в Иркутске 14:16, Окт. 23:t +12°C

Порог "Мангутайский"

К обеду туман рассеялся, и видимость на реке полностью восстановилась. Можно было без труда различать любые камни, валуны, "двухэтажные" глыбы и все мельчайшие детали водного потока. Видать, Бог всё-таки не покинул нас и "осветил" наш далёкий путь. Это было просто необходимо, так как впереди нас ждали не игрушки, а уже действительно серьёзные пороги, перед которыми мы ещё изначально предполагали начать делать разведку.

Несмотря на то, что нам не довелось идти под испепеляющим солнцем, погода всё равно была замечательная: дождя нет, ветер лёгкий ласкающий, воздух немного влажный, свежий, бодрящий, в движении совершенно не холодно, в общем, великолепно.

К этому времени я уже более тщательно выполняю лоцманские обязанности, так как нужна строгая ориентация на реке. Не дай бог влететь в Мангутайский без разведки! Хотя..., по своему обыкновению, снова, наверное, пройдём.

И, тем не менее, я слежу за каждым поворотом, каждой вершиной и каждым притоком Утулика, мимо которых мы "едем" на нашем "Крокодиле".
–– Где-то за этим поворотом должен быть он, — произнёс я, натягивая повыше упоры. Может быть этот?
Впереди мы увидели целый каскад камней, заваливших русло. А как нам сообщила последняя группа, которую мы встретили перед порогом "Траверс", ориентиром подхода к порогу "Мангутайский" служит как раз обилие камней на реке перед ним.
— Давай к берегу, — сказал я.
Причаливаем к берегу и снова с непомерным трудом слезаем с катамарана после бесконечно длительного и ужасно мучительного пребывания в дзене (позе, которую могли придумать только в гестапо).

Что-то никакого страшного порога не видать. Пойдём, посмотрим дальше. И вот, еле передвигая своими "костылями", как два калеки, побрели мы по непроходимым хамар-дабанским джунглям. Неужели водники до сих пор не протоптали здесь огромную дорогу во время разведок?! — возмущаюсь я, а сам думаю: "Наверное, это ещё не Мангутайский". Пройдя метров двести, выходим к берегу посмотреть, что там, и ничего, кроме обычной шиверы, не наблюдаем.
— Что дальше? — спрашивает Серёга.
–– Назад, — с негодованием оттого, что зря потеряли время, отвечаю я, и быстрыми шагами возвращаюсь обратно к катамарану. В очередной раз садимся в наш "любимый" дзен и плывём дальше. С полным равнодушием проходим смутивший нас порог и внимательно наблюдаем за появлением новой груды огромных камней. Метров через триста после порога мы опять увидели, что русло впереди обильно "обставлено" каменными глыбами, за которыми река резко "падает" вниз. Теперь уже никаких сомнений, это порог "Мангутайский".

"Ну что, пристаём?" – спрашивает Серёга. А я по привычке прохождения препятствий без разведки пытаюсь быстро осмотреть порог и оценить возможность его прохождения с ходу. Однако ничего такого, что бы меня устроило, не вижу. "Чалимся, быстрей! Сюда, к левому берегу".
Подходим к берегу почти у самого порога и останавливаемся перед очень большим камнем, за которым расположен целый ряд ещё более огромных камней. Из-за них мы ничего не видим.
"Встань на камень и посмотри," – говорит мне Серёга.
Я забираюсь сначала на камень, перед которым мы остановились, затем перепрыгиваю на другой, а с него на третий, очень большой, поверхность которого представляет собой плоскую площадку площадью примерно пять квадратных метров.

И тут я был буквально ошеломлён. Моему взору предстало удивительное фантастическое зрелище.
Большинство крупных камней, ранее торчащих из воды, скрылись под белой крутящейся массой глобальных размеров, молниеносно несущейся с оглушающим рёвом. Ярко выраженных сливов и валов, как в обычную воду, наблюдать не приходится. Их всех смело сокрушающим водным потоком, который, налетая со страшной силой на камни, разбивается об них и превращается в сплошное белое месиво, а, обрушиваясь с крупных валунов, создаёт такую гигантскую "стиральную машину", которая в состоянии "выстирать" даже огромный плот. Большие, пульсирующие, водяные бугры – вот общая картина основной части порога. Вода как будто кипит в титаническом котле.
"И через всё это мы собираемся пройти?!" – думаю про себя я.
Да-а... Хотел бы я посмотреть на физиономии участников тех четырёх групп, которых мы обогнали, когда они увидят порог "Мангутайский" (если вода, конечно, к тому времени не спадёт). И что же будет с теми "кадрами", что умудрились кильнуться на плоту в пороге, который по сравнению с Мангутайским ничего собой не представляет, если осмелятся по нему пройти. Хотя, наверняка обнесут.

Ну ладно, они уж как-нибудь решат свои проблемы, а мне надо подумать о том, как мы проскочим через эту водяную молотильню. Вижу, что если войдём в порог слева, то дальше наш путь будет перекрыт камнями и наваленными между ними брёвнами. Однозначно не проход. Справа же есть небольшой вход, потом надо взять левее, затем уйти вправо, ну и т. д. Всё ясно, заходим справа, а там разберёмся (как обычно). Однако, чтобы попасть в правый проход, нам необходимо отнести судно на несколько десятков метров обратно вверх по реке. Сделав это, мы садимся на наш маленький катамаранчик (после просмотра размеров бочек Мангутайского порога только так его и можно назвать) и в полной решимости ворваться в поджидающую нас пучину отталкиваемся от берега.

"Ну, пронеси Господи!" – сказал я, после чего мы выгребаем изо всех сил к правому берегу. Но скорость потока настолько высока, что мы немного не успели добраться до правого входа, и нас стало прижимать к камню. К тому же, у нас появился шанс, что наш катамаранчик затянет в поток, текущий слева от камня, а это крайне не желательно. Ну вот, ещё в порог не вошли, а уже встряли!

Чтобы выбраться из этого затруднительного положения работаем на полную катушку. Серёга пытается одновременно отталкиваться от камня и грести вперёд. Я же, наверно, замолотил веслом как электродвигатель. В результате нам удаётся подвести судно к нужному потоку, и наш Крокодил стремительно врывается в узкий проход. Следует отметить, что в обычную воду надо здорово повозиться с протаскиванием судна через этот проход, но мы шли по такой большой воде, что Крокодил как стрела пролетает по нему и врезается в первую бочку, где нас захлёстывает с головой ледяной водой (вот и взбодрились!), протыкает её насквозь и несётся дальше. Отходим левее, несясь по бурлящей, грохочущей воде то взлетая на нашем катамаранчике, то получая очередную порцию холодной воды. Просто потрясающе!

Всего через три секунды после начала отхода влево нам уже необходимо рвать вправо, где через мгновение будет развиваться кульминационная часть прохождения Мангутайского порога. Там нас ждут ещё более серьёзные, более сложные и, конечно же, более интересные "проделки" бурной воды. Подлетаем чуть ближе и видим, как под сливом сверхъестественной силы яростно бушует грандиозная бочка, только при виде которой уже дух захватывает. Разогнавшись на сливе до немыслимой скорости, пулей вонзаемся в это захватывающее чудо природы, которое, кажется, может сделать с нашим маленьким катамаранчиком всё, что только пожелает. Нос судна взлетает, и оно как будто встаёт на дыбы. Мы, находясь почти по самую шею в пене, как только можем, цепляемся за плотные слои водного потока, работая вёслами с бешеной скоростью, и всего через секунду наш Крокодил с победой вырывается из бочки.

— Е-А-А!!! Прошли! — воскликнул я. Но Серёга совершенно с безразличным "фэйсом" продолжает упорно смотреть вперёд, где осталась завершающая, уже несложная, часть Мангутайского порога. Делаем ряд манёвров с обходом обливных камней, снова разгоняемся и успешно проходим ещё одну сильную бочку, теперь уже последнюю.
— Вот теперь прошли, — говорит Серёга.
— Мы сделали это! Мы прошли его! — разносятся по долине Утулика ликующие возгласы.

Участники похода:

Макс Марков и Сергей Гунич (безумные водники).


Максим Марков
июль 2000 г.