в Иркутске 19:15, Окт. 18:t +7°C

Этап Кубка Мира 2004 по гонкам на собачьих упряжках

(впечатления участника)

Роман Чубаков (слева) и Олег Тюрюмин (справа)
Информация, о том, что в марте 2004 года на территории России впервые пройдет Этап Кубка Мира по гонкам на собачьих упряжках, была у нас давно, но то, что нам удастся принять участие в данных гонках, верилось слабо.

Суматоха началась, когда группа компаний "Руян" сообщила о готовности финансировать участие нашей команды. Времени на подготовку выезда оставалось очень мало, очень помогли консультациями и письмами в авиакомпанию "Дальавиа" организаторы соревнований с Камчатки, имеющие большой опыт перевозки собак.

И вот мы в аэропорту Иркутска. Нас уже ждал представитель компании "Дальавиа", но больше всех нас ждали алчные грузчики – кроме значительной суммы за перегруз, пришлось доплатить им за правильную расстановку клеток (клетки не должны стоять близко друг к другу, также необходимо учесть то, чтобы сверху не упал тяжелый багаж).

В Хабаровске нам предстояло переночевать. Нас встретили радостные грузчики и ребята из киокушинкай, помогли разместить наших собак и нас. На следующий день нас также дружно проводили (особенно грузчики, а самолет, естественно, задержали), но перед этим мы заплатили невозможную сумму за перегруз – 22 000 рублей (кассирша уперлась "клетки – это неотъемлемая часть собаки" – вот только какой, когда в клетке две собаки).

Через три часа мы прилетели в Петропавловск-Камчатский. В аэропорту нас встретил пронизывающий ветер и водитель Дима, который увез нас на базу питомника ездовых собак "Белый Клык". Нам выделили комнату, собакам сено для подстилки, а главное, накормили и напоили горячим чаем. Кроме нас на базе были французы Магали и Жак Филипп, американец Роберт Вали, Виктор Мертке из Владивостока, кореец Кен Янг Хур и с ним еще шесть человек (представитель, оператор...). Оператор снимал всё и всех, как потом оказалось, это туристическая компания в рекламных целях снимала фильм с участием своего гонщика (вот уж кому на дистанции досталось больше всех)... Местные каюры приехали непосредственно перед стартом. Вечером я встретился с лучшим гонщиком России и бывшим хозяином наших собак Сергеем Панюхиным – встреча была довольно сухая, он придирчиво осмотрел своих-наших собак и ничего не сказал, хотя было видно, что остался доволен внешним видом.

На следующий день, после завтрака я проехал тренировочную двадцатку, дорога накатанная, собаки шли легко, солнце ласково освещало дымящийся Авачинский вулкан, в общем, ничто не предвещало...

Вечером состоялось собрание каюров и судейской бригады. Нас представили маршалу гонки (главному судье) Моник Бене (Франция), познакомили с секретарями, хронометристами и ветеринарами (на протяжении всей гонки это были самые близкие люди, которые нас встречали и провожали как родных). Еще раз прошлись по положению соревнований, Моник придирчиво переспрашивала – все ли поняли? – голова чуть не оторвалась. Выдали стартовый лист, номер и пригласили на банкет!

Стартовый день прошел в собачьих хлопотах. Осмотрели потяг, шлейки, необходимый груз (запас пищи на собак, на себя, топорик, нож, аптечку, запасные шлейки, тапочки для собак, запасные цепи, спички). Пришил рекламные флажки к нартам (чтобы не тратить деньги за перегруз, нарты решили взять на Камчатке). С обеда начали перевозить собак на стартовую площадку.

И вот мы на предстартовом месте. Я впервые увидел настоящих аборигенных собак?!. Одна упряжка полностью состояла из кавказоидов (огроменные собачищи, злобные и рычащие – лишь бы не догнали). Народу было море – по предварительным подсчетам 5000 человек, после старта гаишники "разруливали" больше 3 часов. Старт назначен на 20:00, мой старт в 20:12. Постепенно "народный шум" перерастает в рокот, напряжение нарастает с каждой секундой. И вот первая упряжка ушла под рев, гуденье, треск, крики, улюлюкание. Что-то заставило меня посмотреть на своих собак, и я увидел... Ночка съела потяг, и лидеры носятся отдельно от упряжки... За 4 минуты до старта мы успели как-то завязать узел (и этот "как-то" узел прошел всю дистанцию). Ромич (он же помощник Роман Чубаков) помог выйти на стартовую линию, еще три человека из судейской бригады помогали удерживать нарты – собаки подпрыгивали, остервенело дергали потяг, и их уже ничто не остановит. Я слышал, как зрители кричали: "Иркутск-Чемпион, давай, мы за тебя болеем..." – было приятно, но постоянная мысль о собаках которым предстоит пройти 70 километров по незнакомой местности, давила предстартовую лихорадку.

Народный рев меня провожал около 600 метров, и тишина с тьмой постепенно поглотили нас. Шелест полозьев, дружное дыхание упряжки, светоотражатели на маяках, указывающих дорогу, сопровождали меня. Через час я догнал 6 номер (Геннадия Зиброва – П-Камчатский) хотел за ним пристроиться, но он меня пропустил, и мне пришлось идти опять одному. Дорога постепенно уходила все выше и выше, собаки перешли на шаг, приходилось помогать на подъемах и останавливаться через каждые 30 минут, давая собакам отдохнуть. Примерно еще через час, коренной, Зенит ослабил потяг, а еще через некоторое время вообще лег. Пришлось посадить его в нарты и идти на семи собаках, постоянно помогая собакам на крутых подъемах.

На одном из подъемов Гена меня догнал и ушел вперед. Все мое внимание было обращено на собак, я не ощущал ни подъемов, ни спусков – мы просто шли, шли и шли. Неожиданно я услышал запах тепла, вкусной еды и ослепительный финишный створ наехал на меня. Я прошел первый этап, как впоследствии оказалось, самый тяжелый этап гонки для меня.

Нас окружили судьи, ветеринары, я отвечал на вопросы..., поставил собак на отведенное место... Ромич занялся кормлением, а ветеринары – Зенитом. Поставили диагноз – стресс после перелета. Дали успокоительное, сердечные уколы – сказали, что придут утром и решат – выпускать собаку на старт или нет. Мое время на этом этапе было 5:29:24. Последний участник пришел через 3 часа – заблудился на перекрестках. Во время ужина сообщили, что старт отодвигается на один час. В 9 утра на собрании судьи успокоили, что второй этап всего 48 километров и по сложности еще круче, чем первый. Перетащили упряжки по висячему мосту через горную речку, и вышли на старт. Ветеринары послушали Зенита и разрешили поставить в упряжку.

Первые тридцать километров постепенно поднимались вверх. Я тащился за Геной Зибровым, сохраняя силы у собак. В конце концов, нас догнали коряки. Я пропустил коряков вперед, полагая, что у них скорость выше, чем у Гены. Через полчаса я пришел к выводу, что я просто дергаю собак (лучше равномерное движение, чем скоростные ускорения). Попросил у Анатолия Левковского лыжню и больше корякских собак не боялся. Анатолий – единственный каюр, который ехал на национальных нартах, сделанных самостоятельно из дерева. Нарты смотрятся внушительно, с широкими полозьями. Он управляет собаками сидя, а тормозом служит небольшая пешня.

У подножия вулкана трасса резко пошла вверх и затяжным пятикилометровым подъемом вымотала и собак, и меня. Во время отдыха на трассе я еще был способен восхищаться красотой камчатских вулканов. Белоснежная вершина понемногу приближалась. Когда до верха было рукой подать, трасса еще круче взмылась вверх, метров на триста. Здесь я догнал Сергея Фролова – лидер упряжки повредил лапу, и собаки встали. С перевала мы с собаками свалились на одном дыхании. За финишной чертой нас ждал обед, горячий источник и отдых на целых 12 часов. Собаки чувствовали себя нормально, и конечно, это обстоятельство вселяло уверенность. Ромич уже постелил собакам сена и начал поить теплой водой (бульон на вареной рыбе). Мое время на этом этапе было 4:39:51 и я перешел на шестую строчку в общем зачете.

После обеда можно было расслабиться в горячих источниках. Три источника. Первый горячий, но терпимый, второй попрохладнее, а третья лужа совсем ласковая. У каждого источника построены раздевалки: северные двери для мужчин, южные – для женщин. Жалко, что врачи не советовали долго купаться.

Утром нас ждала 25 километровая дистанция. Маршал разрешила оставить 1-2 собак, и я оставил Ночку отдохнуть. Трасса проскочила незаметно, и время составило 1:32:50.

Следующий этап на 68 километров был назначен на 19:00. Слабым утешением перед этой дистанцией было то, что мы спускались. Через два часа второго лидера пришлось посадить в нарты, начавшаяся пурга заметала след. Я шел совсем один, чаще стали попадаться открытые места с заметенным следом, но мой лидер – Звонок по запаху определял путь. Собаки пошли темпом, по которому я понял, что общая усталость накапливается с математической прогрессией. Больше времени давал им отдохнуть, разговаривал с каждым псом, ругал Зорро – работал не в полную силу, подбадривал собак и больше себя. Решил переставить Зорро в середину и правильно сделал – пес заработал лучше. К лидеру поставил американку Аврору – эту собаку Сергей Панюхин купил в США для получения потомства, но надежды не оправдались, и через три года эта собака появилась в Сибири. Видимо, байкальский климат подействовал на нее, и через год у Авроры родилось шесть щенков.

Эти долгие-долгие 68 километров мы прошли медленнее первых 72-х километров – за 5:30:45. Бригада ветеринаров накинулась на собак, всех прослушали, промазали всем лапы. Джаза я решил на последние два этапа не ставить. Собакам постелили, накормили, еще раз напоили теплым бульоном. Непрекращающийся ветер сдувал с собак сено. Пришлось выкопать каждой собаке лунку, и поскакали – пить, пить, пить! Я сохраняю пятую позицию (но тогда об этом не думал). Моя задача дойти без потерь (Джаза я не потерял, а принял решение сам – собаке седьмой год).

Утром, завывающая метель вела нас по всей дистанции. Сорок шесть километров не казались такими изматывающими, собаки шли своим темпом, а я их не подгонял. Сергей Панюхин на 4 этапе оставил еще одного пса и через полчаса я догнал его. Почти всю дистанцию мы шли вместе. На одной из остановок я пропустил Сергея вперед, давая собакам отдохнуть – нас впереди ждали последние 22 километра. Время этого этапа – 2:41:31. Осмотр собак показал, что лапы воспалены практически у всех. Какая трасса ждет нас, я еще не знал, но я знал твердо, все подъемы я буду бежать рядом.

Шесть часов отдыха пролетели незаметно. В 19:00 старт первой упряжки. Собаки неохотно подходят к стартовому створу. Аврора постоянно оглядывается и смотрит на меня. Буквально в последний момент я меняю ее местами с Ночкой.

Я стартую пятым. Из-за глубокого снега собаки сбавили темп на втором километре. Даже по прямой мне приходилось помогать (толкаться переменно ногами). Вот показался Сергей Панюхин, при обгоне помог моим собакам обойти свою упряжку, приговаривая: "Давайте ребята, давайте!" (в этом случае я бы тоже гордился своими собаками). На подъемах мне не хватало воздуха, ноженки подкашивались от усталости, но я знал, что это последние километры. Подъем не кончался, а я не мог позволить собакам тащить еще и себя, и сил больше нет... Поймал себя на мысли, что собаки пошли быстрее – это спуск к финишу. Меня уже ведут по рации. На стадионе объявили, что идет 7 номер. На финише от рева бушующих зрителей, Звонок опешил и сбавил темп, но это было уже не существенно – МЫ ДОШЛИ!!!


Олег Тюрюмин
Байкальский Центр Ездового Спорта
14 апреля 2004