в Иркутске 03:06, Дек. 15:t -14°C

По диким заповедникам Японского моря

30 июля, "Летайте самолетами и сами по себе..."
31 июля, "Преподай отъезжающим в рай инструктаж на санскрите..."

30 июля, "Летайте самолетами и сами по себе..."

Слоган "Летайте самолетами" уже довольно длительное время относится лишь к особо богатеньким из Буратин (да приумножится их число), жителям Рио-де-Бодайбо (кроме самолета туда ходит только одиннадцатый номер) и командированным (казна оплатит). Но на всё бывает исключение. И авиакомпания "Сибирь", внедряясь на Дальний Восток, устроила грандиозную распродажу билетов фактически по цене плацкарты – всего за 2000 рублей. Правда, об этом надо было узнать, после чего отправить шифрограмму в Новосибирск в головной офис авиакомпании и, если Новосибирск даст добро, выкупить билет до 13 июня. Беда пришла нежданно – в шифрограмме были указаны наши послесвадебные фамилии, а обмен паспортов за 10 дней между свадьбой и вылетом – задание трудновыполнимое. Но благодаря доблестным хакерам из Иркутского представительства "Сибири", вскрывших базу данных и изменивших имена диверсантов, путь на Дальний Восток был открыт!

Утро началось со звонка будильника. У нас. У таксиста, мирно храпевшего прямо в машине под окнами нашей квартиры, утро началось со стука в окошка и, вероятно, дикой головной боли. По крайней мере, на лице было написано: "Ой, где я был вчера!". Тем не менее, улицы были еще пустынны и никаких эксцессов по дороге в аэропорт не произошло. В аэропорту по прошествии регистрации, оформления и досмотра багажа мы, мирно попивая купленное в накопителе пиво и почитывая купленные здесь же газеты, размышляли о том, как хорошо, что времена переполненных советских накопителей навсегда канули в прошлое. Как мы ошибались! 2 недели спустя во Владивостокском аэропорту мы не обнаружили не только экзотических напитков и фотоаппаратов для подводного плаванья, но и пива, сока, газет и сидячих мест. Зато всюду были расклеены плакаты, сулящие жуткие кары за хотя бы попытку извлечения фотоаппарата. В Иркутске же мы легко сняли даже нашу посадку в самолет...

4 часа спустя, пробившись сквозь плотный слой облачности (какие уж тут виды океана!), самолет совершил посадку в аэропорту города Владивостока. Температура за бортом составляла +16 градусов, так что на меня, в Иркутске утверждавшего, что здесь ниже 20 не бывает даже ночью, бросались косые взгляды. Зато встречи были теплыми! Сходу мы увидели Андрея Земскова, который тут же стал делиться всеми новостями за последние 2 года. Вслед за Андреем к нам подоспел и Сергей Грозецкий, на явочной квартире которого мы собирались провести эту ночь во Владике.

Дорога из Артема, где находится аэропорт, до самого Владивостока представлялась несколько затерянной в пространстве и времени – через каждые 10 км сообщалось, что "Пиво Пит по-прежнему официальный спонсор нового года". После этого следовало заключенное в треугольник изображение бегущих куда-то (от чего-то) детей. Довершал триптих знак "Крематорий 2". Неужели дальневосточникам одного мало? Сложную топографию района (впоследствии мы ее ощутили собственными ногами) демонстрировала вывеска, утверждающая, что до Угольной 4 километра. Спустя десяток километров, мы снова увидели аналогичную надпись. Пришлось сделать вывод, что Угольная является Дальневосточным воплощением Икстлана, к которому можно идти всю свою жизнь, но так и не достигнуть.

Зато явочной квартиры, где проживает Сергей, Таня и их сын Денис, мы достигли уже довольно скоро. Завалили комнату рюкзаками, немного перекусили и отправились на поиски приключений. Первым делом надо было передать одному из наших дальневосточных агентов пакет с секретными материалами, записанными на пару десятков аудиокассет. В момент передачи опытный спинной мозг разведчика почуял неладное. Слежка! Обернувшись, я увидел знакомое лицо. Не этот ли человек 10 дней назад снимал нашу свадьбу? Конечно же! Виктор! Одновременно с нами полетел на Дальний Восток, одновременно оказался и на набережной возле Океанариума. В Океанариуме за 2 года, прошедшие с предыдущего моего визита сюда, сменилось целое поколение рыб. Лишь осетры, как и прежде, гордо проплывали в огромном аквариуме в центре зала. Среди главных новшеств можно отметить двух хищно скалящихся на посетителей крокодилов. Надписи строго-настрого предупреждали: "Не подходите близко! Не кормите зверей!" Собой что ли?

В Океанариуме встретили еще 2 героев осуществленной 2 года назад операции – Макса и Наташку. Макс тут же стал демонстрировать главные местные достопримечательности. Первой из них стало кафе "Пустота". Никакой рекламы, даже вывески. Никаких материальных зацепок для взгляда, нюха или осязания – лишь чистая информация, распространяющаяся из уст в уста – "сюда стоит заглянуть". Однако личной силы и личных средств (кафе очень дорогое) видимо было недостаточно, чтобы решиться переступить порог "Пустоты". Не помог даже по слухам находящийся внутри портрет че Гевары. Второй достопримечательностью стали дворы контрастов – супер-евро-отделанные офисы и стоящие возле дверей сверкающие Джипы, находящиеся в 10-15 метрах от самых грязных общественных туалетов Владивостока. В одном из дворов данная картина довершалась высящимся небоскребом здания Краевой Администрации. Третьей достопримечательностью, вероятно, оказался первый увиденный на Дальнем Востоке "Жигуль". Сплошь иномарки – в основном, конечно, японки. "Сколько здесь стоят машины?" – спросил я во время путешествия у Тани. – "По разному. Сейчас, после введения новых пошлин, сильно подорожали. Ну вот "Мерседес", например (почему сделанный в Европе "Мерседес" я так и не понял), можно купить за 420" – "Тысяч?" – "Нет, долларов. 80-года, но на ходу".

Вечер завершился пивопитием с жутко вкусными копчеными кальмарами и тщательной разработкой плана прохождения Морского Заповедника. Теперь можно открыть тайну – именно прохождение Морского Заповедника должно было стать нашей миссией на первую неделю августа. Морской Заповедник – одно из красивейших мест Дальнего Востока, да и, без преувеличения, всей страны – именно в бухтах заповедника сняты открытки со знаменитыми могильными соснами, склоняющимися над лазурной водой, и уходящими вдаль скалистыми островками-кёкурами. Однако получить разрешение на вход в заповедник даже за деньги не представлялось возможным. Так что любая встреча с егерем грозила выдворением с территории заповедника, а также другими неприятностями вплоть до конфискации ласт, масок и трубок. "Мы их не обидим – поглядим и выйдем" здесь могло не сработать. Положение осложнялось вероятным приездом на отдых в заповедник в первой декаде августа Владимира Владимировича Путина.

Заповедник можно проходить с севера и юга. До северной части был известен длинный, но детерминированный способ добраться. Самые красивые места на севере – Кёкуры Бакланьи. Южная часть, особенно бухта Теляковского – наверное еще более прекрасна. Однако дорога до нее крайне неопределённа – нельзя было даже сказать, можно ли туда добраться на каком-то общественном транспорте. Так что после длительных дискуссий личный состав, то есть мы с Леной, Антон с Катей и Таня, решили двигаться по карте вниз – докуда хватит сил.

Серега нам, к сожалению, помочь не мог – у него была срочная работа: вешать новый герб на то самое здание Краевой Администрации. Событие крайне ответственное – на действо были приглашены журналисты всех центральных телеканалов. Сергей стал героем дня, раздавал интервью направо и налево. А однажды стал даже героем ночи. Ни о чем не подозревая, он сел вечером на выступ, где спустя сутки должен был появиться герб. Сидел-посиживал, свесив ноги вниз. В итоге журналист из передачи, специализирующейся по жареным фактам, принял его за самоубийцу, собирающегося к тому же надругательски спрыгнуть вниз прямо со здания Администрации (видимо, в знак протеста против ее политики). Несколько минут спустя срочно подъехала съемочная группа, команда ОМОНа пыталась прорваться в здание Администрации (мы приехали самоубийцу спасать) – в ответ охрана покрутила пальцами у виска и разъяснила ситуацию.


31 июля, "Преподай отъезжающим в рай инструктаж на санскрите..."

Раскаленный июль вероятно скрылся где-то в глубинах первой половины лета. Моросил дождь, сквозь туман не было видно даже окрестных владивостокских сопок. Погода предельно благоприятствовала тайному выполнению миссии. Так что с утра пораньше личный состав отправился закупать продовольствие на ближайшую неделю. Еще с вечера была составлена раскладка. Делалось это примерно так: "Берем 10 банок тушенки!" – "Наверное, 7 хватит!" – "Ладно, 8". Посчитав килограммы, сошлись на 5. Как водится, одну из путешествия привезли обратно.

Рюкзаки действительно выглядели очень солидно – помимо традиционных спальников, палаток, еды и одежды, в них присутствовали несколько комплектов снаряжения для подводного плаванья, а также примус (хоть какое-то смягчающее обстоятельство на случай встречи с егерем – костры не жгли!). Пятеро смелых спустились на остановку и дружно погрузились в 50-ю маршрутку, едущую до автовокзала. Микрик изрядно просел, но выдержал. Водитель также выдержал, хотя зрелище было суровое – 5 торчащих до потолка рюкзаков, напрочь скрывающих от внешнего мира их обладателей. Зато и заплатили всего по 5 рублей – "Что вы, это не багаж, это дамская сумочка!" А на дороге до Уссурийска (именно туда мы направлялись) решили не экономить, так что когда хозяин некоего Крауна предложил нас отвезти туда за 700 рублей, мы сильно не сопротивлялись. Да, автобус, процентов на 30 дешевле, но ехать в нем дольше – не повезет, так и на поезд опоздаем. К тому же в Крауне можно было развалиться на заднем сиденье и отоспаться часок.

Уссурийск знаменит прежде всего своим "Уссурийским бальзамом" и кучей других не менее вкусных настоек. Поскольку успех миссии не в последнюю очередь решает боевой дух ее участников, я сбегал в магазин и принес пару бутылок "Капитанского рома", напитка, волшебные свойства которого были испробованы еще 2 года назад. Что потрясает больше всего, – это мягкость пития. Существуют люди, которые не только водку и горькие настойки, но даже вина практически не пьют. Здесь же попросили добавки, посмаковали и поинтересовались градусом. Оказалось, что 48!

Путь от Уссурийска до пункта назначения, именуемого исконно русским словом "Рязановка" (на самом деле надо просить остановить чуть дальше), лежал на метафизическом паровозе (что-то типа иркутской мотани на Кругобайкалке – одноколейка, остановки по требованию и общий вагон), следующем прямо до Корейской границы. В вагоне начали читать книги. Вслух. Каждый произносил по одной фразе. Получался эдакий презабавный "разговор краями", что-то типа

– Дима, – в моем голосе появились жалобные нотки, – ну скажите на милость, какой может быть демон с водкой и колбасой?

– Молодой, совсем мальчик.

– А Глэдии вы это объяснить не пытались? Возможно, она поняла бы.

– Если подвисает, надо Ctrl-break нажимать. Или Reset. Знаешь, как Евграф Емельяныч говорит – семь бед, один Reset.

– Перерыв, 10 минут! – закричал король, – Всем подкрепиться!


В итоге глотнули пива, скушали по банану (когда теперь новая встреча с ними?) и завалились на полки – кто с книжками, кто без них.

Наступил вечер. Пятерка участников в полумраке и полудожде покинула поезд, перевалила пару перевалов и вышла на берег моря. Вот оно! Наскоро искупавшись (темно, мокро и холодно) поставили палатки и опробовали примус. Ужин получился на славу – его ели и запивали для сугреву "Капитанским ромом" в Антоновской палатке.


  cледующая глава >>>