-паучков, брали пробы воды, собирали растения, и даже палатки и проживающих в них считали – для исследования влияния людей на дикую природу. А еще были среди нас и психологи, которые изучали наше эмоциональное состояние, отношения друг с другом. Стоит только присесть на привале, как глядь – перед носом листок с цветными квадратиками – а ну-ка, выбери, какой тебе нравится! И мы послушно выбирали – синий, желтый, красный, кому-то даже черный нравился.

В районе мыса Кадильный
Переход из Котов в Голоустное был, наверное, самым длинным, но в тоже время, этот участок оказался самым хоженым, мы бойко бежали по тропе, радуясь пасмурному небу – для ходьбы лучше не придумаешь – ни холодно, ни жарко. В егерском поселении на мысе Кадильном, что почти посередине между Котами и Голоустным, нас с пристрастием допросили, кто мы такие, куда путь держим, и где ночевку планируем. Сия недружелюбность объяснялась ретивым желанием егерей оградить территорию Прибайкальского национального парка от всякого рода посягательств существ разумных. Заверения Акселя, что ночевать мы будем за пределами парка, восприняли скептически. Окинув взглядом девчонок (некоторые были едва выше своих рюкзаков), дяденька с ружьем изрек: "Вы не дойдете". Аксель засмеялся в ответ: "Эти мамонты еще не столько пройдут". Сердце лесника смягчилось, и он пожелал нам попутного ветра. Но видимо, где-то мы нагрешили, и последние два часа мы шли под проливным дождем, пробираясь сквозь мокрые кусты и перешагивая через неведомо откуда взявшиеся конские кучи.

В Большом Голоустном как раз в это же время располагался областной скаутский лагерь "Странник". В целях общения остановились здесь на еще одну дневку. Помылись в душе, снова лечили мозоли, переиграли во все известные игры с мячом, а вечером даже была дискотека. В кроссовках, на траве под звездным небом – необычно и так романтично!

А наутро, когда все еще спали, мы отправились дальше. Повернувшись к Байкалу спиной, мы пошли еще ни кем не пройденным маршрутом. Всех буквально распирало от гордости – здесь сотни лет не ступала нога человека! Каждый считал себя первопроходцем, и это было правильно! Мы двигались гуськом друг за другом, стараясь не ломать веток и лишний раз не топтать растения, – и лес благодарно дарил нам ягоды, шишки, грибы, травы. Весело щебетали пташки, светило яркое солнышко, а по небу мчались без оглядки белогривые лошадки. Благодать! Перевалив пару хребтов, мы снова оказались на берегу Байкала. Сверившись с картой, мы были приятно удивлены: оказалось, мы спустились не в тот распадок, и назавтра нам придется пройти на десяток километров больше. Еще никто не знал, что ожидает нас завтра.

А на следующий день – он был седьмым, мы снова шли по тропе вдоль речки Еловка (это не та, что в нашу "водохранку" втекает, на Байкале своя Еловка есть). Тут надо сказать слова благодарности неформальному эколого-культурному объединению "Коряга" из Москвы, которое в 1990-1991 годах обустроило тропу от Большого Голоустного до бухты Песчаной. Через каждые 8-10 км были поставлены шалаши, таборы, указатели – все из дерева, без единого гвоздя. Но с тех пор, видимо, по ней мало кто ходил, тропа была буквально завалена упавшими деревьями, вследствие чего передвигались мы с черепашьей скоростью. Устали жутко!

Восьмой день был самым веселым – мы наконец-то искупались. Да еще как! Нам надоело бродить по горам, и мы пошли берегом. Прижимы были слишком круты – пришлось обходить скалы вброд. Сначала броды были по колено, затем по пояс, а последний брод преодолевали вплавь с рюкзаками! Пожалуй, это был самый запоминающийся день всей экспедиции.

Последние три дня отдыхали на мысе у Бакланьего камня – купались и загорали, прыгали со скал, ходили на экскурсию в бухту Песчаную, фотографировали. Случайно забрели на турбазу для иностранцев, но не растерялись, посетили цивильный туалет, а кое-кто даже умудрился там душ принять.

В Большое Голоустное вернулись "стопом" на катере МЧС.

Еще долго нам будут сниться эти тропы, звезды, песни у костра. А мы уже готовимся к следующей экспедиции. Хотите присоединиться? Приходите в клуб "Поиск": г. Ангарск, 106 кв-л, дом 10 (бывшее кафе "Погребок").


Юлия Спешилова
фото – Алёна Сапегина
июль 2001