в Иркутске 16:31, Дек. 12:t -13°C

Неизвестная Монголия – 2002

Почему мы поехали именно в Монголию?

Почему мы поехали именно в Монголию?

Почему мы поехали именно в Монголию?

Во-первых, стыдно жить всю жизнь рядом и не посмотреть.

Во-вторых, на самом деле хотелось в Китай. Но нас напугали, что в июле в Китае очень жарко (а мы наметили маршрут до границы с Вьетнамом, т.е. до экватора) и что там нет нормальных гостиниц (то есть хостелов и гестхаузов за 3-4 бакса), а большие гостиницы дороги и забиты летом под завязку. Второй пункт оказался туфтой, но мы не жалеем.

В-третьих, в интернете все, что писали про Монголию, было страшно интересным и совершенно не вязалось с мнением старшего поколения, начинавшего с классического "курица не птица" и заканчивавшего перечислением всех мыслимых и немыслимых болезней, которыми болеют никогда не моющиеся монголы. Болезней, в самом деле, хватает, а монголы на самом деле моются, правда, украдкой.

В-четвертых, разведка. Наша застарелая байдарочная болезнь сильно оживилась после чтения рассказов про Хубсугул. Однако переться вот так сразу с байдой и через границу показалось неинтересным – оказывалась непосмотренной целая страна. Поэтому решили сделать предварительную пешую разведку.

Ну и в-последних, деньги. Весь месячный круиз по Монголии, с жизнью в гестхаузах, дорогостоящими экскурсиями, питанием в ресторанах и с дорогой от Иркутска и до Иркутска, вписался ровно в $400 на нос. Не много, но и не мало. Прошлогодняя Болгария обошлась в $650 с дорогой.

Заметки писались по мене формирования впечатлений и мнений, поэтому возможна небольшая логическая путаница. Все цены даны в долларах. Названия даны или по-монгольски, или с английских карт.

Поезд "Иркутск – Наушки". К нему цепляется прицепной вагон до Улан-Батора. Международный купейный вагон, хотя и дороговат ($50 на нос), по российским меркам очень неплох. В вагоне примерно поровну монголов, русских и англоговорящих буржуев. Последние всю дорогу пьют водку с пивом и заглядывают в наше купе, где целых три девушки.

Дорого довольно скучная. Самое интересное – Байкал – проезжается ночью. За Улан-Удэ начинаются степи, унылые и однообразные. На верхушках невысоких сопок – белые буддистские ступки.

Утром поезд долго тащился вдоль берега Гусиного озера. Местность забавная – из окна поезда – но отдыхать на Гусином плохо. Дров нет, много деревень, болотистые берега. Очевидно, хорошая рыбалка, судя по количеству рыбаков. А может, им просто делать нечего.

После Гусиного дорога идет вдоль Селенги. Мы сразу прикидываем, как оно сплавляться по ней (один из наших первоначальных планов). На Селенге много мелей, берега пологие, вода грязно-желтая. Нет, наверное, сплавляться было бы скучновато.

Пограничный поселок Наушки на границе с Монголией. Жарко. Очень много мух, которые к тому же сильно кусаются. Сам поселок производит грустное впечатление: куча деревянных домишек, единственная достопримечательность – памятник погибшим во 2-ю мировую. Где-то рядом – воинская часть, ее присутствие чувствуется везде: заборы из покрытия для взлетных полос, сено, закрытое маскировочной сетью, заборные столбы из вентиляционных блоков, военная одежда на сельчанах... Вдоль железной дороги стоят танки – новые, с открытыми люками. Людей не видно. Что, зачем – непонятно.

До Кяхты от Наушек – 30 км. Ходят маршрутки от автовокзала. Поезд стоит в Наушках 4 часа до таможенной проверки, которая длится еще часа два. При желании можно съездить. Кяхта – старинный русский пограничный город, в нем есть что посмотреть. Но мы не поехали.

Стояние в Наушках достает. К тому же нигде нет воды, и туалеты в поезде закрыты. Приходится мыть руки минералкой.

Таможня и пограничники не зверствуют ни с нашей, ни с монгольской стороны. У нас даже не досматривали толком вещи, только пощупали насчет ножей – все не верили, что русские туристы едут с рюкзаками и без ножей. А вот соседу-итальянцу, не знавшему ни слова ни на одном нормальном языке, кроме родного, пришлось очень туго. Правда, все равно пропустили.

Пограничникам скучно, поэтому с ними лучше не шутить и не прикалываться. Просто забавы ради могут перевернуть все купе.

После перехода границы поезд останавливается ненадолго на монгольской стороне и потом идет до Сухэ-Батора, где проходит монгольский таможенный контроль. Монголы меньше пристают по пустякам, но более формальны – тщательно проверяют документы, сверяют фотографии с натурой и т.д.

В Сухэ-Баторе по вагонам бегают менялы (курс 35 рублей за 1000 тугриков). Менять можно смело, с бабками в Монголии не кидают. Можно пройтись по магазинам, хотя цены высоковаты. В магазинах выбор невелик – корейское пиво, монгольская газировка, русские товары. Кстати, монгольский "Спрайт" не в пример вкуснее фирменного, хотя и выглядит очень скромно. Продавцы хорошо понимают русский – все-таки граница.

Огромное количество детей-попрошаек. Такого мы потом не видели во всей Монголии. Бегают толпами, хватают за руки, за ноги, стучат в стекла вагонов палками. Но давать ничего нельзя – тут же набежит толпа вдесятеро больше.

Сам Сухэ-Батор – маленький пыльный городок, частью чисто совковый, в центре - с ярко выраженной национальной архитектурой.


Дмитрий Таевский
лето 2002
babr.ru
  cледующая глава >>>